24 Июля 2017
$58.93
68.66
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 06.06.2014

Крымский маршрут. Каперанг Елисеев

Фотограф: Дмитрий Ходарев

Рассказывают, когда подводный флот России только зарождался, у Николая II спросили, какое жалованье назначить морякам-подводникам. «Такое, какое запросят, – ответил царь. – Все равно долго его получать не будут». Эта легенда как нельзя лучше отражает всю опасность службы на невиданном в те времена подводном флоте.

Рассказывают, когда подводный флот России только зарождался, у Николая II спросили, какое жалованье назначить морякам-подводникам. «Такое, какое запросят, – ответил царь. – Все равно долго его получать не будут». Эта легенда как нельзя лучше отражает всю опасность службы на невиданном в те времена подводном флоте.

Капитан первого ранга Юрий Сергеевич Елисеев привязан к морским просторам уже почти сорок лет. А родился и вырос будущий офицер-подводник в деревне Головкино Старицкого района сухопутной Калининской области. Крым стал для него второй родиной, а Черное море, которое он за годы нелегкой службы исходил на подводных лодках вдоль и поперек, – его судьбой. С недавних пор каперанг Елисеев стал руководителем отделения Ассоциации тверских землячеств на крымской земле. С этим интересным, полным жизненной энергии человеком корреспонденту «ТЖ» удалось составить обстоятельный и неспешный разговор о морской службе, политике и любви к Родине.

– Юрий Сергеевич, с чего началась для вас флотская жизнь?

– После окончания средней школы я поступил в Ленинградское высшее военно-морское училище подводного плавания имени Ленинского комсомола, которое окончил в 1977 году. С того момента вся жизнь связана с подводным флотом. Приняв присягу в 1972 году, никогда ей не изменял.

Служба на подводных лодках особенная. Там должны служить очень надежные, готовые к риску люди, с крепкой психикой и большими организаторскими способностями, будь ты командир лодки, мичман или простой матрос. И недаром Герой Советского Союза капитан второго ранга Магомед Гаджиев любил говаривать так: на подводной лодке или все погибают, или все побеждают.

Я стал командиром подводной лодки в 28 лет и командовал лодками различных проектов 12 лет – в Феодосии, Севастополе, Балаклаве, Одессе. Черноморские соединения подводных лодок состоят только из дизельных судов. За эти годы было многое. Ходили в походы, погружались на большие глубины, проводили практические стрельбы, в том числе боевыми торпедами. Служба на подлодке оставляет заметный отпечаток в душе человека, становится призванием, и другой службы не представлял для себя. Ушел в запас в 50 лет, но если Родина скажет: «Надо!» – я не буду долго собираться. Надел фуражку – и вперед. Я всегда в строю, и мой «тревожный чемоданчик» еще не разобран.

– Юрий Сергеевич, не скучаете по малой родине – тверской земле?

– Эта земля всегда живет в моем сердце, и, конечно, меня туда тянет. И жена у меня родом из Тверской области, из Селижарова. Вот только дней через десять, когда я туда приезжаю, хочется обратно. Все-таки здесь, в Крыму, живем уже 37 лет.

– Как вы думаете, почему тверской край – сухопутный, далекий от морей – стал родиной многих выдающихся моряков и флотоводцев?

– Мы сейчас стоим около памятника Афанасию Никитину в Феодосии. Почему он отправился в дальние края? Потому что он там не был, а неизведанное тянет. Так и я, тверской парнишка, просто захотел узнать, что такое море. Да еще увидел старшего брата в красивой форме – он тоже морской офицер. Поэтому и поступил в военно-морское училище, и всю дальнейшую жизнь связал с морем.

– Сколько человек было под вашим началом на подводных лодках?

– Число членов экипажа зависит от проекта лодки. Обычно в экипаж дизельной субмарины входят 52 человека, но последние шесть лет я командовал подлодкой-полуавтоматом с экипажем в 28 человек.

– Вы возглавили отделение Ассоциации тверских землячеств, но, помимо этого, у вас есть еще одно направление общественной работы – ведь вы депутат городского совета Феодосии.

– Депутатом городского совета являюсь уже четыре года. Избирался по мажоритарной системе и набрал вчетверо больше голосов, чем кандидат, занявший второе место.

– Отличный результат! Наверное, ваша предвыборная кампания была построена по военному принципу?

– Нет. Несмотря на то, что я военный. Меня хорошо знают здесь и считают порядочным человеком, ни в чем не замешанным. Поэтому проводить кампанию было очень просто.

– Я знаком с вами считанные часы, но уже сложилось впечатление, что ваша главная черта характера – обязательность.

– А иначе просто нельзя.

– Стало ли сложнее исполнять депутатские обязанности в последнее время?

– Моя депутатская деятельность продолжается независимо от той ситуации, которая складывается в Крыму. Я был единственным депутатом, который выступил на сессии горсовета, когда в марте этого года здесь многое было непонятно. Я тогда сказал: вы видите перед собой флотского офицера, который за Россию, на котором российские погоны, ордена и медали. Я знаю, что такое гибель людей, и призвал не доводить дело до крайности. По­этому здесь, в Феодосии, удалось избежать того, что творится на Украине.

– Вам доводилось общаться с украинскими коллегами-моряками? Есть ли сегодня общие точки соприкосновения?

– Этот вопрос гораздо острее стоял в 1991 году, при разделе Черноморского флота. Но антагонизма у нас друг к другу никогда не было. Ведь мы оканчивали одни и те же училища, мы все адекватные люди, особенно те, кто несет боевую службу и соприкасается с оружием. Нас, военных, пытаются столкнуть между собой, а мы до сих пор старались делать все возможное, чтобы славяне друг друга не уничтожали.

– Насколько объективно, по-вашему, освещается сегодня в СМИ ситуация в Крыму?

– Многие средства массовой информации необъективно показывают обстановку в Крыму: дескать, все здесь ходят под дулами автоматов, повсюду стоят блокпосты и тому подобное. Взять вашу делегацию: вы проехали часть Крыма, побывали в Керчи, Феодосии. Разве вы видите здесь военных? Здесь все ответственные люди, и так называемый в западной прессе «агрессивный захват» Крыма привел к гибели лишь двух человек из-за провокации в Симферополе. А «мирные демонст­рации» в Киеве оборачиваются уже тысячами погибших.

– Март, Москва, Кремль. Крым торжественно включается в состав РФ. Как реагировали на эти события жители Феодосии?

– Большая Феодосия – это примерно 120 тысяч человек. У нас была отличная явка на референдум, больше 90 процентов всех, кто имел право голосовать. Из них более 96 процентов были за воссоединение с Россией. По этим цифрам вы можете судить, как феодосийцы восприняли вхождение в нее – и русские, и украинцы, и татары. У нас, у военных моряков, давно есть традиция – произносить тост за Россию. Однако это не означает, что мы испытываем антагонизм к Украине.

– Что бы вы хотели передать тверским землякам?

– Несмотря на то, что мы живем вдали от родины, мы всегда вместе с ней. Поэтому в душе всегда Тверь, в душе всегда Россия. А тверитянам – здоровья, радости, удачи и всего самого хорошего.

Дмитрий ХОДАРЕВ

Автор: Дмитрий Ходарев
128

Возврат к списку

День русской деревни в Ржевском районе прошел весело, громко, вкусно и ярко
Дым из трубы над деревянным домом, милые бабушки, коровы в поле, тихая рыбалка на речке, чистый воздух, трудолюбие и усердие – вот лишь некоторые ответы на вопрос, с чем у вас ассоциируется русская деревня. Их мы получили во второй главный день народного праздника в Есёмово, собравшем более 13 тысяч гостей.
22.07.201723:54
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость