16 Января 2017
$59.37
63.12
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Журналист месяца13.03.2014

Февраль 2014 года. Водичева Тамара Анатольевна

Цикл публикаций, посвященных 25-летию вывода советских войск из Афганистана

Родилась в 1953 г. Образование – высшее профессиональное (МГУ имени М. В. Ломоносова, факультет журналистики). В 14 лет уже была активным внештатным корреспондентом Вышневолоцкой районной газеты «Ленинец», куда в 1970 году по окончании Фировской средней школы и была приглашена на постоянную работу в должности литературного сотрудника. С 1975 по 1987 год – корреспондент, заведующая отделом сельского хозяйства этой редакции. Затем была переведена в газету «Вышневолоцкая правда». В 1990 – 2004 годах – собственный корреспондент областной газеты «Тверская Жизнь». С 2009 года – главный редактор общественно-политической газеты «Вышневолоцкая правда», которая стала обладателем знака отличия «Золотой фонд прессы -2013». В 2010 году стала победителем конкурса журналистского мастерства «Золотые имена тверские». В 2011 году получила почетный знак «Золотое перо». В 2012 году стала лауреатом Всероссийского профессионального журналистского конкурса. В 2013 году признана «Лучшим журналистом» по итогам года.


Военная профессия пригодилась

Вряд ли можно было в советских, а затем и в российских Вооруженных Силах найти воинское формирование, о котором столь часто упоминалось в 80-х и начале 90-х годов прошлого века. Именно бойцы Витебской дивизии одними из – 26 декабря 1979 года – вошли в Афганистан, а вышли последними — 15 февраля 1989 года. Более 11 тысяч воинов были награждены орденами и медалями, 16 гвардейцев стали Героями Советского Союза, а 907 десантников уже никогда не вернутся из этого похода…

Один из них – наш земляк Андрей Колмаков. Его жизнь оборвалась 2 марта 1980 года. Внезапно. Парень считал дни перед скорым дембелем, ждали его и дома: любимая девушка, родители, сестры. Он был седьмым в семье – надеждой Сергея Михайловича и Александры Степановны на спокойную старость: шесть дочек родились, прежде чем появился на свет он, продолжатель рода.

– Андрей рос хорошим мальчишкой, – вспоминает Надежда Сергеевна, сестра. Она долго собиралась с силами для этого разговора. Откладывала встречу. Не доставала альбом, и фотографии взяла из него те, которые попались первыми – несколько любительских, потерявших от времени четкость изображения… Да, годы делают свое, вот только душевная рана не затягивается. Она болит, и со слезами не справиться все время, пока мы говорим об Андрее. Его гибель трагична для семьи еще и тем, что вслед, друг за другом, ушли в мир иной родители. Пройдя испытания Великой Отечественной войны, фронтовики Сергей Михайлович и Александра Степановна не пережили смерти сына…

А он и на самом деле рос хорошим мальчишкой. Играл на балалайке, гитаре, хорошо пел. Специально не учился – в доме всегда были какие-то музыкальные инструменты, каждый на чем-то немножко играл. После восьмого класса поступил в профтехучилище – решил стать строителем. Брал ли он в руки мастерок? Только на производственной практике. На службу в Вооруженные Силы его призвали 25 апреля 1978 года – спустя пять дней после восемнадцатилетия.

В Витебской дивизии он оказался не случайно. Рослый, красивый, улыбчивый парень, он идеально подходил под эталон воина-десантника. А как шла ему форма!.. Вспоминаю разговор, который вышел года два назад с Сергеем Садиковым на встрече с воинами-интернационалистами. Он подошел, чтобы узнать, есть ли среди приглашенных родственники Андрея Колмакова – парня, которого знал по профучилищу. Вот тогда он и рассказал, как увидел Андрея, сбегающего по лестнице, тот, похоже, приезжал в Вышний Волочек на побывку. – Как я тогда ему завидовал, – рассказывал Сергей. – И решил: в армии буду носить такую же форму!.. В Витебской дивизии Андрей получил военную профессию – сапер. И вряд ли думал, что когда-либо она пригодится ему в жизни. Афганские события к лету 1979 года развивались по сценарию, мало схожему с тем, по которому они пошли дальше. В одной из бумаг, которая долгое время была секретной, а сегодня в свободном доступе в Интернете, говорится в частности: «Для обеспечения охраны и обороны советской авиаэскадрильи на аэродром Баграм направить в ДРА, при согласии афганской стороны, парашютно-десантный батальон в униформе (комбинезоны) под видом авиационного технического состава».

В этом же документе считалось целесообразным направить в Кабул для охраны советского посольства спецотряд КГБ в составе 125–150 человек под видом обслуживающего персонала. До начала осеннего сезона, наверное, главным занятием личного состава батальона были инженерные, фортификационные работы. Аэродром в Баграме в тот момент был в общем-то советской военной базой де-юре. Сюда почти постоянно из Союза прилетали военно-транспортные и прочие самолеты с грузами и не только. Чтобы обезопасить эту базу от возможных нападений, было решено опоясать баграмский аэродром системой окопов и прочих простых земляных сооружений. Вот и пахали в поте лица, изнывая от баграмской жары, наши гвардейцы, роя окопы и проклиная очень жесткую, похожую на цемент землю.

25 декабря 1979 года – отправная точка советско-афганской войны. Пехотные части 40-й армии через Термез и Кушку входят в ДРА в направлении к пакистанской и афганской границам. Советский десант в составе 103-й Витебской дивизии ВДВ и остатков 345-го полка по воздуху посадочным способом десантируется на аэродромах Кабула и Баграма. 27 декабря начались первые бои в Кабуле, Баграме и Тадж-Беке. Пролилась первая кровь, появились первые жертвы.

Надежда Сергеевна не берется утверждать, но, похоже, именно в это время брат написал ей: «Надюха, по-моему, я такую глупость сделал…» Она считает, что Андрей имел в виду согласие на отправку в Афганистан, которое он подписал…

«Извещаю Вас с прискорбием о том, что Ваш сын – сапер, рядовой Колмаков Андрей Сергеевич, 1960 года рождения, призванный 25 апреля 1978 года Вышневолоцким ГВК, верный военной присяге, проявив геройство и мужество, погиб при выполнении боевого задания» – эта бумага на улицу Красных Печатников, где жила семья, пришла в конце апреля, когда уже отгремели оружейные залпы над свежей могилой на кладбище в Теплом. Андрея похоронили там, где отвели место – тогда никто и помыслить не мог, что в ближайшие десять–пятнадцать лет здесь появится целая аллея, аллея Славы, из захоронений вернувшихся домой в цинковых гробах вышневолоцких парней. Сначала – с афганской войны, потом – из Чечни. Андрей Колмаков был первым из них…

Осенью того же года участникам Великой Отечественной войны Сергею Михайловичу и Александре Степановне Колмаковым привезли орденскую книжку сына. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 апреля 1980 года он был награжден орденом Красной Звезды за номером 3716758.

О его солдатском подвиге родственникам известно немного. В составе саперного отделения под сильным ружейно-пулеметным огнем мятежников участвовал в установке минного поля. Затем автоматным и пулеметным огнем прикрывал с фланга прорыв группы.

Военная профессия пригодилась.

Фото из личного архива Н.С. Савко, сестры погибшего



«Скоро будем есть виноград, апельсины…»

Писал в деревню Федоров Двор, что в Вышневолоцком районе, Вячеслав Зайцев. А в Афганистане, где дислоцировалась его часть, шла война…

А еще он писал: «Служба идет нормально, скоро домой – через каких-то три месяца…»

Возвращение на родную землю произошло раньше.

– Я работал на комбайне – дожинали последние зерновые в колхозе, – вспоминает Виктор, старший брат. – С центральной усадьбы приехал шофер, передал, что меня срочно вызывают в сельсовет. Поехал, а там уже мать и отец. Так узнали, что Славка погиб…

Дальнейшие события вспоминаются Виктору Николаевичу как одна картинка: цинковый гроб и толпа народа. Проводить земляка в последний земной путь пришли все, как говорится, от мала до велика. Деревня не город, в ней и радость, и горе делятся на всех. А Слава Зайцев был первым в Бухоловском сельсовете, да и вообще в Вышневолоцком районе, погибшим в Афганистане, о реальных событиях в котором тогда практически ничего не знало население нашей страны. Горе так обожгло, что, как признается Виктор Зайцев, не было сил расспросить сопровождающих гроб, а что произошло с братом, как он погиб.

В извещении, которое до сих пор он хранит, об этом сказано предельно лаконично: «Уважаемая Тамара Васильевна! С прискорбием извещаю Вас о том, что Ваш сын гвардии рядовой Зайцев Вячеслав Николаевич, выполняя боевое задание, верный воинской присяге, проявив стойкость и мужество, был тяжело ранен и умер 4 сентября 1985 года…»

Что взять с официальной бумаги – казенного бланка, в который вписаны чернилами только адрес матери да имя ее погибшего сына?

Из других источников – БМД (боевая машина десанта) подорвалась на мине. Вячеслав Зайцев был на ней механиком-водителем.

Да, в дальней даже в пределах Вышневолоцкого района деревне Федоров Двор об афганских событиях первой половины восьмидесятых годов ничего не слышали. Но Вячеслав знал с момента призыва в армию, а произошло это 7 ноября 1983 года – в день его 19-летия, что предстоит не просто служба, а серьезная мужская работа на войне. К ней его и других новобранцев готовили основательно.

«…В феврале мы поедем на БМД нагонять километраж. Нужно нагнать примерно 100 километров – дня на три похода», – пишет он родным.

«…27 марта мы прыгаем последний раз за всю «учебку» с самолета, но уже не с АН-2, а с ИЛ-76. Отделяться от самолета будем не через три секунды, а через 0,7 секунды – скорости большие, от 350 до 400 километров в час».

Читаю и удивляюсь: ни восторгов, ни хвастовства, а ведь мальчишка совсем. Похоже, небо было не главной стихией для Славы Зайцева. Ему хорошо жилось на земле.

За полгода до призыва в армию он окончил Красномайское СПТУ и вывел самостоятельно трактор на колхозные поля. Профессию выбрал не случайно. Механизатором работали отец, Николай Иванович, и старший брат Виктор. Поэтому в одном из писем домой пишет: «Скоро будем вместе работать…».

А еще вот о чем он мечтал. «Коля, ты пишешь, что клюет крупный окунь. А знаешь, как сейчас хочется посидеть на реке, потаскать хоть мелочь. Вы смотрите, на мою долю оставьте, не все вылавливайте…» – это из письма младшему брату.

Писем сохранилось немного. В них – ни слова о том, что он делал в Афганистане. Пишет про то, что грязь в марте такая – только в болотниках и можно пройти. Про то, что «скоро будем мы есть виноград, апельсины и разные другие фрукты…». Про «афганец», который поднимает песок с такой силой – в двух метрах ничего не видно…

А между тем город Чирикар, возле которого Вячеслав Зайцев служил больше года, постоянно мелькает в воспоминаниях тех, кто проходил службу в Афганистане. Через него пролегали важные военные маршруты, и события здесь развивались непростые. От активных военных действий до мероприятий, направленных на упрочение позиций национальной армии. Может, я ошибаюсь, но, на мой взгляд, это одно и то же, и означает: война.

…Вячеслав Зайцев награжден орденом Красной Звезды и медалью «За боевые заслуги» – точно такие же награды получали и фронтовики в годы Великой Отечественной войны. Награжден посмертно.

СПРАВКА:

В книге «…И боль… и слезы», вышедшей в свет в 1997 году, в которой собраны сведения о сыновьях земли тверской, погибших в Афганистане, о нашем земляке написано немного:

«3 сентября 1985 года бронегруппа полка, в которой находился рядовой Зайцев В. Н. , выдвигалась из района боевых действий. Внезапно продвижение колонны было остановлено из-за того, что отрезок дороги оказался заминирован. БМД рядового Зайцева, обеспечивающая движение колонны, оказалась под сильным огнем мятежников. В этих условиях, ведя ответный огонь, отряд приступил к разминированию. Рядовой Зайцев получил задачу прикрывать своим огнем саперов. Заметив приближающихся мятежников, он в нелегких условиях горной местности, с риском для жизни съехал на своем БМД с дороги и занял выгодную позицию, что позволило наводчику-оператору метким огнем заставить мятежников отступить. При возвращении на прежние позиции машина подорвалась на мине, рядовой Зайцев получил смертельное ранение и скончался».



«Учебка» и тридцать шесть дней на войне

Понять, что такое армия, а тем более война, Вадим Волков не успел. Повестку получил, когда весенний призыв 1987 года практически закончился. Их группу новобранцев отправляли из Вышнего Волочка последней, уже при летнем солнышке. Вадим только-только устроился на работу слесарем в электроотдел ткацкого производства хлопчатобумажного комбината. Расчетную книжку, полученную им тогда, Аграфена Александровна бережно хранит вместе с зачетной классификационной книжкой спортсмена (были, оказывается, когда-то и такие), свидетельством ударника трудовой летней четверти. Все это теперь – память о сыне.

По этим документам трудно делать какие-то обобщения, а вывод один: сразу из детства парень попал в пекло войны, о которой мало что знал.

Адрес на конверте: КАССР, Муезерский район… Там располагалась «учебка», где Вадима приучали к армейской жизни. Ему повезло: сюда он попал вместе с Сергеем Шепиловым – закадычным другом, с которым был не разлей вода со школы. В их десятой Сергей стал учиться не сразу, а когда первый раз пришел в класс, то выбрал Вадима. «Ты будешь моим другом!..» – решительно сказал парнишка. В расположении их койки стояли рядом, и Вадим писал матери, что большей удачи и не ожидал.

А их, удач, по сути, больше и не было. Марш-броски до истертых в кровь ног, дежурства вне очереди всем отделением, потому что «одного дурика поймали курящим анашу»… Отдушиной были занятия по изучению автомобиля «Урал». Сдать экзамены – означало стать водителем этой сильной, уважаемой в армии машины. Обо всем этом рассказывают письма. В одном из них Вадим пишет: «Ты, конечно, извини, что долго от меня весточки не было. Но ты же знаешь, что я ездил на полигон, где у нас были ученья. Сейчас нам стало легче жить, и вообще мы перешли на изучение машины «Урал».

А вот еще: «Из «учебки» мы уезжаем в середине октября по Закавказскому округу. А некоторых оставят здесь сержантами, так как они увольняются и мы вместо них…».

«Одиннадцатого числа мы покидаем Степанакерт и едем служить не знаю куда… Короче, как только попаду на новое место, так сразу напишу..."

«Новым местом» оказался Афганистан.

– Всего два письма и пришло от него оттуда, – рассказывает Аграфена Александровна. – Тридцать шесть дней он только и пробыл там…

Тридцать шесть дней и два рейса, которые Вадим успел совершить на машине «Урал». Но про это Аграфена Александровна Волкова узнает позже, как и о том, что же произошло с ее сыном на горном перевале. Прежде армейскую службу в полном объеме должен был пройти Женька Барханов – друг Вадима по Афганистану. Но это случится уже в 1991 году, когда наконец-то поиски Евгения закончатся успехом. Из управления Краснознаменного Туркестанского военного округа он получит ответ на свое письмо, адресованное министру обороны СССР. В нем сослуживец Вадима просил одно: сообщить адрес матери погибшего друга. Адрес сообщили, правда, весьма странный: город Нижний Волочек Калининской области. Бывает… Тем более что Евгения Барханова это обстоятельство не смутило, он нашел мать Вадима и по такой справке военного ведомства.

– Вадим погиб 2 января 1988 года, – рассказывает Аграфена Александровна. – Я будто что-то почувствовала – узел завязываю, а руки не слушаются – ткачихой на фабрике «Пролетарский авангард» работала. Седьмого ко мне Галина Васильевна подошла, мастер. Говорит: «Граня, иди домой, там тебя ждут…» Я ей было про Лену, дочку, начала говорить, что оставлю для нее свой обед. А она мне: «И Лена дома уже…» Тут я все поняла… Иду и плачу, соседи с расспросом. А я только и могла сказать: «Вадимка погиб…»

Она не очень помнит дальнейшие события: как привезли гроб с телом сына, потом хоронили на городском кладбище со всеми солдатскими почестями. В ней будто что-то оборвалось.

– Я до сих пор очень редко достаю письма Вадима – возьму в руки, а они дрожат, – говорит Аграфена Александровна.

А Евгению Барханову из Москвы она очень благодарна. Без его рассказа она никогда бы не узнала подробностей того трагического январского дня.

…Неподалеку от населенного пункта Кадаркот их группе пришлось оборонять свою позицию от превосходящих сил противника. При обстреле Вадим засек место РПУ противника и открыл огонь. Взвод только этого и ждал – занял выгодные огневые позиции и открыл прицельный огонь. В результате пусковая установка мятежников была уничтожена.

После затишья сослуживцы долго искали своего товарища. И нашли – у горы в нескольких сотнях метров от места дислокации группы. Туда Вадима отбросило взрывной волной от разорвавшегося рядом снаряда, засыпало землей. К санитарной «вертушке» сослуживцы несли Вадима с надеждой, что в его случае не все еще потеряно. Оказалось, все…

– Женя не случайно нашел меня, – рассуждает Аграфена Александровна, – Вадимка был такой, что его все любили. Вот и у сослуживцев даже за такой короткий срок оставил добрый след в памяти. Парень рассказывал, как Вадим учил новобранцев пол мыть в казарме: посмотрел, что они только грязь развозят, штаны засучил, тряпку в руки – и давай показывать, как надо работу выполнять. Три дня им этот урок преподносил. Личным примером…

В письме, которое было опубликовано в книге «…И боль, и слезы…», Аграфена Александровна Волкова написала: «Первая его награда была за спорт, вторая – за успехи в труде… А уж потом пришли боевые… Но лучше бы их не было».

Тамара Водичева

Автор: Тверская Жизнь
175

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

Лед выдержит осторожных. Безопасность жителей Тверской области во время Крещения будет обеспечена в полном объеме
Вчера сотрудники МЧС, полиции, «Скорой помощи» собрались возле речного вокзала в Твери. Здесь стартовали тактические учения, которыми руководил заместитель начальника ГУ МЧС России по Тверской области Александр Пухов. Меньше недели осталось до праздника Крещения Господня и традиционных купаний в проруби, и еще раз убедиться в готовности всех служб не помешает.
13.01.201721:29
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию