26 Сентября 2017
$57.57
68.56
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 05.06.2009

Если не под Сталинградом, то под Ржевом!

На письменном столе книга Светланы Герасимовой о Великой Отечественной войне «Ржевская бойня. Потерянная победа Жукова». В длинном перечне уже изданных работ о военном Ржеве, Ржевском выступе, Ржевских наступательных операциях Красной Армии военных историков впечатляет сегодня не только содержание, но и их названия: «Ржев – краеугольный камень Восточного фронта», «Ржевская битва. Полвека умолчания», «Ржевская битва. 60 лет осмысления».

На письменном столе книга Светланы Герасимовой о Великой Отечественной войне «Ржевская бойня. Потерянная победа Жукова». В длинном перечне уже изданных работ о военном Ржеве, Ржевском выступе, Ржевских наступательных операциях Красной Армии военных историков впечатляет сегодня не только содержание, но и их названия: «Ржев – краеугольный камень Восточного фронта», «Ржевская битва. Полвека умолчания», «Ржевская битва. 60 лет осмысления».
В этой игре слов и в названиях книг о Ржевско-Вяземско-Сычевских наступательных операциях Красной Армии давно уже потерян исторический смысл, перевернуты и отброшены все нравственно-этические нормы, а город сложной военной судьбы и воинской славы Красной Армии – Ржев – фактически превращен в историческое пугало и некое торжество германской военной силы и духа солдат вермахта. Причем в качестве одного из историко-литературных оправданий столь нехитрого тезиса авторы цитируют столь любимое и почитаемое всеми стихотворение А.Т. Твардовского «Я убит подо Ржевом». При внимательном прочтении можно легко обнаружить историко-литературное противоречие между замыслом поэта и современным прочтением стихотворения.
Обратимся к его истории. Победный 1945 год. В атмосфере всеобщей радости, закономерно вытеснявшей из памяти трагическую суть войны, Твардовский записал первые строки не совсем еще ясного ему поэтического повествования о том, что могло произойти с ним в 1942 году. Но не произошло. Или произошло, но не с ним, а с кем-то другим. А если точнее, с сотнями тысяч других участников невиданной в истории кровавой битвы нашего народа за свободу и независимость Родины.
Критика не раз обращала внимание на особое место этого стихотворения в поэзии Великой Отечественной войны. Сам автор, правда, рассматривал свое поэтическое произведение как одно из многочисленных «лирических стихотворений», посвященных «суровой и скорб-ной теме подвига погибших». Оценка более чем скромная. И не совсем точная.
Объективно говоря, стихотворение получилось многоплановым. Здесь каждый найдет строки о войне, близкие и понятные. Балладу о воине, убитом летом 1942 года где-то «подо Ржевом» и зарытом без могилы. Фронтовую агитку – «Боевой листок» с призывом умереть за Советскую родину.
Не стоит, однако, думать, что место гибели солдата «подо Ржевом» достаточно условно и случайно. Оно обусловлено поездкой поэта осенью 1942 года в расположение 20-й армии Западного фронта в район Сычевки или Карманово. Вряд ли Твардовский осознавал тогда причины, по которым редакция фронтовой газеты направила его именно под Ржев.
К этому времени закончилась Ржевско-Сычевская наступательная операция Красной Армии, в ходе которой соединения Калининского фронта ворвались в Ржев, а войска Западного фронта, достигнув рубежа восточнее линии Ржев – Сычевка, Гжатск – Вязьма, перешли там к обороне, готовясь к новой наступательной операции.
«Впечатления этой поездки, – вспоминал позднее поэт, – были за всю войну одними из самых удручающих и горьких до физической боли в сердце. Бои шли тяжелые, потери были очень большие». На 1 сентября 1946 года только на территории Погорельского (Зубцовского) района было учтено 440 брат-ских и индивидуальных могил советских воинов. Почти все они появились в августе 1942 года, и поэт не мог их не видеть.
Конечно, Твардовский был вправе утверждать, что стихи про убитого «подо Ржевом» солдата появились на свет не только от впечатлений, полученных в ходе этой поездки или от встречи в Москве с лейтенантом, прибывшим «из-подо Ржева». Стихотворные строки продиктованы мыслью и чувством, что на протяжении всей войны и в послевоенные годы более всего заполняло душу поэта. Навечно обязательство живых перед павшими за общее дело. Невозможность забвения, незабываемое ощущение как бы себя в них, а их в себе…
Эти мысли и чувства, конечно, присутствуют и в других стихотворениях Твардовского, да и не у него одного.
Нам же важно понять другое: почему буквально через полгода после победоносного окончания войны «неблизкая память» поэта вновь и вновь возвращает его к воспоминаниям о том, что он увидел и прочувствовал «подо Ржевом»? Так название небольшого волжского города превращалось в горький символ Великой Отечественной.
Здесь, пожалуй, уместно будет напомнить, что в послед-ние годы в историографии войны нарастает тенденция сделать Ржев символом бессмысленной гибели многих сотен тысяч воинов Красной Армии, символом военной бездарности большей части советских полководцев и генералов.
Авторы подобных утверждений, говоря словами поэта, написанными в 1944 году, просто запутались, в лучшем смысле этого слова, «в тоске и славе этих дней». Стихотворение Твардовского лишено «похоронных мотивов». Здесь, по образному выражению одного из исследователей творчества поэта, озвучена «исповедь мужества» павших за Родину.
Связь стихотворения Твардовского с реальностью военных лет и прежде всего лета 1942 года несомненна. Однако наиболее характерными для этого стихотворения являются не столько глубокий лиризм автора и «нагота человеческой боли» от сознания того, что со смертью приходит конец всем земным радостям и печалям. Дело в другом.
…Далеко от Ржева, где гибнет юный герой, идет Сталин-градская битва. Как известно, она началась 17 июля 1942 года. 30 июля началась Ржевско-Сычевская наступательная операция. Через месяц части 30-й армии, прорвав вражескую оборону  севернее Ржева, выходят  на ближние подступы к городу.
К этому времени противник уже пробился на северной окраине Сталинграда к Волге. Положение защитников города стало критическим. Для их поддержки советское командование нанесло ряд контрударов по левому флангу 6-й немецкой армии на Среднем Дону.
В этот момент под Ржевом гибнет поэтический герой Твардовского. И все личное и житейское, в том числе и образ матери, лишенной войной даже могилы сына, – все вдруг уходит для убитого в последнее мгновение земной жизни на задний план. В ожидании ответа на один единственно важный для него вопрос: «Наш ли Ржев наконец?»
Вопрос совершенно не-объяснимый, особенно если учесть, что название этого города следует сразу же за упоминанием о Сталинграде.
Далее в тексте стихотворения приводятся названия еще трех городов – Москва, Смоленск и Берлин.
При всей лиричности поэтического героя, повествующего от первого лица о своих переживаниях и раздумьях, реализм суровой правды войны доведен Твардовским в этом стихотворении до предельно символической высоты.
Символично здесь число четверостиший – их 42. Как вечное напоминание о 1942 годе, когда, по словам поэта, вновь «было все на кону». Символичны и названия городов, упоминаемых поэтическим героем. Символика их общеизвестна. Она сложилась еще в годы войны: Москва, Сталинград, Смоленск, Берлин. Включив в этот ряд город Ржев, Твардовский тем самым напомнил современникам нечто такое, о чем официальная советская пропаганда и известные военачальники старались забыть после победы под Сталинградом. Это было закономерно и вполне объяснимо для многих. Но только не для Твардовского. Он так и не смог забыть убитых «подо Ржевом» во имя победы в Сталинграде. 1942 год продолжал тревожить память поэта. Все вроде было понятно и ясно, но боль воспоминаний о цене Победы не отпускала Твардовского и всю первую половину 1946 года, пока окончательно не сложилось полное скорбной силы и огромного духовного накала поэтическое повествование обо всех павших.
Убитый под Ржевом, выступающий в стихотворении как выразитель нравственных переживаний и исторических представлений автора, гибнет в ходе летнего наступления соединений Калининского и Западного фронтов, когда войсками, сражавшимися менее чем в 150 километрах от Москвы, был достигнут достаточно ощутимый оперативно-тактический успех, когда росла уверенность в близком освобождении Ржева. Но более всего на свете воин озабочен не только ответом на вопрос «Наш ли Ржев наконец?» и даже не собственной гибелью. Судьбой Сталинграда! Именно к ним, защитникам Сталинграда, и обращены из вечности его слова, произнесенные от имени всех мертвых бойцов, павших за Родину: «Удержались ли наши //Там, на Среднем Дону?..// Этот месяц был страшен.// Было все на кону». Ему также важно знать, не прорвался ли враг к Волге у Сталинграда. И, не получая ответа от живых, он сам же отвечает на свой вопрос: «Нет, неправда. Задачи той не выиграл враг!»
Впрочем, посмертные рассуждения героя суровы и реалистичны: Ржев не освобожден, Сталинград почти весь занят противником и вполне вероятно отступление Красной Армии до границы Европы с Азией.
И все же поэтический герой Твардовского верит в грядущую Победу над врагом: если не под Сталинградом, то под Ржевом точно:
«Может быть, побратимы, //И Смоленск уже взят?»
И вполне закономерно, что после оптимистического предположения о возможном освобождении вслед за Ржевом Смоленска герой Твардовского вполне допускает выход Красной Армии на границу с Германией и достижение в конечном счете более чем мифической для лета 1942 года военной цели – овладения Берлином.
И в этом контексте наш освобожденный от врага Ржев предстает перед читателем в образе трагического и героического города, который в тяжелом 1942 году вызвал огонь на себя. Ржев стал символом веры всех павших на войне в будущую Победу. Да, есть иные, унизительные для города-воина концепции. Но честь погибших защищает от наветов сама поэзия фронтовика Твардовского. И нет весомее аргумента.

Автор: Николай СОШИН
20

Возврат к списку

Губернатор Игорь Руденя посетил Максатихинский район
Очередная рабочая поездка главы региона была плодотворной. В ней участвовали министр здравоохранения Тверской области Виталий Синода, министр образования Наталья Сенникова, министр строительства и ЖКХ Андрей Волгин, а также представители других ведомств.
22.09.201718:17
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1
Новости из районов
Предложить новость