30 Мая 2017
$56.71
63.37
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
История26.05.2014

Их не звали, но приняли

Фотограф: ГАРФ

Солдаты, оказавшиеся в русском плену, не могли пожаловаться на жестокость и черствость

Солдаты, оказавшиеся в русском плену, не могли пожаловаться на жестокость и черствость

Середина января 1915 года. Война идет уже несколько месяцев. Русская армия одержала первые победы и потерпела первые поражения. Сотни тысяч похоронок пришли с фронта. Кто не встретил смерть в бою и не вернулся домой, оказался в плену. Такая судьба постигла и многих солдат немецкой и австро-венгерской армий.

Первая мировая отличалась от прочих войн тем, что в плен сдавались порой целыми дивизиями. К примеру, в 1914 году во время Галицийской битвы с оружием расстались от 100 до 120 тысяч австрийцев. А в 1915-м, в ходе Карпатского Зимнего сражения, таких солдат и офицеров было 150 тысяч. Пленных отправляли в те районы Российской империи, которые не затронула война. Наша губерния не являлась исключением. В первую очередь незваных гостей принимала Тверь, хотя в стороне не оставались и многие уезды.

Иконы на валюту не меняем

Первыми в январе 1915-го в город прибыли солдаты и офицеры австро-венгерской армии. Их вообще было значительно больше, чем пленных немцев. Всего за годы Первой мировой в России оказались два с лишним миллиона наших противников. И 1 миллион 700 тысяч из них – австрийцы.

Шинели серебристого цвета, кепи на головах. Такими увидел пленных на вокзале корреспондент газеты «Тверская правда». Все они были захвачены под Краковом. Изголодавшиеся, изморенные люди с беспокойно бегающими глазами вызывали скорее жалость, чем озлобление.

В скором времени такие толпы перестали вызывать интерес и у журналистов, и у жителей. Встал другой вопрос: что делать с пленными? Рабочих рук и в городах, и на селе катастрофически не хватало – мужчины сражались на фронте. Нужно было дать военнопленным дело. Тем более что в январе 1915 года выпал большой снег и движение на улицах замерло. Ни пройти пешком, ни проехать в санях. Трамваи остановились. Горожане, среди которых большинство было пожилыми людьми и женщинами, взялись за лопаты. Конечно же, безделье вчерашних врагов не вызывало одобрения. Тем более что кормили их совсем неплохо, практически как российских солдат в действующей армии. Так, в 1915 году на довольствие одного военнопленного выделялось 33 копейки, в 1916-м в связи с инфляцией эту сумму увеличили на 12 копеек. Много это или мало? Ткачи на Тверской мануфактуре зарабатывали в день примерно 50–75 копеек. К тому же у многих пленных деньги и так водились. Они даже пытались скупать предметы русской старины. Узнав об этом, тверской губернатор отправил уездным исправникам и полицмейстеру Твери циркулярное письмо о недопустимости таких сделок.

«Пользуясь полным досугом, – читаем в документе, – и соприкасаясь в общении своем с лицами, мало осведомленными о ценности принадлежащих им предметов искусства и быта отдаленных времен, означенные иностранные подданные с большой легкостью приобретают то, что составляет предмет исканий для лиц и организаций, изучающих исторический уклад нашей родины». Незадачливые «коллекционеры» не смогли скрыть своей «любви к искусству».

Нужно было определить их на работу. Но мешало Положение о военнопленных, подписанное Россией в 1914 году. Оно запрещало применять труд этих людей в оборонной промышленности. Несмотря на это, в скором времени они работали и на промышленных объектах, и в сельском хозяйстве.

Глаз да глаз

Относились к пленным в Тверской губернии по-разному. Среди них были и славяне, в основном чехи и словаки. Конечно, им симпатизировали больше, чем австрийцам или немцам. Но они не всегда отвечали добром на добро. В середине 1915 года тверские газеты сообщали, что из города скрылся полковник австрийских войск Краличек, чех по национальности. В то время его соотечественники располагались в помещении на Волынской улице. Караул за ними был не слишком строгим, тем более что кормиться им приходилось за свой счет. В сопровождении конвойных пленные могли ходить на рынок. Переодевшись в гражданский костюм, Краличек сбежал. Правда, пробыл на свободе всего несколько дней. В скором времени полковника арестовали в Финляндии, которая, напомню, в ту пору входила в состав Российской империи.

И даже вступали в законный брак

Численность военнопленных на тверской земле в феврале 1917 года приближалась к 15 тысячам. Большинству из них нашли занятие. Как утверждает сборник документов «Тверская губерния в годы Первой мировой войны», на железнодорожных работах трудились 4150 непрошеных «гостей», на промышленных предприятиях – 2635. Основанная масса пленных – 6272 человека – поступила в распоряжение земских управ. Свыше тысячи работали в сельском хозяйстве, которому требовалось больше рабочих рук, но были проблемы с охраной.

Так, в Торжке пленные стали открыто, без конвоя, появляться на улицах в гражданской одежде и без специальных знаков. Оказалось, что они работали у крестьянок в окрестностях города и никто их не охранял.

Немецкое командование зачастую распространяло слухи о том, что военнопленные в России живут в жутких условиях, в спецлагерях, не общаясь с местным населением. На самом деле, судя по примеру Тверской губернии, это было не так. Особенно неплохо чувствовали себя те, кто работал на селе. Там они попросту занимали места ушедших на фронт кормильцев. Многие даже создали семьи, сначала незаконные, а после Февральской революции, разрешившей такие браки, и освященные церковью.

Был противник, стал союзник

После октября 1917 года жизнь военнопленных изменилась коренным образом. Новая власть призвала смотреть на них не как на врагов, а как на соратников по борьбе с капиталом. Иностранцев активно агитировали принять российское гражданство и сражаться в Красной Армии. 1 января 1918 года в Твери прошел массовый митинг военнопленных. Приехали даже представители из дальних мест нашей губернии. Митинг состоялся в большом зале Дома народа и начался с исполнения «Интернационала». Звучали речи на немецком, венгерском, польском и русском языках. Говорили о том, что нельзя больше быть игрушкой в руках капиталистов, что с войной пора кончать. Выступил и комиссар труда Тверского Совета Георгий Баклаев, призвавший военнопленных по возвращении на родину всегда помнить русскую революцию.

Хотя и так вряд ли кто-то из пленных сумел забыть эти годы. Почти восемь миллионов солдат Первой мировой побывали в плену, и для каждого это стало тяжелым испытанием. В середине 1918-го из Германии стали возвращаться наши соотечественники. В тверских газетах можно было прочитать: «С вечерним поездом в Тверь прибыла группа солдат из германского плена. Лица у всех бледные, настроение подавленное. По словам одного из пленных, в Германии за ними был строгий надзор и кормили плохо… Горожане относятся к ним сочувствующе. Дают им деньги, угощают папиросами».

Первая мировая война подходила к концу. До начала Второй мировой оставалось чуть больше двух десятилетий…

Андрей УЛЬЯНОВ

Автор: Андрей УЛЬЯНОВ
21

Возврат к списку

В тверском регионе стартовала кампания ЕГЭ-2017
Паспорт, хорошие знания и память – это все, что сегодня взяли с собой выпускники школ региона на экзамен по информатике и ИКТ.
29.05.201721:21
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию