25 Февраля 2017
$57.48
60.45
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 17.06.2009

Воронов, он же Васин

Неведомыми путями идет порою жизнь человека. В те дни, когда стар и млад надевали военную форму и брали в руки оружие, Николай Воронов снял суконную гимнастерку с кубиками в петлицах, а пистолет вынул из кобуры и поглубже запрятал в карман гражданских брюк. Почему так? Да потому, что в июле 1941 года он стал уже не Вороновым, а Васиным, не оперативным уполномоченным органов НКВД, a продавцом ларька в Осташкове.
По распоряжению калининских областных органов и руководства НКВД группа сотрудников под командованием Воронова должна была неприметно осесть в Осташкове до особых указаний.

Неведомыми путями идет порою жизнь человека. В те дни, когда стар и млад надевали военную форму и брали в руки оружие, Николай Воронов снял суконную гимнастерку с кубиками в петлицах, а пистолет вынул из кобуры и поглубже запрятал в карман гражданских брюк. Почему так? Да потому, что в июле 1941 года он стал уже не Вороновым, а Васиным, не оперативным уполномоченным органов НКВД, a продавцом ларька в Осташкове.
По распоряжению калининских областных органов и руководства НКВД группа сотрудников под командованием Воронова должна была неприметно осесть в Осташкове до особых указаний.
Воронов обосновался здесь под видом эвакуированного из Ленинградской области. Дескать, эшелон в пути разбомбили, и вот он, в чем был, вынужден искать пристанище в незнакомом городе. Это была версия для хозяйки небольшого домика, где Воронов снял комнату, и для соседей. На случай прихода фашистов была у него еще одна легенда. Она подтверждалась справкой, свидетельствовавшей о том, что гражданин Васин отбыл срок заключения и только что освободился. Тюремная справка в определенный момент должна была стать охранной грамотой. А пока что она лежала за подкладкой пиджака.
Тем временем «Васин» устроился на работу в ларек и бойко торговал пивом, папиросами, леденцами.
В сентябре на дверях ларька появился увесистый замок. Воронов в составе небольшого партизанского отряда под командованием Гусина ушел в лес.
Это было в Пеновском районе. Край глухой, дорог тут мало. Вскоре отряд разделился. Перед группой Воронова была поставлена задача наносить врагу урон везде и любыми средствами.
К первой боевой операции готовились тщательно. Ночью, ползком, обойдя охрану, заложили под опору моста на одной из дорог толовую шашку. Немцы, охранявшие мост, находились недалеко в землянке и ничего не заметили. Группа залегла в ожидании вражеских автомашин. Час проходил за часом, кругом тишина. Пошел холодный осенний дождь. Одежда промокла, холод пробирал до костей. Наступил рассвет. И все-таки дождались: где-то вдали заурчал грузовик. Вскоре он появился на дороге. Подняв воротники шинелей, в кузове сидели несколько фашистов. Теперь только бы не просчитаться…
Он не просчитался, замкнул взрыватель в тот момент, когда грузовик въехал на середину моста. Мост рухнул.
Выскочивших из землянки партизаны закидали гранатами и скрылись в лесу.
Первая удача окрылила. Дальше решили продвигаться вдоль дорог. Взорвали еще один мост на большаке Опочка – Скоково, подорвали грузовик с десятком фашистов. Рассеян и наполовину уничтожен небольшой отряд гитлеровцев, пешим порядком шествовавший в деревню на грабеж.
Здесь за группой была направлена погоня. Пришлось уйти дальше от дороги.
Скрываться в лесу становилось все сложнее. Листва опала с деревьев, только в густых ельниках даже днем держались сумерки. Но отсюда было легче наносить удары по врагу.
Не раз немцы устремлялись за смельчаками в погоню. Развернувшись цепью,  начинали прочесывать лес, но углубляться в чащу не решались. Они не знали, что в отряде только четыре бойца. Постреляв для порядка, каратели спешили к просекам.
Ранний приход зимы изменил планы группы Воронова. Решили перебраться в знакомый Пустошкинский район. Идти предстояло далеко, к тому же то и дело приходилось менять маршрут в зависимости от обстановки. Однажды встретили отряд, который оказался подразделением Красной Армии. Попав в первые дни войны в окружение, он теперь пробивался к своим. Здесь истребительной группе удалось пополнить боезапас. И снова под ногами глухие лесные тропы.
В одну из ночей, когда группа расположилась на ночлег в небольшом селе, нагрянули каратели. Автоматные и пулеметные очереди  били в окна и двери. Партизаны ответили огнем и, кое-как выбравшись из дома, стали отходить к лесу. И тут словно чем-то тяжелым ударило Воронова в спину. Он упал, но тотчас поднялся. Как потом выяснилось, пуля прошла между ребер и вышла сбоку. А еще через несколько мгновений его ранило в руку.
«Неужели не выдержу, не добегу до леса?» – подумал Николай и тут же увидел, как рядом, словно подкошенный, рухнул Моденов. Воронов бросился к нему. Вдвоем с товарищем они подхватили его  и потащили к лесной опушке. Погоня шла по пятам, светлячки трассирующих очередей прорезали лес, с визгом лопались, задевая ветки, разрывные пули. И все-таки нашим удалось уйти в сторону болота, поросшего камышом. Ломая крепкие стебли, они пробирались сквозь сплошные черные в ночи заросли. Мороз уже схватил топь. Остановились. Дальше идти не было сил. Заняв оборону, приготовились дать последний бой. Но каратели не сунулись дальше. Потоптались по краю болота, постреляли, попытались зажечь камыш.
Кажется, это была самая длинная ночь в их жизни. На рассвете умер Моденов. Бинтов не было. Шарфом, как можно туже, замотали Воронову грудь, оторвав кусок рубахи, кое-как перевязали руку. Ножом разбивая смерзшиеся комья, вырыли для друга неглубокую могилy. Молча постояли над еле приметным холмиком. Выбравшись из болота, встретили на дороге какого-то человека. Стали спрашивать его о фашистах, а он вроде дурачка – промычал что-то, попросил курить. Потом свернул с дороги, и они молча свернули за ним. Тут же раздался резкий свист, и откуда-то из-за деревьев появились люди. Это были партизаны.
Как оказалось, встреча не была случайной. Партизаны слышали звуки ночного боя и выслали на дороги и просеки своих дозорных. В отряде (им командовал колхозник Куренков) Воронов и Гранков задержались на несколько дней. Раны Воронова оказались неопасными, их промыли марганцовкой – других медикаментов в отряде не было – и перевязали свежими бинтами. Бойцы отоспались в теплой землянке. Можно было идти дальше. Но командир попросил их задержаться. Отряд готовился к проведению крупной операции, и два опытных бойца были для него не лишними.
Ночью отряд внезапно напал на лесопильный завод, где в бараках разместился гарнизон гитлеровцев. Гарнизон перебили, но в лес не ушли, а устроили засаду. Дальнейшие события развивались так, как предполагали партизаны. Фашисты не замедлили выслать крупный карательный отряд. Его издалека встретили и, отстреливаясь, отступили. Обрадованные легкой победой, каратели устроили попойку. Когда они, напившись шнапса, уснули, из леса со всех сторон ударили по ним партизаны. Начался пожар – на лесопильном заводе есть чему гореть. Немногим врагам удалось скрыться.
Отсюда Воронов и Гранков с тяжелой ношей со взрывчаткой двинулись своим путем.
Однажды ночью случилась беда. Они напоролись на гитлеровскую засаду, попали под беспощадный огонь и, отходя, потеряли друг друга. В одиночку действовать стало практически невозможно.
Вконец измученный голодом, в одной из деревень Воронов постучался в крайнюю избу. Дверь открыл немецкий офицер. Поигрывая пистолетом, он стоял на крыльце. И тут у Николая мелькнула мысль: «Справка, та самая, тюремная справка, с которой ехал в Осташков, может, она выручит?» Офицер ввел его в дом, тщательно разгладив истертую на сгибах бумагу, подвинул к себе поближе керосиновую лампу и прочел ее. Справка ему понравилась.
Воронова оставили ночевать в доме, более того, его накормили.  Утром он продолжил свой путь.
А вот от другого фашиста спустя несколько дней Воронов уйти не сумел. К этому времени он уже совершенно выбился из сил. Офицер посмотрел на него и махнул рукой. Стоило ли возиться? Тотчас солдат пихнул Воронова прикладом в спину и толкнул за порог. По деревенской улице в это время гнали военнопленных. В их колонну его и затолкали.
В Старице, в здании краеведческого музея, был лагерь военнопленных. Здесь оставляли только тех, кто  не мог передвигаться и умирал. Умирал и Воронов.
Но фашистов уже гнали от Москвы. Был освобожден Калинин. Ранним утром 1 января 1942 года двери здания широко распахнулись. На пороге стоял солдат в белом полушубке и шапке-ушанке со звездой: «Здорово, братцы! Кто тут живой?»
После госпиталя Николай вернулся к своей работе. Службу закончил старшим оперуполномоченным отдела уголовного розыска УВД.
За участие в партизанской борьбе был награжден орденом Красной Звезды. Ныне подполковника милиции Николая Михайловича Воронова уже нет в живых, но коллектив чтит память об этом замечательном человеке.

Автор: Виталий СКРЯБИН
40

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

Пожар в Детской областной клинической больнице в Твери обошелся без жертв
Возгорание произошло в первом часу ночи, 24 февраля. Огнем занялась кровля детской областной больницы, что на улице Степана Разина в столице Верхневолжья. Слава Богу, никто из детей и персонала не пострадал.
24.02.201713:34
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию