28 Июня 2017
$58.88
65.96
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
История19.05.2014

Мы теряли друзей боевых

Фотограф: СЕМЕЙНЫЙ АРХИВ

 

– В январе 1943 года я был призван в ряды Красной армии и получил назначение в Вольское военное училище. Там я познакомился и быстро подружился с Шота Чихладзе.

Правда, учиться нам долго не пришлось: курсантов направили на усиление фронтовых частей. Вместе с Шота мы попали в роту, которой командовал старший лейтенант Буяльский. Роту направили под Курск, где активно велась подготовка к решительному наступлению. Конечно, тогда мы не знали, что битва, в которой нам предстоит участвовать, станет легендарной. Но большое напряжение ощутили сразу. Мы двигались на фронт пешим порядком, по прямой это примерно 650 с лишним километров. Но идти можно было только ночами, чтобы гитлеровцы не увидели переброски частей на фронт. Поэтому за ночь старались пройти как можно больше и к рассвету буквально валились с ног. Когда приблизились к линии фронта, начали рыть окопы, строили блиндажи и укрытия, траншеи и ходы сообщения. Стало понятно, что здесь нам и предстоит боевой экзамен. Хоть мы и вымотались за время перехода и строительства, настроение у всех было приподнятое, все были готовы к прямой встрече с неприятелем. За это время мы еще больше сдружились с Шота. Поддерживали друг друга во время тяжелого перехода, все время были рядом на строительстве оборонных сооружений, в короткие минуты отдыха обсуждали, как будем драться в предстоящих боях, и даже загадывали, что будем делать после войны...

Наконец наступил решительный день. Он неоднократно описан в литературе, запечатлен в военной хронике. И все-таки для каждого участника Курской битвы героические и трагические события тех боев, что шли по всему фронту на земле и в воздухе, памятны по-своему. Мне никогда не забыть, как поднялась в атаку наша рота, вооруженная самозарядными винтовками СВТ с примкнутыми штыками. Мы с Шота бежали в нескольких шагах друг от друга. Внезапно в небе над нами появилось несколько десятков фашистских бомбардировщиков. В кромешном аду от разрывов снарядов, мин, бомб сраженные бойцы падали и застывали на месте. Как в замедленной киносъемке, вижу: друга внезапно ранило в живот, но он продолжает бежать, зажимая руками страшную рваную рану. Атака продолжалась. Мы выполнили поставленную боевую задачу, но дорогой ценой. Потеря друга навсегда осталась шрамом в душе. Ведь бежали рядом, и осколок мог попасть в меня, а не в него, я мог бы не вернуться из боя... Но не вернулся он.

Бои на Курской дуге продолжались. Через несколько дней в очередной атаке был ранен и я. Ранение было тяжелым: двое суток меня не могли привести в сознание. Врачи обнаружили в голове тринадцать осколков, отправили на лечение в Шиханы. И здесь произошла неожиданная встреча: начальником гарнизона оказался отец погибшего друга — полковник Чихладзе. Я рассказал ему, что Шота погиб как герой. Полковник принял самое живое участие в судьбе 18-летнего солдата. Врачи извлекли из моей головы двенадцать осколков. Тринадцатый побоялись – уж очень близко он оказался от жизненно важных участков мозга.

Этот злополучный осколок так и остался на прежнем месте и подчас приносил мне неожиданные неприятности. Так, однажды, вылетая за границу из аэропорта Шереметьево-2, мне два раза пришлось пройти проверку на металлоконтроле. Пока не догадались, в чем дело, и дали справку для беспрепятственного прохода контрольного пункта. Но это было потом, спустя десятилетия.

А после пяти месяцев лечения в госпитале медицинская комиссия решила списать меня с военной службы вчистую. Я сопротивлялся, как мог, и меня все-таки оставили в рядах Красной армии, направив в Калининское военное училище технических войск.

                                                                                ***

Это строки из воспоминаний Владимира Егоршина. В составе воспитанников училища он участвовал в Параде Победы. В этот день парню исполнилось 20 лет.

По окончании училища младшему лейтенанту Егоршину довелось участвовать в первых испытаниях атомного, а затем и водородного оружия в качестве техника-дозиметриста. Уже в звании старшего лейтенанта он участвовал в создании лаборатории дезактивации вооружения и боевой техники, а затем руководил ею. После окончания Военной академии химической защиты Владимир Иванович вернулся в Тверь, где продолжил службу. Из армии на гражданку ушел подполковником и еще 11 лет работал старшим научным сотрудником на химико-биологическом факультете университета.

Подготовила Ольга ИВАНОВА

Автор: Ольга ИВАНОВА
25

Возврат к списку

более 80% выпускников-целевиков тгму возвращаются работать в црб
На сайте регионального Минздрава можно найти множество вакансий врачей. Центральные районные больницы остро нуждаются в кардиологах, неврологах, акушерах-гинекологах, педиатрах и других специалистах.
26.06.201721:16
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2
Новости из районов
Предложить новость