24 Января 2017
$59.5
63.94
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Безопасность 22.04.2014

Оценку выставит апрель

Фотограф: АРХИВ УФСКН РОССИИ ПО ТВЕРСКОЙ ОБЛАСТИ

Основная задача антинаркотического месячника – наработать наиболее эффективную методику профилактики и отражения наркоугрозы

Так считает начальник Управления ФСКН России по Тверской области Василий Попенко. Он дал интервью нашей газете.

– Месячник – это большая контрольная работа для всех институтов власти, всех субъектов антинаркотической деятельности в области. Одна из основных задач – показать, как нужно работать в части профилактики злоупотребления наркотическими средствами и психотропными веществами, чтобы затем практиковать это на постоянной основе. Молодежь – основной объект, на который направлено действие месячника, поэтому еще одна важная задача – декриминализация в этой сфере молодежной среды.

– Где сейчас у нас наиболее распространено это зло?

– В Твери, в Калининском районе. Напряженная ситуация – в Вышнем Волочке, в Удомле…

– Наркобизнес идет туда, где есть деньги.

– Да, это взаимосвязано. Наркопреступность запускает свои щупальца туда, где могут заплатить за дозу. А следом обостряется и криминальная ситуация в целом. Наркомания – это социальное явление, и ее надо рассматривать в контексте: сразу растут кражи, грабежи, разбои… Наркоман ни перед чем не остановится, чтобы достать денег на дозу.

– А потом начинаются распад личности, немотивированная агрессия. И зачастую он становится опасен и для других, и для себя самого.

– Мы работаем с молодежными движениями, стараемся выяснить, что же толкает к этому ребят. И приходим к выводу, что прежде всего это отсутствие жизненных интересов. Как они проводят время? Сидят у теле­экрана или за компьютером – и все! Живут в нереальном мире. А содержание телепередач? Многие не несут ничего познавательного – пропаганда легкой жизни, развлечений. Подростки тоже хотят такой жизни, запретный плод хочется попробовать! И им внушают: не бойся, получи удовольствие, тебе за это ничего не будет! Начинают с малого – с банки пива. К сожалению, сегодня приходится говорить уже о детском пивном алкоголизме. Некоторые родители недооценивают его опасность…

– И алкоголизм, и наркомания молодеют…

– Начинают уже лет в 12–13. Но внешне парень в эти годы может быть крупный, крепкий, а в отношении психологии он еще ребенок…

– …И организм еще не сформировался полностью. Мозг, психика еще по-детски уязвимы, привыкание наступает быстро.

– И для передозировки нужно совсем немного, и кто-то может погибнуть от первой же дозы. Впрочем, у наркоманов конец всегда один. И чем раньше они начинают употреблять наркотики, тем скорее он наступает. Детям нужно внимание, с ними надо работать! Ведь как начинается? Думаете, дилер на улице караулит и уговаривает: давай уколись, проглоти таблетку? Нет, это приятель угостил! В компании: кто-то принес, сам принял, другим предложил попробовать. Один наркоман вовлекает 10–15 человек. Об этом должны помнить все родители – контролировать круг общения, cтараться, чтобы подросток был занят интересным делом.

– Скажите, а как сами ребята реагируют на проведение месячника?

– Если даже судить лишь по отзывам в социальных сетях, то большинство одобряют. Считают, что наркоманы бросают тень и на вполне нормальных ребят, посещающих клубы, развлекательные центры… Поддерживают нас и сами владельцы таких клубов.

Это одобрение очень показательно.

Вспомните, еще лет 15–20 назад, услышав про кого-то – наркоман, люди ужасались. А теперь реагируют спокойно – то ли притерпелись, то ли какая-то ложная толерантность. Вот этого не должно быть. Надо добиться, чтобы все осознали, что это очень серьезная проб­лема.

Все мероприятия месячника в первую очередь направлены как раз на это – сформировать отношение к этой социальной беде, достучаться до каждого, включая депутатский корпус, Общественную палату, бизнес-сообщество… И это не компанейщина – в конце месяца работа не закончится. Это наше повседневное дело.

– Муниципальные программы по профилактике наркомании и противодействию незаконному наркообороту принимаются у нас повсеместно. Скажите, Василий Иванович, а где эта работа хорошо поставлена?

– Энтузиасты есть повсюду. Отмечу Кимры – там хороший реабилитационный центр, созданный местным священником отцом Андреем. Мэр города также его поддерживает и привлекает меценатов. Могу привести и другие примеры, но все это будут персоналии. А сейчас надо идти дальше. Нужен комплексный подход. И это еще предстоит нарабатывать.

– Видимо, это одна из программных задач месячника?

– Мы на это надеемся.

– Вы упомянули Кимрский реабилитационный центр – он добивается хорошего эффекта?

– Да. Жаль, что большинство ребят там не тверские – из Московской области. Дело в том, что по методике их нужно вырывать из прежней среды, и потому автоматически предписывается реабилитировать их в другом регионе. Но мы могли бы помещать в этот центр ребят из наших отдаленных районов; Торопец или Осташков от Кимр куда дальше, чем Москва! А центр – тверской, и хотелось бы использовать его на благо наших детей.

– По масштабам нашей области нам нужно порядка четырех таких центров. Узловых…

– И площади для их размещения есть. И места у нас прекрасные! Центры могли бы стать межрегиональными – у нас есть соглашения о сотрудничестве с Ярославской областью, со Смоленской… Но такое решение могут принять лишь на федеральном уровне. А пока наши ребята ездят на лечение и реабилитацию в Московскую область.

– Но это, видимо, дороговато.

– Да, не все родители могут себе это позволить. К тому же не всегда действенна помощь.

– Василий Иванович, каков в среднем процент излеченных?

– Пять-десять процентов могут иметь ремиссию до пяти лет. Дальше мы пока не загадываем. А первый год после реабилитации гораздо больше – до 80 процентов доходит. Однако потом, особенно если человек возвращается в ту же среду, час­то наступает рецидив. Зависит, конечно, и от стажа потребления, и от условий, в которых человек окажется. Например, сможет ли он трудоустроиться? Наркотики оказывают необратимые последствия на мозг. Человек чаще всего становится заторможенным, он уже не способен к высокотехнологичному труду. Поэтому для таких людей необходимы особые программы занятости – чтобы труд был для них посильным и чтобы работодатель получал за их трудоустройство какие-то преференции.

– Муниципальные заказы, налоговые льготы?

– Конечно. Ничего нового в этом нет, все экономически обосновано. И за счет этих льгот работодатель мог бы им платить чуть побольше, чтобы они могли прокормить себя. А то куда они пойдут на селе? В больших городах они тоже никому не нужны.

– И окажутся в конечном счете на скамье подсудимых, но прежде доставят обществу неприятности.

– Конечно, подход должен быть индивидуальным – этих людей нужно дифференцировать по уровню подготовленности, степени ответственности, качеству их работы. И если человек себя плохо проявляет, лишать его поддержки.

– Высказывалось мнение, что в полной мере эффект месячника станет очевиден лишь к концу года. Потому что здесь как по цепной реакции – ребята будут передавать друг другу все, что узнали и поняли за эти апрельские дни. Обсуждать, осознавать масштабы опасности…

– Я тоже так думаю. Мы оценим картину еще далеко не сразу. Еще раз скажу: очень важно понять, что эта работа не заканчивается 30 апреля – она будет продолжаться.

– О спайсах, курительных смесях... Вы хорошо почистили город, сейчас номера телефонов повсюду закрашивают. А тех, кто это малевал, удавалось задержать?

– Обычно это местные подростки. Писали за деньги, фактически зарабатывали на крови. Эти смеси очень опасны – они вызывают и привыкание, и отравления с тяжелыми последствиями. Там ведь неизвестно, какие ингредиенты…

– И передозировки бывали?

– Да, вплоть до летального исхода. Сейчас совместно с УМВД мы создаем рабочую группу – перекрываем каналы поставки спайсов в регион. Очень важно как можно скорее изымать из оборота поступающие в область наркотики, пока они не попали на рынок.

– Вы сейчас и легальный оборот наркотиков проверяете?

– Конечно. Обязательно проводим запланированные проверки – в рамках закона. Только за первую декаду – девять мероприятий. В аптечных учреждениях, в органах здравоохранения. Даже в школьных кабинетах химии – там есть препараты, из которых можно изготовить вещества, дающие определенный эффект… В некоторых школах мы были вынуждены привлечь людей к административной ответственности. И провести разъяс­нительную работу, чтобы они поняли, к чему может привести небрежность.

– За последнее время у вас было много интересных дел…

– Мы изъяли больше героина, чем за три предыдущих года. Пресечено уже порядка 25 крупных каналов поставки наркотиков из московского региона.

– Это был транзит или нар­котики шли целенаправленно к нам?

– К нам! Причем это был высококонцентрированный героин – килограмм такого при выходе на рынок дает уже сорок. Был также перекрыт крупный канал поставки гашиша. Вот недавно из московского региона шла партия героина в 200 килограммов. Мы тесно взаимодействуем с коллегами из Москвы и Санкт-Петербурга – передаем им важную информацию, отдаем на отработку выявленные каналы. Нас ведь не так много на территории области, и мы имеем свою стратегию – бросаем силы на наиболее опасные участки.

– Скажите, в чем сегодня специфика наркопреступности?

– В основном торгуют по­одиночке, небольшими партиями. Большая организованная группа оставляет много следов. Но мы научились быстро выявлять и мелких дилеров.

– Какие наркотики присутствуют сейчас на областном рынке?

– Анализ рынка показывает, что 85 процентов – это потребители марихуаны. 10 процентов предпочитает амфетамины, они к нам идут преимущественно из Санкт-Петербурга. Амфетамины приходят в Тверь небольшими партиями. Мы убираем одну группировку за другой, но раз спрос есть, то ниша заполняется. Свои лаборатории мы успешно позакрывали – было несколько крупных операций…

– Очень удачных! Наша газета о них рассказывала.

– Сейчас все силовики действуют сообща – мы много выявляем, совместно отрабатываем поступающую информацию, решаем, что делать срочно, а где целесообразно выждать.

– Ну а жители области – они подключаются, помогают?

– Да, было много сообщений, одно даже из адвокатской палаты. Это впервые в моей практике, когда адвокат, узнав о преступлении, сообщает в правоохранительные органы.

– А телефон доверия?

– Работает, и очень бойко – и у нас, и в Общественной палате. Процентов 20 этих сообщений подтверждается хотя бы час­тично. А самое главное – граж­дане проявляют активность: звонят, пишут. Особенно много сообщений о надписях на стенах. Наши сотрудники и волонтеры едут, закрашивают.

– Мне кажется, кто-то и сам мог бы взять в руки кисть или просто тряпку. И убрать эту надпись со стены собственного дома.

– Но уже хорошо, что звонят. Значит, им не все равно, и первый шаг уже сделан. Пожалуй, это тоже психологически важный результат месячника.

Беседовала Лидия ГАДЖИЕВА

Автор: Лидия ГАДЖИЕВА
49

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

Игорь Руденя на съезде Единой России сделал акцент на программе развития Нечерноземья
В Москве состоялся XVI отчетно-выборный съезд партии «Единая Россия». Политический форум собрал более трех тысяч участников: членов партии из всех регионов страны, представителей министерств и ведомств, общественных организаций, журналистов.
23.01.201721:11
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию