19 Октября 2017
$57.27
67.36
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Экономика 20.05.2009

Сергей АРИСТОВ: Мы перешли Рубикон

Постоянный читатель экономических рубрик, должно быть, обратил внимание на то, как в последнее время меняется тональность публикаций «кризисной» тематики. Прогнозы о сроках выхода из кризиса становятся оптимистичнее. В экспертных оценках акцент смещается на анализ уроков кризиса, а также на моделирование будущей, посткризисной экономики с учетом этих уроков. И это вполне логично: как понедельник начинается с субботы, так и «жизнь после кризиса» закладывается в его разгар. В таком же русле «ТЖ» построила беседу с начальником департамента экономики Тверской области Сергеем АРИСТОВЫМ.

Постоянный читатель экономических рубрик, должно быть, обратил внимание на то, как в последнее время меняется тональность публикаций «кризисной» тематики. Прогнозы о сроках выхода из кризиса становятся оптимистичнее. В экспертных оценках акцент смещается на анализ уроков кризиса, а также на моделирование будущей, посткризисной экономики с учетом этих уроков. И это вполне логично: как понедельник начинается с субботы, так и «жизнь после кризиса» закладывается в его разгар. В таком же русле «ТЖ» построила беседу с начальником департамента экономики Тверской области Сергеем АРИСТОВЫМ.
– Сергей Анатольевич, как можно оценить сегодняшнюю ситуацию в реальном секторе экономики региона? В смысле, просматривается ли уже долгожданный свет в конце тоннеля?
– Ситуация, безусловно, пока кризисная, но сейчас уже можно говорить о начинающемся развороте экономики региона к восстановлению и развитию. Подтверждением тому, пусть и косвенным, служит увеличение промышленного энергопотребления, что свидетельствует о том, что предприятия возобновляют загрузку своих мощностей. Далее, у нас впервые за последние, наверное, полгода число заявленных работодателями вакансий стало увеличиваться: этот показатель за апрель вырос на 15% по сравнению с мартовским. Значит, у предприятий появилась потребность в кадрах. Отмечается также увеличение количества вновь созданных рабочих мест как на производствах, так и в сфере услуг
– Последнее, кстати, очень показательно: многие эксперты сходятся в том, что после кризиса структура обновленной экономики ощутимо изменится именно за счет расширения сектора услуг, а также создания предприятий, производящих принципиально новый продукт. В нашей области наблюдается такая тенденция?
– Замечу, что в нашем регионе структура ВРП существенно менялась в последние пять лет, у нас все это время шли  активные процессы диверсификации экономики. Узкую специализацию, моноразвитие мы изначально сочли неоправданно рискованным вариантом для экономики региона. И в социально-экономической, и в инвестиционной политике сделали ставку не на кластеры, как, к примеру, Ленинградская или Калужская области, а на развитие сравнительно небольших компаний, представляющих самые разные отрасли. Этот подход ощутимо смягчил для нас последствия кризиса, основной удар которого пришелся на машиностроение – одну из ведущих отраслей региональной экономики. С другой стороны, хорошо себя чувствуют производства пищевых продуктов питания, напитков, эта отрасль не только не потеряла в период кризиса, но и приобрела. В таком же состоянии местная химическая промышленность, растет производство кожи и изделий из нее, обуви. Поэтому можно уже точно сказать, что кризис локализован. А значит, мы перешли определенный Рубикон.
И извлекли урок: нам целесообразно и впредь придерживаться выбранной модели развития региональной экономики через создание множества некрупных компаний, особенно в сфере производства товаров народного потребления. Они, как показала жизнь, более конкурентоспособны в условиях кризиса – они более гибкие, мобильные, маневренные. Понятно, что для того, чтобы переоснастить производство и ввести новую линейку продукции, к примеру  Тверского экскаваторного завода, потребуются колоссальные вложения и немалое время. И куда легче и быстрее пройдут эти процессы в «пищевке» или на производстве сайдинга, кафельной плитки. И в силу этого такие предприятия лучше приспосабливаются к условиям нестабильности и придают большую устойчивость экономике региона в целом.
– Понятно, почему именно на них делается ставка. Кстати, помнится, еще несколько лет назад в регионе вынашивались планы создания особой экономической зоны с IT-уклоном, причем именно на базе небольших компаний этого профиля. Может быть, сейчас есть смысл актуализировать этот проект? Тем более что президент Дмитрий Медведев неоднократно подчеркивал необходимость усилить внимание к этой сфере.
– Что касается этой сферы, то ее основная проблема сейчас – даже не кризис, который как раз ее существенно  и не затронул. Слабое звено отечественных IT-компаний – менеджмент. У нас есть прекрасные программисты, аналитики, есть возможность получить замечательное математическое образование. А вот управленцев этой отрасли в Тверской области пока не готовят. И эта проблема находится за рамками кризиса. Но, с другой стороны, сейчас действительно самое время создавать небольшие предприятия этой сферы. Ведь и сегодня многие наши крупные компании без IT-технологий себя уже не мыслят, но в то же время сейчас у них на повестке дня – снижение издержек. И потому  нанимать квалифицированных менеджеров соответствующего профиля для них сейчас непозволительно дорого. Таким образом на рынке освобождается ниша именно для небольших IT-компаний.
– А как обстоит дело с кредитным, банковским сопровождением развития реального сектора?
– У банков сейчас предостаточно денег для кредитования предприятий. Но проблема в том, что банки не могут найти потенциально выгодных клиентов. Потому что предприятия не могут внятно объяснить банкам, каким образом они намерены погашать взятые кредиты. И дело здесь даже не в залоге, точнее, совсем не в нем. А в том, что банки сами понимают, что сегодняшний высокий уровень кредитных ставок (ставка рефинансирования Центробанка – 12% плюс три процента для кредитования предприятий) большинство наших компаний не в состоянии потянуть. С другой стороны, совершенно ясно, что инфляция у нас в реальности превысит ставку рефинансирования, и потому предприниматели готовы на свой страх и риск кредитоваться. Вопрос в том, что производители и банки не могут при этом выработать взаимоприемлемые условия кредитования, найти «золотую середину», устраивающую обе заинтересованные стороны – и в плане размера ставки, и процедуры сделки, и сроков кредита, и т.д. Сейчас с помощью администрации области этот процесс запускается, предприятия стали получать кредиты. Я, например, практически каждый день веду переговоры с банками о кредитовании промышленных компаний.
– Имеются в виду компании, входящие в региональный список приоритетных предприятий?
– Не только. Кстати, далеко не все включенные в этот список компании оказались в проблемной зоне. Здесь речь идет о тех хозяйствующих субъектах, которым мы уделяем пристальное внимание, поскольку они наиболее социально значимы для области. Соответственно у нас есть пакет антикризисных мер, который включает в себя достаточно большое количество мероприятий, направленных на стимулирование спроса,  содействие получению кредитных ресурсов, дополнительных мер, ослабляющих напряженность на рынке труда. Сейчас мы начинаем процесс корректировки разработки и дополнительных мер, направленных на скорейшее восстановление экономики. Остановлюсь подробнее только на некоторых из них.
Мы определили новый порядок выдачи бюджетных гарантий предприятиям. Прежде, для того чтобы получить эти гарантии, предприятию было необходимо поручиться перед областью на сумму предоставляемых гарантий. Понятно, что на таких условиях этот механизм практически не работал. Сейчас мы будем давать гарантию на паритетных с предприятием началах: под половину кредита – областной бюджет, причем без требований залога, под другую половину – сама компания. То есть это будет работать практически аналогично нашему залоговому фонду, с которым работает все больше и больше предприятий. Заявки от компаний рассматриваются на нашем наблюдательном совете оперативно – в течение трех дней. Сейчас три соглашения уже подписано, а дальше, по нашим прогнозам, этот процесс пойдет гораздо активнее, поскольку теперь в него вовлечены не два банка, как изначально, а пять, причем уже готовятся соответствующие соглашения со Сбербанком и Россельхозбанком. К тому же на данный момент мы имеем обкатанную процедуру оформления этих сделок, внятный регламент, выходим на большие объемы кредитования сроком до пяти лет. Кредиты берутся как на пополнение оборотных средств, так и на реализацию инвестиционных проектов.
Мы выиграли конкурс Минэкономразвития, и из федерального бюджета нам передается 57 миллионов рублей на цели поддержки малого предпринимательства. Это и субсидирование кредитных ставок, и пополнение нашего залогового фонда. Это существенно расширяет наши возможности поддержать местный бизнес. Если первоначально наш залоговый фонд составлял 15 миллионов рублей, то с получением федеральных денег мы выйдем примерно на 80 миллионов рублей. Причем надо понимать, что при деятельности залогового фонда мы используем мультипликаторы выдачи его поручительств и таким образом суммарный объем кредитов может достичь полумиллиарда рублей в год.
– Сергей Анатольевич, сейчас на повестке дня у возглавляемого вами департамента  разработка прогноза на 2009 год. Это и в недавние «тучные» и стабильные годы было весьма нелегким делом. А что теперь, в ситуации неопределенности?
– Прогнозирование следующего года – предельно сложная задача. Понятно, что все методы нашего прогнозирования были основаны на тех парадигмах, что лежали в основе нашего экономического развития за последние 10 лет. Сейчас все изменилось – сама парадигма, условия, входные параметры. О первых результатах нашей работы по планированию на следующий год можно будет говорить не ранее июля.
– Вероятно, еще большие трудности с этим испытывают муниципальные образования, перед которыми стоит аналогичная задача.
– У большинства муниципалитетов есть проблема планирования и определения приоритетов. В своем выступлении на недавнем совещании глав муниципальных образований я обращал их внимание на то, что муниципалитетам область выделила большие деньги на развитие малого и среднего предпринимательства. 12 муниципалитетов просто не подали свои заявки, три не подают уже два года. Причем в их числе такие промышленно развитые города и районы, как Ржев, Вышний Волочек, Ржевский район. Только семь муниципалитетов подали больше одной заявки. Самый активный – Конаковский район, подавший четыре заявки. Это очень четкий показатель внимания властей территории к развитию малого бизнеса. Складывается впечатление, что многие муниципалитеты просто не понимают, что это их хлеб –
и дороги, и школы, и больницы, и реальное осуществление полномочий в рамках 131-ФЗ. Это развивающие программы. И мы даем им деньги на очень выгодных условиях – действует льготный порядок и рассмотрения заявок, и выделения средств. Тем не менее в прошлом году у нас было выбрано только 25% от суммы, выделенной на эти цели из областного бюджета. Надеемся на то, что в этом году муниципалитеты все же повернутся лицом к малому бизнесу.
– Должно быть, и самим «малым» предпринимателям следует настойчивее заявлять о себе. Кстати, какие сферы для них сейчас наиболее перспективны? И на какую поддержку от области они могут рассчитывать?
– Выход из кризиса всегда открывает большое количество ниш для развития малого предпринимательства. Это ниши, связанные с импортозамещением. Данные показывают, что расширяются и возможности. Это снижение операционных затрат, арендной платы, это достаточно большой выбор кадров на рынке труда.  Эти предпосылки дают хорошую возможность для развития малого, а значит, гибкого бизнеса.
В свою очередь хотелось бы отметить, что в названии нашей программы по малому предпринимательству именно потому есть слово «развитие», что мы изначально нацеливались на серьезный подъем в этой сфере. Мы помогаем ей обустроить инфраструктуру. Заработал процесс подключения малых предприятий к энерго-, водосетям. Предприниматели пошли за субсидиями по инвесткредитам. Мы вообще увеличили их сумму в три раза по сравнению с прошлым годом. В течение ближайших полутора месяцев запустим процесс субсидирования кредитов для малого и среднего бизнеса. А через  два месяца начнем выдавать и микро-кредиты. Начинаем организацию конкурса по выдаче грантов на открытие собственного дела. Мы сейчас нацеливаемся на то, чтобы как можно больше людей вовлечь в малый бизнес.
В этой связи можно отметить работу деловых информационных центров в районах, где можно получить полную информацию по возникающим вопросам юридического характера, налогового законодательства, проверкам надзирающих органов и – что важно – по существующим формам поддержки предпринимательства. Мы заинтересованы, чтобы эти центры работали качественно, приносили реальные плоды своей деятельности. Поэтому, если вам не предоставили где-то информацию, если у вас есть предложения по усовершенствованию работы, звоните на телефон специальной горячей линии для предпринимателей 8 800 200 01 17.
– Гранты – это сколько?
– До трехсот тысяч рублей.
– А критерии их предоставления?
– Это подпрограмма развития молодежного предпринимательства, поэтому в первую очередь мы собираемся поддерживать молодых людей, выпускников этого года, у которых есть свои бизнес-планы, любопытные идеи. Конечно, мы хотим получить максимальный эффект от вложения грантовых средств. Нам интересны инновации, производственные компании.
– Но какое дело можно открыть на 300 тысяч рублей, не говоря уже о тех 50 с копейками тысячах, которые выдают безработным?
– Идея, которая лежит на поверхности, – это фермерство. Тем более для фермеров предусмотрено субсидирование по межеванию земель, есть другие меры поддержки.
Другой вариант – химчистка. В районах таких услуг сейчас просто нет. Взять один куст, ну хотя бы Нелидово, охватить соседние районы – Жарковский, Западнодвинский, Бельский. Можно развивать бизнес по обслуживанию бытовой техники. Это еще недавно от старой техники избавлялись, а сейчас, когда люди экономят каждую копейку, будут нести ее в ремонт… Таких примеров можно привести еще десятки.
– Сергей Анатольевич, в нашей беседе было перечислено множество действенных мер, предпринимаемых исполнительной властью области для поддержки регионального реального сектора. Но вот вопрос: не возникает ли у части адресатов этих мер соблазна съехать на позиции социального иждивенчества и «под кризис» вытребовать у власти как можно больше преференций?
– Действительно, кризис, как и любая экстремальная ситуация, проявил себя в том числе в роли лакмусовой бумажки. Подавляющее число предприятий в усложнившихся условиях в первую очередь сконцентрировалось на поисках механизмов выхода из пике, реализации комплекса мер, повышающих эффективность, снижающих издержки и в конечном итоге обеспечивающих прибыльность предприятий в условиях экономической нестабильности. В зависимости от их прибыльности мы применяем и применяли к ним те или иные меры поддержки. Если необходимо помочь сохранить рабочие коллективы, помочь им пережить это нестабильное время – у нас есть программа дополнительных мер на рынке труда. Если предприятию в первую очередь требуются кредитные ресурсы, а с остальными вопросами более-менее все в порядке, мы помогаем  в плане переговоров с банками. Если вести речь о стимулировании спроса на продукцию конкретной компании, то мы выступаем на их стороне с ходатайствами, например, у сетевых ритейлеров.
Но есть и другой тип менеджмента – прямо скажем, застойный. Не занимаясь внутренней оптимизацией, собственно снижением затрат, не активизируя работу по освоению новых рынков, взаимодействию с новыми партнерами, владельцы и управленцы ряда предприятий полагаются только на антикризисные меры власти. В таких компаниях и до кризиса имелся целый ряд хронических проблем, а уж теперь их неконкурентоспособность вовсе очевидна.
Наша позиция: мы заинтересованы в том, чтобы предприятия региона работали стабильно. Но, с другой стороны, стабильная работа предприятия – это усилия с трех сторон: усилия собственников, менеджмента и органов государственной и муниципальной власти. Нельзя использовать только государственные меры и, ничего не делая внутри себя, побороть кризисные явления. В контексте сказанного наша стратегия в период кризиса – не сохранение собственников компаний во что бы то ни стало, а сохранение самих предприятий и их коллективов.

Автор: Светлана БАКАРДЖИЕВА
33

Возврат к списку

Есть в Твери уникальный детский сад
Детский сад №100 действительно один такой в областном центре. Его питомцами являются дети с тяжелыми нарушениями зрения.
18.10.201720:08
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости из районов
Предложить новость