25 Февраля 2017
$57.48
60.45
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Летопись27.05.2014

Беседы на озерном берегу

Фотограф: LIVEJOURNAL.COM, KENOZERJELIVE.RU

В маленькое бологовское имение приезжали люди, которыми гордилась вся Россия

В маленькое бологовское имение приезжали люди, которыми гордилась вся Россия

Проложенная между Санкт- Петербургом и Москвой Николаевская железная дорога соединила не только две столицы, но и весь цвет науки и искусства. Братья Стругацкие были отнюдь не первыми, кто догадался встречаться в расположенном посередине пути городке и вместе здесь работать.

Еще в 1860-е годы на северо-западном берегу Бологовского озера в деревне Арефино выстроил небольшой усадебный дом историк-славист, публицист и фольклорист Александр Гильфердинг. Тогда ему было немногим больше тридцати, но он уже получил широкую известность как ученый, дип­ломат и общественный деятель. Наша культура обязана ему записью 318 текстов русского былинного эпоса, составивших три тома «Онежских былин». Среди них — сюжеты об Илье Муромце и Добрыне Никитиче, о Святогоре, Вольге и Микуле и многие другие.

В имение, расположенное в озерном крае, приезжали Иван Тургенев и Иван Аксаков, Михаил Семевский и Константин Бестужев-Рюмин. Их, таких разных людей, объединяли глубокие размышления о прошлом и настоящем родины, о ее пути в будущее. По существу, все они были славянофилами, но разнились во взглядах — от «европейца» Тургенева до крайнего в своей русскости Аксакова. К сожалению, отголоски их бесед можно уловить лишь намеками в переписке и публицистике этих выдающихся соотечественников.

Славянский мир един

Гильфердинг скоропостижно скончался летом 1872 года в фольклорной экспедиции под Каргополем: заразился тифом и через пять дней умер в возрасте 40 лет. Это страшное событие потрясло всех, кто его знал.

Пожалуй, наиболее близок к хозяину дома из его гостей был профессор Константин Бестужев-Рюмин. Оба занимались историей, их взгляды на необходимое единство славянского мира, к которому надо двигаться, невзирая на трудности и препятствия, очень сходились. На заседании Петербургского отдела Славянского благотворительного общества Бестужев-Рюмин сделал доклад «Александр Федорович Гильфердинг как историк», текст которого включил затем в сборник своих статей «Биографии и характеристики» (1882).

Константин Николаевич писал: «Мы привыкли жаловаться на то, что у нас вообще мало устойчивости в наших предприятиях, наших действиях, что мы быстро переходим от одного дела к другому, от одной цели к другой. В этих жалобах много правды; тем поучительнее для нас примеры людей, посвятивших всю жизнь свою служению одной цели, проведших через всю жизнь одну идею. Таким человеком был покойный наш председатель А.Ф. Гильфердинг… Идеей, определившей всю деятельность Гильфердинга, было поднятие нашего народного самосознания; но это сознание не ограничивалось для него географическими пределами Русского государства, ни даже этно­графическими гранями русского племени: оно простиралось на весь славянский мир, который являлся ему одним целым, несмотря на разно­образие судеб народов, его составляющих».

Бестужев-Рюмин сам чувствовал и мыслил так же. И с глубокой скорбью говорил о том, что путь его доброго собеседника был прерван в самом начале.

Большому историку – большая карьера

Кто же этот человек, который полюбил тверскую землю и охотно приезжал сюда для бесед с единомышленниками?

Константин Бестужев-Рюмин родился 26 мая 1829 года в имении Кудрешки Нижегородской губернии в старинной дворянской семье. Юношей он поступил в Московский университет. С середины 1850-х годов началась его журналистская деятельность: помощник редактора «Московских ведомостей», издатель собственного журнала «Московское обозрение», сотрудник «Отечественных записок» в 1859—1865 годах.

Среди его первых работ, связанных с русской историей, – рецензии на труды Бориса Чичерина и Сергея Соловьева. Ему, юристу по образованию, были близки идеи этих создателей государственной школы в изучении нашего прошлого. Параллельно он постигал и европейские «дела давно минувших дней», причем весьма своеобразным способом: переводил сочинения зарубежных ученых, в том числе два тома английского историка и социолога Генри Бокля «История цивилизации в Англии».

На протяжении 1860-х годов Константин Николаевич возглавлял отдел русской и славянской истории в «Энциклопедическом словаре» Андрея Краевского. Это сотрудничество приносило стабильность, расширяло эрудицию и круг знакомств. Некоторое время он параллельно являлся редактором «Записок Императорского географического общества», где приобрел новых коллег, имеющих немалый научный и государственный вес.

За заслуги и глубокие знания его пригласили преподавать науку о прошлом в царской семье. Вскоре он был избран членом Археографической комиссии и вступил в Русское историческое общество.

Хотя Бестужев-Рюмин еще не имел даже магистерской степени, ему предложили, с учетом придворного статуса, возглавить кафедру русской истории в Петербургском университете. Можно расценить это и как протежирование царского любимца, но по своим знаниям и способностям Константин Николаевич уже был готов к этой должности. Одновременно его назначили экстраординарным профессором Историко-филологического института.

Глубже копать надо

Взлет карьеры Бестужев-Рюмин не воспринял как манну небесную и принялся интенсивно работать над магистерской диссертацией «О составе русских летописей до конца XIV века». Он первым показал, что «Повесть временных лет» является летописным сводом, составленным в XII столетии, и его источники могут быть определены. Ученый выяснил, что начало начал нужно искать в отдельных сказаниях, погодных (т.е. по годам) записях, списках, редакциях. Вывод оказался очень значимым: летописание на Руси началось не с «Повести», она — обоб­щение более древнего исторического материала, в основном X и XI веков. Кроме того, Бестужев-Рюмин нарисовал широкую картину географии русского летописания, а также впервые предположил, что летописец мог быть политически тенденциозен.

Диссертация стала настоящим событием в отечественной науке, и с этого момента уже никто не сомневался в квалификации и потенциале молодого профессора.

С 1867 года Бестужев-Рюмин стал читать специальные курсы по источникам русской истории и по историо­графии, которые предварялись авторским введением. Его по праву считают основоположником исторического источниковедения. Ученый уделял много внимания вопросу о критериях определения степени достоверности летописных известий и датировке составления записей, одним из первых дал полную классификацию источников, положив в основу их внутреннее содержание и форму.

Особое место на протяжении всей научно-исследовательской и преподавательской деятельности Бестужева-Рюмина занимала историография. Не будет преувеличением сказать, что он первым среди русских ученых сделал ее центральной темой своих изысканий. Причем разрабатывал все три основных вида историографических трудов – изучение общего развития исторической науки, проблемную историографию и персоналии, создавая целые циклы статей.

Главным делом жизни Бестужев-Рюмин (а затем его коллеги и последователи) считал двухтомную «Русскую историю». И в методологическом введении, и в изложении конкретных сюжетов ему удалось избежать категоричности суждений. Автор считал, что история есть изображение развития народа, и писал о составе общества, управлении, суде, верованиях, литературе, материальном состоянии. К сожалению, из-за болезни он не смог закончить третий том.

                                                                                * * *

Если в 1860-е годы Бестужев-Рюмин еще порой спорил со славянофилами (возможно, и в гостях у Гильфердинга на Бологовском озере), то в дальнейшем характеризовал это направление как естественную реакцию на прозападническую обстановку в российской науке и обществе, укоренившуюся еще в XVIII столетии. Он радовался славянофильству как чуду, учитывая, как системно и целенаправленно разрушалось и втаптывалось в грязь «просвещенными слоями» национальное чувство.

Академик-историк скончался 2 января 1897 года. Сегодня о нем пишут все чаще и чаще, справедливо говоря: его работы – фундамент для последующих поколений ученых.

Вячеслав ВОРОБЬЕВ,

профессор Государственной академии славянской культуры

Автор: Вячеслав ВОРОБЬЕВ
24

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

Пожар в Детской областной клинической больнице в Твери обошелся без жертв
Возгорание произошло в первом часу ночи, 24 февраля. Огнем занялась кровля детской областной больницы, что на улице Степана Разина в столице Верхневолжья. Слава Богу, никто из детей и персонала не пострадал.
24.02.201713:34
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию