21 Ноября 2017
$59.27
69.67
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Культура 26.06.2014

Вспоминай же, мой ангел, меня (Фоторепортаж)

Фотограф: LIB.ZNATE.RU, ВЛАДИМИР КРЫЛОВ

К 125-летию со дня рождения Анны Ахматовой

К 125-летию со дня рождения Анны Ахматовой

Не каждому городу великие поэты посвящают свои стихи. Бежецку такое счастье выпало почти век назад, и мало кто из горожан эти стихи хоть однажды не слышал:

Там белые церкви

И звонкий светящийся лед,

Там милого сына цветут

Васильковые очи,

Над городом древним

Алмазные русские ночи,

И серп поднебесный желтее,

Чем липовый мед…

В этом городе, в двух шагах от потока машин на улице Большой, находится и единственная в мире скульптурная композиция гениальной семьи: Николая Гумилева, Анны Ахматовой и их сына Льва. Благодарные потомки оставляют здесь цветы не только в дни их рождений, но и просто по настроению. Лавочка в тени вековых лиственниц возле памятника почти никогда не бывает пуста.

Отпраздновать 125-­летие Анны Ахматовой собрались те, кто любит ее тонкие и проникновенные стихи, над которыми не властно время. В гости к бежечанам приехали поэты Верхневолжья, сотрудники Тверской областной библиотеки имени Горького, любители поэзии из соседних районов, профессора-­ахматоведы из Москвы и Санкт­Петербурга. Юбилейную встречу открыла председатель комитета по делам культуры Тверской области Елена Шевченко. Но много речей не звучало, поскольку всем предстояло отправиться за несколько километров в село Градницы, где находится знаменитый Дом поэтов. Усадебное одноэтажное строение с мезонином еще в середине тридцатых годов аккуратно перевезли сюда из близлежащего Слепнево, родового имения Гумилевых. Полвека в нем находилась школа, а теперь это центр притяжения любителей поэзии. Жена Николая Гумилева Анна Ахматова месяцами жила здесь с 1911 по 1917 годы. В уютном уголке, «дворянском гнезде», прошло раннее детство их сына Льва, будущего ученого, писателя и историка.

У Анны Андреевны было странное отношение к этим местам, которые она не считала «живописными». Да и отношения со свекровью Анной Ивановной выглядели прохладными. Погружаясь в себя, Ахматова порой ходила со «строгим лицом послушницы из монашеского скита». Но именно на бежецкой земле она написала около 60 стихотворений.

В наметках биографической книги «Мои полвека» есть даже такая запись: «Слепнево. Его великое значение в моей жизни». По словам известного тверского литературоведа профессора Вячеслава Воробьева, слепневский период в жизни и творчестве Ахматовой – то же, что и «болдинская осень» для Пушкина.

Когда с шоссе среди полей и перелесков показываются Градницы, то первое, что видишь, это остов старинной пятиглавой Троицкой церкви, где венчались родители Николая Гумилева. На церковных стенах уже выросли березки, но чудо заключается в том, что от полуразрушенного храма, несмотря на всю бедственность картины, до сих пор струится невидимый свет, благотворный для всей округи. В нескольких десятках шагов стоит тот самый усадебный дом Гумилевых, такой теплый, светлый и приветливый. Комната Ахматовой была на втором этаже. И каждый приехавший сюда волен сам домысливать, как она смотрела по утрам в окно, как гуляла по парку, собирая грибы, радовалась новым строкам, которым редко требовались черновики. Они прилетали к ней легко, как будто кто-то дарил их свыше:

Бессмертник сух и розов. Облака

На свежем небе вылеплены грубо.

Единственного в этом парке дуба

Листва еще бесцветна и тонка.

Давно уже заросла дорога к Слепнево, но этот старый дуб там еще стоит. На холме угадывается фундамент усадебной пристройки, и одичавшие яблони могут одарить терпкими плодами. Здесь, в Градницах, сознание не только у меня немного раздваивается. Отсюда хочется на крыльях слетать в Слепнево (всего-то несколько километров) и вернуться на праздник, к дому, который бережет драгоценную для нас память.

Приходи на меня посмотреть

Надо сказать, что такие события никогда не бывают громкими. Но по обычаю гостей встретили хлебом-солью и народными песнями воспитанники Бежецкой музыкальной школы. Большая лужайка перед Домом поэтов была наполнена запахом свежескошенной травы, по которой скакали крупные, привыкшие к покою кузнечики. По окружью этой лужайки следовало прогуляться и купить томик ахматовских стихов, посмотреть, как мастер делает игрушки, отведать блинов и пирожков местных хозяюшек. И запить все квасом.

А на маленькой импровизированной сцене под вековыми елями уже готовились к выступлению артисты народного музыкального ансамбля из Твери «Губерния». Любителей поэзии на этом празднике ждала еще одна радость: церемония специального гашения конверта с изображением скульптурной композиции «Семья Гумилевых». Жаль только, что мы так мало теперь пишем друг другу писем! Послание в таком конверте можно адресовать самому дорогому человеку. Вот где форма перетекает в содержание.

На этом празднике я познакомилась с тверитянкой Зоей Конкиной, для которой Анна Ахматова – любимый поэт. Сюда, в Градницы, она приезжает каждый год, так велит ей сердце. Мы подошли с ней к большой копии знаменитого портрета Ахматовой кисти Натана Альтмана, по случаю торжества картину вынесли на поляну. Глубокие сине-голубые и желтые краски притягивали взор.

– Обратите внимание, – сказала моя собеседница, – как смотрит Анна Андреевна. На нас и в то же время куда-то вдаль. Сразу приходят на ум строки: «Приходи на меня посмотреть. Приходи. Я живая. Мне больно. Этих рук никому не согреть. Эти губы сказали: «Довольно!». И хотя у Ахматовой вы не найдете «мажорных» стихов, которые так угодны были тогда власти, я не считаю ее «печальной» поэтессой. Она бережно дарит нам мелодии своего сердца, и рождается созвучие. С большой любовью все это писалось для нас. Что-что, а боли и в наш век хватает.

А уж на ее век хватило с лихвой. По судьбе прошлись революция и две мировые войны. Грозили сломить и страшные личные драмы: «Муж в могиле, сын в тюрьме. Помолитесь обо мне». Николай Гумилев был расстрелян в 1921 году по обвинению в несуществующем заговоре. Ему было всего 35 лет! По словам одного из тайных осведомителей, поэт «шикарно умер: улыбался, докурил папиросу. Мало кто так умирает».

В начале шестидесятых годов прошлого века имя Ахматовой все еще было под негласным запретом. Учителей-словесников вынуждали говорить о ней как о салонной, манерной по своей сути, поэтессе, хотя она уже получила мировое признание. Это было чудовищно несправедливо не читать детям хотя бы такие ее строки, написанные зимой 1942 года:

Мы знаем, что ныне лежит на весах

И что совершается ныне.

Час мужества пробил на наших часах,

И мужество нас не покинет.

Кроме любовной лирики у Ахматовой есть стихи огромного гражданского звучания, на пределе искренности. Так написать, совершенно не по канонам своего времени, могла только она. Вот как в «Молитве»:

Дай мне горькие годы недуга,

Задыханье, бессонницу, жар,

Отыми и ребенка, и друга,

И таинственный песенный дар –

Так молюсь за твоей литургией

После стольких томительных дней,

Чтобы туча над темной Россией

Стала облаком в славе лучей.

Гуси-лебеди

С заведующей музейно-литературным центром «Дом поэтов» Еленой Полевановой мы стремительно проходим по залам музея (большая экскурсия для гостей еще впереди). Вот автограф Анны Андреевны, вот часть семейного белоснежного гумилевского сервиза, редкие фотографии, книги, шкатулка свекрови Ахматовой, кокетливая шляпка с перчатками той поры. Эти вещи, чудесным образом собранные, живут в своем доме, что очень важно. Я узнаю о каких-то совершенно неизвестных деталях жизни Анны Андреевны в Слепнево. Например, об одном заведенном шуточном супружеском порядке. Когда Николай Гумилев заходил в дом, он кричал жене одно слово: «Гуси!» Если она хотела его видеть, то откликалась из своей комнаты наверху: «Лебеди!» А если не хотела, то в ответ была тишина. Каждый имел возможность остаться наедине с собой.

Елена Полеванова рассказала недавний случай. На экскурсию пришли дети и один мальчик ее спросил: «А есть тут у вас привидения?» Она покачала головой, мол, никто их до сей поры не видел. И тогда другой мальчик поправил друга: «Привидений нет, но тут живет дух поэта». И это сказал ребенок, который учится в третьем классе!

А взрослые просят ее рассказать историю с малиновым вареньем. Вот в ней есть что-то мистическое. Ахматова однажды написала в стихах, что Гумилев не любил на свете три вещи: детские слезы, чай с малиновым вареньем и женские истерики. Получилось так, что на вечер памяти поэта одна женщина принесла пирог именно с малиновым вареньем. И началось необъяснимое: вдруг стала отключаться техника, «испортились» фотоаппараты.

Это милые, увлекательные истории дома, их здесь знают немало. А все потому, что Ахматова и Гумилев поэты такой силы, что мы действительно ощущаем их дух. Даже с небогатыми экспонатами музейное пространство становится живым, ведь за каждой вещью стоят бессмертные стихи. Елена Полеванова призналась, что ощущает свою работу как счастливую и наполненную таким драгоценным содержанием, что мелочи быта отходят на второй план. Ее мама, Галина Алехина, бессменная хранительница музея, однажды сказала: «За годы я вросла корнями в этот дом, как когда-то Ахматова в тверскую землю». Это благоговение в полной мере передалось дочери. Как и подарок природы: профиль моей собеседницы в чем-то напоминает ахматовский. Ей об этом говорят постоянно.

Анны Андреевны не стало мартовским днем 1966 года. На даче в Комарово под Ленинградом у нее родились строки:

Здесь все меня переживет,

Все, даже ветхие скворешни,

И этот воздух, воздух вешний,

Морской свершивший перелет.

Но далеко от моря, в Градницах, будут вечно праздноваться дни ее рождения. И эти негромкие поэтические встречи нам очень нужны. Однажды она написала: «Будущее бросает свою тень задолго до того, как войти». Поэты, как никто другой, могут прокладывать «мостики» между временами. И подлинность чувств будет цениться всегда.

Татьяна МАРКОВА

                                                                             * * *

Сжала руки под темной вуалью…

«Отчего ты сегодня бледна?» –

Оттого, что я терпкой печалью

Напоила его допьяна.

Как забуду? Он вышел, шатаясь,

Искривился мучительно рот…

Я сбежала, перил не касаясь,

Я бежала за ним до ворот.

Задыхаясь, я крикнула:

«Шутка Все, что было. Уйдешь, я умру».

Улыбнулся спокойно и жутко

И сказал мне: «Не стой на ветру».

Автор: Татьяна МАРКОВА
161

Возврат к списку

В Твери чествовали работников сельского хозяйства
Рачительные хозяева, упорные и терпеливые труженики, наши кормильцы – это все про них. Сегодня в тверском ДК «Пролетарка» чествовали работников сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности.
17.11.201719:48
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость