09 Декабря 2016
$63.39
68.25
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Летопись17.06.2014

Рожденный побеждать

Фотограф: CSKA-TV.RU

Юрий Нырков – единственный в мире футболист, дослужившийся до генеральского звания

Юрий Нырков – единственный в мире футболист, дослужившийся до генеральского звания

Он родился в Вышнем Волочке 29 июня 1924 года. Когда мальчику было четыре года, семья переехала под Самару, а потом обосновалась в ближнем Подмосковье, где отец Юрия работал прорабом на строительстве Софринского артиллерийского полигона.

Всерьез увлекшись футболом, Юра вошел в состав детской команды, соз­данной при стадионе «Динамо», и даже участвовал в 1936 году в первом международном матче против испанских мальчишек, эвакуированных в СССР по причине военных событий в их стране. Первой наградой мальчика стали карманные часы с памятной гравировкой, которые нарком финансов Влас Чубарь вручил каждому футболисту из команды победителей-москвичей. До войны Юрий успел поиграть за столичную команду «Крылья Советов».

Берлин Брал

30 июня 1941 года, на следующий день после своего 17-летия, нашего земляка отправили на строительство оборонительных сооружений под Вязьму, потом под Брянск, под Тулу и, наконец, на реку Суру в Пензенскую область. В 1942-м его призвали в армию и послали на учебу в Тамбовское артиллерийское техническое училище. Находясь в карауле, Юрий отморозил почки, что потом неоднократно давало о себе знать. После лечения в госпитале он сумел вернуться на свой курс.

В мае следующего года наш земляк в звании младшего лейтенанта получил назначение в полк самоходной артиллерии. Он формировался в подмосковной Ивантеевке, откуда прибыл на Калининский фронт. Сначала Юрий командовал взводом, подвозившим боеприпасы частям, шедшим в наступление. О своей судьбе самоходчика он вспоминал: «На тот момент это был новый вид военной техники. Специальных подразделений создано не было. Экипажи самоходок добавляли к имеющимся воинским соединениям и бросали в самое пекло. А технические неудобства налицо: и башня не вращается, и люки такие малые — случись что, быстро покинуть машину невозможно». В дальнейшем Юрию довелось участвовать в Корсунь-Шевченковской операции в Прикарпатье, в освобождении Польши, а в январе 1945-го он в составе полка захватывал и удерживал плацдарм на Одере в районе Кюстрина. Пару раз чудом остался жив, покидая горящую самоходку, получил две тяжелые контузии. Войну старший лейтенант Нырков закончил 11 мая в центре Берлина.

Они любили футбол

После окончания войны служба Юрия протекала на территории Германии. Он продолжал играть в футбол, и его команда даже выиграла первенство дивизии, корпуса и армии, а затем – Кубок Группы советских оккупационных войск в Германии. Когда с товарищескими матчами сюда прилетела команда ЦДКА, после одной из игр Анатолий Тарасов предложил Ныркову перейти в столичный клуб. Сначала он выступал за дублирующий состав, с которым занял первое место во всесоюзном первенстве, а в сезоне 1948 года стал игроком основного состава.

Вместе с командой ЦДКА наш земляк выиграл три чемпионата и два Кубка СССР. Известный армейский нападающий Виктор Ворошилов вспоминал: «Мне дано понять Ныркова больше, чем кому-либо еще. Оба мы поздно попали в команды мастеров, у обоих на спортивную карьеру повлияла война. Я с 14 лет работал токарем на авиазаводе, Юрий — с 16 лет на фронте. Потому мы с ним и держались изо всех сил за основной состав своих команд. Мы любили не себя в футболе, а футбол. В то время защитников в команде было, как правило, трое. Так что оборонялись не числом, а умением. К защитникам ЦДСА это относилось в наибольшей мере. Юрий играл на левом фланге, но всегда с успехом страховал и центрального, и даже правого. Таких защитников-универсалов сейчас не вижу. И тогда их были единицы. Ныркова я назову самым стабильным защитником того времени. Он был грамотным, техничным, великолепно играл головой. Отлично видел поле, умел быстрым и точным пасом начать результативную атаку».

Сам Юрий Александрович так рассказывал о великом тренере Борисе Аркадьеве: «Мы все были вместе. Борис Андреич — он человек интеллигентный, культурный — все понимал прекрасно, и установки у него были минут на двадцать. Полчаса — максимум. Разбор прошедшей игры — пятнадцать минут. Потрясающий дар предвидения. Он тогда в ЦДКА сделал «двойной центр»: Бобёр – Федотов. Аркадьев все про каждого знал!»

Об извечном споре болельщиков, кто был гениальнее – Всеволод Бобров или Григорий Федотов, Нырков, игравший с обоими, говорил так: «Я Всеволода выше не считаю. В хоккее он, конечно, непревзойденный, но в футболе – только Григорий Иванович. А Всеволод... Вот уходил он из ЦДКА в ВВС к Василию Иосифовичу. Что ж, каждый волен решать свою судьбу, и отношение тогда к Севке не подломилось. Была у него внутренняя причина, чтоб уйти. Сталин, конечно, роль сыграл. Боброва он обожал… Меня терпеть не мог. В ВВС, во всяком случае, не зазывал. В Группе войск он руководил отдельной командой летчиков, а я ее всю жизнь обыгрывал! За что любить-то?..»

Тайна одного поражения

Карьера нашего земляка складывалась успешно, Юрия избрали вице- капитаном команды, включили в сборную СССР, и он сыграл в ней девять товарищеских матчей. Летом 1952 года в составе национальной команды Нырков принял участие в XV Олимпийских играх в Хельсинки. Ему удалось сыграть на этом турнире три матча. После проигрыша Югославии, с которой у СССР были очень напряженные отношения, армейский клуб, являвшийся основой сборной, расформировали.

Об обстоятельствах того проигрыша известно мало, поэтому мнение Юрия Ныркова представляет большой интерес: «Мне до сих пор в той истории многое представляется неясным. Установку на игру нам почему-то давали отдельно защитникам, отдельно полузащитникам, отдельно нападающим. Для нас это стало неожиданным и во многом сбило с толку. Не совсем удачно определились с составом. Как ни странно это сейчас выглядит, мы впервые в жизни играли на таком прекрасном поле. На предматчевой тренировке мы испытали настоящее удовольствие. Заигрались. И тренеры нас не остановили. К решающей игре полностью восстановиться не удалось… А после с нами поступили вовсе по-хамски: привезя из Хельсинки, бросили в Ленинграде. Я искал своих знакомых в ленинградском Доме офицеров, которые накормили меня и достали мне билет до Москвы. А позже: даже с формальной точки зрения, какое имел право спортивный начальник Н. Романов (гражданский человек) расформировывать армейскую команду ЦДСА? Целое поколение ведущих футболистов ушло из спорта, не доиграв по нескольку лет, передумало заниматься тренерской работой, некоторые более младшие не хотели потом идти играть в армейские клубы. Кто захочет лишний раз испытывать судьбу?»

Юрий вернулся на «малую родину» и выступал в команде города Калинина, игравшей во втором дивизионе, а вскоре переименованной в команду Московского военного округа. Он вспоминал: «Там тоже конкуренция — на моем месте Борис Кузнецов уже был. Значит, ему «подвинуться», да? Стал играть... Год пробыл, а потом разогнали все команды военных округов. Все ликвидировали! Ну, отправился бы я в другую какую армейскую команду – а какая гарантия, что и ее не разгонят? Неопределенность полная была, конечно. Пошел служить. До конца своих дней, как оказалось».

О спорт, ты – жизнь

Осенью 1953 года наш земляк закончил футбольную карьеру и поступил в Академию бронетанковых войск. В 1956 году он окончил ее в звании майора и служил на командных должностях в Управлении кадров Группы советских войск в Германии. Затем его перевели в Москву, он окончил Академию Генерального штаба, занял в ней должность заместителя начальника управления кадров. В 1980-м он получил звание генерал-майора и стал начальником Управления кадров Генерального штаба.

Выйдя в 1989 году в отставку, генерал Нырков работал председателем Федерации футбола России, являясь одновременно и заместителем председателя Федерации футбола СССР. До конца жизни Юрий Александрович был президентом Фонда ветеранов армейского футбола им. Григория Федотова. Среди его наград – три ордена Отечественной войны, ордена Дружбы, Красной Звезды, «За службу Родине в Вооруженных силах СССР» III степени.

Заслуженный мастер спорта, Заслуженный работник физической культуры России Юрий Нырков умер 20 декабря 2005 года. За два месяца до его кончины была создана Ассоциация тверских землячеств, и мы собирались обратиться к Юрию Александ­ровичу с предложением вступить в наши ряды. Не успели…

Вячеслав ВОРОБЬЕВ,

профессор Государственной академии славянской культуры

Автор: Вячеслав ВОРОБЬЕВ
8

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Твери прошел городской молодежный марш-бросок «Москва за нами!»
Несмотря на снег и холодный пронизывающий ветер, они пришли сюда, чтобы отдать дань памяти тем, кто ровно 75 лет назад остановил фашистских оккупантов на подступах к столице нашей Родины и перешел в контрнаступление, изменившее ход Великой Отечественной войны.
07.12.201620:02
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию