26 Марта 2017
$57.42
61.86
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 27.05.2009

Койко-место в лихой судьбе

Тверской Дом милосердия на улице Коробкова нельзя назвать последней пристанью в жизни здешних обитателей. Предполагается, что все эти люди, попав сюда в самый острый и сложный момент своего существования, через несколько месяцев с минимумом собранных документов будут способны жить самостоятельно или переедут в дома-интернаты. Но функцию «перевалочной базы» этот Дом выполняет сегодня не строго. Именно потому, что в его названии присутствует слово «милосердие». Ведь невозможно эти тяжкие судьбы вписать в определенные временные рамки! Для каждого свои сроки реабилитации.

Тверской Дом милосердия на улице Коробкова нельзя назвать последней пристанью в жизни здешних обитателей. Предполагается, что все эти люди, попав сюда в самый острый и сложный момент своего существования, через несколько месяцев с минимумом собранных документов будут способны жить самостоятельно или переедут в дома-интернаты. Но функцию «перевалочной базы» этот Дом выполняет сегодня не строго. Именно потому, что в его названии присутствует слово «милосердие». Ведь невозможно эти тяжкие судьбы вписать в определенные временные рамки! Для каждого свои сроки реабилитации.
И потом, некоторые так привыкают к этим стенам, что считают их родными.
Взять хотя бы бабу Галю. Ей восемьдесят три, но глаза живые, задорные. Здесь она обитает уже несколько лет. В стационарном отделении ходячих почти нет, так что она на своем костыле считается еще бойкой. Поделилась со мной своей радостью: сын прислал весточку из колонии. Сидеть ему осталось пять лет, в письме решил поддержать свою мать: «Ты, главное, держись, ты у меня сильная! А плохое, оно постепенно уйдет. Потому что на этом свете не может быть постоянно зло, должно быть и хорошее».
А в хорошее человек склонен верить до последнего, даже если он без обеих ног, как Петр, или без обеих ног и пальцев рук, как Михаил. Многие здешние мужики погубили себя в пьянке, от них давно отвернулись близкие, если они еще есть. Получается, что далекие воспоминания – это единственный рай, из которого их нельзя выгнать. Ведь на донышке жизни у каждого, по крайней мере, в это хочется верить, есть нечто святое, непоруганное. Конечно, можно рассказать Михаилу про нашего мужественного земляка, ныне уже покойного, Юрия Николаевича Пушкина, который после тяжелого фронтового ранения тоже остался без рук и ног. Но не просто выжил, а создал семью, работал судьей, водил машину и даже плавал. Правда, любимая его поговорка не всем была понятна: «Жалью моря не переедешь».
Но нет, пожалуй, никакого смысла рассказывать в Доме милосердия об этой судьбе. И не потому, что рассказ не поймут. Наверное, очень больно взращивать в себе такие надежды без поддержки близких, доверяясь теперь только государственной помощи. Ведь если ты не нес любовь в этот мир, как она вернется к тебе?
Между прочим, некоторые еще вполне сохранные обитатели второго этажа, которые живут в гостинице, завидуют своим неходячим собратьям. Тех вкусно кормят на сто с лишним рублей в день. А если ты по состоянию здоровья и возрасту еще можешь работать, то тебе попытаются вложить в руки не «рыбу», а «удочку», то есть направить в центр занятости. А еще обеспечат сухим пайком из минимума продуктов. Раньше выдавали талоны в столовую, но она находилась далековато, и там бомжей, даже подстриженных и отмытых, не жаловали, обвиняли в краже алюминиевых ложек. В конце концов, люди всегда могут приготовить себе сами на плитке, тем более скоро после ремонта откроется пусть небольшая, но обустроенная кухня.
Вполне уверенно здесь могут себя чувствовать пенсионеры. За кадром остается огромный терпеливый труд тех, кто помогает собрать нужные документы, отправляя бесконечные запросы по разным инстанциям. А если еще с памятью у человека не того? В июне произойдет радостное событие у Татьяны – получит она первую свою пенсию. Но еще не так давно ее жизнь была беспросветной: мужа убили, дочь пила, сама она попала в Бурашево с нервным срывом. Можно сказать, Дом милосердия возвратил ее к самой себе.
И еще об одной судьбе: живет здесь бывший участник чеченских событий Юрий. Перенес сполна в 2000 году. Не так давно случился инсульт, но понемногу ходит. Жене своей и дочери оказался совсем не нужен. От их отношений осталась лишь тонкая ниточка, она называется Юрина пенсия. Он почти всю ее отдает семье, а сам возвращается на свою одинокую койку. Да его уж тут все ругают – доходягой стал, сидит на хлебе и чае. Но пока этот человек по-другому не может.
Наверное, если бы у директора Дома милосердия Сергея Кузьмича Бугреева было время и желание, он бы такую книгу о своих подопечных написал – почище горьковской пьесы «На дне», потому что герои его книги опускались на дно и снизу им еще стучали. Этому казенному учреждению повезло – в нем не было чехарды начальников. Сергей Кузьмич возглавляет Дом милосердия со дня его основания, не за горами десятилетний юбилей. Хотя в бытность прежней городской администрации коллективу пришлось пережить большие потрясения. Дом, как мы помним, решительно закрывали. В больницы уже поступил приказ разворачивать койки. А тот, кто поздоровее, должен был оказаться на улице со своими непростыми жизненными обстоятельствами. Но отстояли все-таки Дом. О тех катаклизмах директору теперь напоминают увесистые папки с решениями суда и служебной перепиской, где некоторые документы являют собой пример поразительного человеческого равнодушия.
Открытие отделения социальной реабилитации для тех, кто вышел из колонии и не знает, за что зацепиться, важно не только для них самих, но и для всего общества. Если мы хотим жить в более надежном и спокойном мире, надо на деле бороться с рецидивной преступностью. Сергею Кузьмичу часто звонят начальники исправительных учреждений с просьбой принять еще одного на свободе. Десять лет отсидел, жизнь так изменилась, куда он пойдет? Ни кола, ни двора. А тут не только койка и пригляд, но и беседы с психологом, какой-никакой коллектив, возможность трудоустройства. Человеку надо действительно зацепиться, дать ему шанс, а дальше, если он искренне хочет наладить свою жизнь, все может получиться. Если, конечно, есть здоровье и возраст не преклонный.
Совсем неприкаянных может принять под свое крыло специнтернат в деревне Михайловское Торопецкого района. Здесь не может быть благообразной старости, от которой исходит тихий приветливый свет. Лагерное прошлое, вся эта недобрая, бедовая жизнь накладывают свой отпечаток на здешних обитателей.
Но даже и здесь при желании можно сохранить себя. Рядом великолепная природа – хочешь, ухаживай за животными, посади маленький огород. Всюду жизнь.
Рассказывают, что в одной московской ночлежке в коридоре висит плакат: «В конце концов тебе будет хорошо, а если сейчас не хорошо, то это еще не конец». Такой издевательский плакат просто не может появиться в тверском Доме милосердия. Все эти годы здесь верят в обыкновенное человеческое чудо, когда их подопечные выбираются из глубокой ямы, которую, в большинстве своем сами для себя вырыли. Таких случаев, правда, было немного.
Спросила у директора, что сегодня нужно его учреждению. Он ответил, не раздумывая:
– Вот хорошо бы занять людей вечером. Нет, не общественными работами, а так, для сердца и души. Нужен не массовик-затейник, но кто-то в этом роде. Чтобы нашим не было тоскливо вечерами.

Автор: Татьяна ГЕОРГИЕВА
52

Возврат к списку

Вода идет | Тверской регион готов к прохождению весеннего паводка
Лед на реках Верхневолжья вот-вот тронется. Паводок – дело серьезное, встречать его надо во всеоружии. И, как сообщают в оперативном штабе Главного управления МЧС России по Тверской области, к нему уже готовы и люди, и техника.
24.03.201722:44
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию