26 Июля 2017
$59.82
69.7
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
История18.02.2014

Кредо ртутного короля

Фотограф: GORLOVKA . UA, GOROD . TOMSK . RU, GORLOVKA - VEDI . COM . UA

Хорошие бытовые условия для рабочих были для него не менее важны, чем производственные успехи

Попробую устоять перед соблазном цитирования замечательной новеллы Валентина Пикуля «Ртутный король России», посвященной яркой жизни предпринимателя и ученого-химика Александра Ауэрбаха, но без кратких фрагментов из нее все-таки не обойтись.

Герой этого материала родился 24 февраля 1844 года в городе Кашине в семье городского врача, происходил из обрусевших немцев. В 12 лет Александра отдали учиться в Институт Корпуса горных инженеров. После его окончания он по поручению Горного департамента участвовал в поисках каменного угля на Средней Волге, под Самарой. Профессор Еремеев не зря прочил Александру блес­тящее будущее – он действительно защитил диссертацию «О турмалине русских месторождений» и был избран адъюнкт-профессором Горного института по кафедре минералогии.

Чудеса производства

Но жажда практического дела сподвигла нашего земляка отправиться руководить разработкой каменноугольных копей в Донецком бассейне. Организаторский и предпринимательский талант позволили ему добиться существенного наращивания объема добычи угля. Но даже больше, чем производственными успехами, Ауэрбах гордился социальными переменами в жизни горняков. Валентин Пикуль пишет: «Жилища у шахтеров Донбасса были попросту ужасные, и потому он построил для них в Кураховке чистые добротные казармы, где для каждого был отведен угол. И случилось чудо: его углекопы вдруг стали бриться и ходить в баню, завели котелки и даже тросточки, а пьянство уменьшилось». 

Хорошие бытовые условия позволили многим горнякам вызвать из деревень свои семьи. Наш земляк выстроил для них отдельные домики, радовался этому даже больше самих углекопов. А они ему признавались: «Коли вы из землянок нас вытащили да на чистую постель уклали, так нам самим жить по-людски захотелось, чтобы прохожие от нас не шарахались. Ну, а коли когда и расколем бутылку, так вы не серчайте на пьяных… без этого нам нельзя!»

Александр Андреевич консультировал многих инженеров и хозяев по горнозаводским вопросам, инициировал и провел первый съезд промышленников Юга России, участвовал в последующих съездах. 

Но основной инвестор – французская компания – потеряла интерес к этому производству из-за внутренних проблем, и Ауэрбах, не любивший застой и проигрыш, резко поменял регион и предмет производства. В 1881 году он откликнулся на предложение приемной дочери статс-секретаря правительства России, миллионерши Надежды Половцовой стать управляющим медеплавильными заводами в Богословском округе Пермской губернии – на Северном Урале. 

Строительство шло сложно. Наш земляк вспоминал: «Огромные затруднения представляла непроходимая почти местность, на которой ставился завод... сплошное болото, покрытое массою пней от сруб­ленных деревьев. Одновременно с постройкой заводских зданий проводилась целая сеть осушительных каналов».

Александр Андреевич развил и усовершенствовал медеплавильное производство в округе, отдав этому проекту 35 лет жизни. 

Пикуль пишет: «Начал он круто, объявив рабочим, что станет платить не поденно, а лишь сдельно – по наглядным результатам труда. И сразу возник бунт, ибо порядки еще со времен Походяшина казались всем нерушимы, а в словах Ауэрбаха рабочие усматривали хитрый подвох. С этого времени он получал подметные письма с угрозами убить его. Но Ауэрбах не уступил никому, целый год прожив в небывалом напряжении нер­вов, зато тот же плавильщик стал получать не гроши, а сразу полтора рубля. После этого рабочие прониклись полным уважением и преданностью к А.А., слово которого стало для них законом, а всякое его распоряжение исполнялось беспрекословно». 

Нужно сказать, что до появления Ауэрбаха Богословский завод давал 17 тысяч пудов меди, а при нем объемы производства увеличились до 50 тысяч пудов. И произошло второе чудо – люди перестали бежать с предприятия, а, напротив, стали съезжаться в Богословск. Заколоченные дома вновь задымили печами, а рядом появлялись целые улицы новых. 

От Москвы до Владивостока

В 1893 году наш земляк подписал контракт с управлением Транссибирской железной дороги (ее строительство возглавлял будущий министр путей сообщения России, бежецкий дворянин князь Михаил Хилков. – В.В.) на поставку 5 миллионов пудов стальных рельсов. Для решения этой задачи он построил на берегу реки Каквы Надеждинский металлургический завод с полным циклом производства. Рельсы Ауэрбаха протянулись от Москвы до Владивостока.

По его инициативе в Богословском округе было также организовано производство серной кислоты, фосфора, хромпика, бочек, огнеупорного кирпича, построены стекольный и цементный заводы, электролитная фабрика и механические мастерские. Александр Андреевич лично спроектировал железную дорогу между Уфой, Верхнеуральском и Троицком, которая соединила бы Центральную Россию со степными районами Сибири и Казахстана, но воплотить этот проект в жизнь помешала Первая мировая война.

Новый сталерельсовый завод и поселок были названы в честь владелицы Богословского округа Надежды Половцовой, а Александр Ауэрбах стал фигурой поистине легендарной, ему был посвящен почти весь городской фольклор. Вот, к примеру, строки из песни:

В том заводе был правитель,
На дела большой любитель,
Умный человек…
На послед на Какве дикой
В ход пустил завод великий –
Оживил места.
Всем рабочим сделал хаты,
За постой не брал он платы –
Так уж он хотел...

В середине 1880-х годов Ауэрбах познакомился с донбасским инженером Аркадием Миненковым, случайно открывшим в Никитовке месторождение ртутной руды. Проанализировав его материалы и убедившись в необычайной перспективности громадного месторождения, наш земляк организовал «Товарищество ртутного производства «А. Ауэрбах и Ко». Изучив опыт добычи ртути в Испании и 
Австрии, откуда ее ввозили в Россию, компаньоны начали строить в Никитовке рудник, завод «по возгонке ртути» и жилой поселок. Никитовский завод в короткий срок не только обеспечил всю Российскую империю ртутью, но и стал успешно ее экспортировать, вытесняя с международного рынка по причине дешевизны австрийскую и испанскую. 

И вновь Александр Андреевич уделил самое пристальное внимание решению социально-бытовых проблем. Всем служащим и квалифицированным рабочим ежемесячно выплачивалось жалование, к Пасхе и Рождеству – наградные в размере месячного оклада. Для служащих были построены пять домов с трехкомнатными квартирами, для квалифицированных рабочих – 12 домов из расчета по две комнаты на квартиру. Семейным чернорабочим предоставлялись домики-землянки, а холостяки жили в больших общих казармах. Для отопления жилья служащим и рабочим бесплатно подвозили уголь и воду, выдавали лекарства. Также были построены больница и школа. 

Уставной капитал акционерного общества, в которое было преобразовано товарищество, составлял два с половиной миллиона рублей. Лондонский банк Ротшильда, владевший крупнейшим в мире ртутным рудником в Испании, предложил Ауэрбаху продать его предприятие, но общее собрание акционеров отказало банку.

Дальнейшим перспективным планам нашего земляка помешал экономический кризис в России в начале XX века. Отрицательно сказалась на его деятельности и Русско-японская война 1904–1905 годов. В результате ртутные и угольные рудники пришлось сдать в аренду на 12 лет. 

Новая разведка ртутных руд дала обнадеживающие результаты, и в 1914 году был заключен договор с австрийской фирмой «Аухаген» на постройку завода по производству ртути. Строительство прервала Первая мировая война, но Ауэрбах сумел установить оборудование и организовать из ранее имевшихся запасов руды производство ртути для нужд военной промышленности. Это был последний производственный и патриотический подвиг нашего земляка: в 1916 году потомственный дворянин Тверской губернии, действительный статский советник Александр Андреевич Ауэрбах, поставивший на современную научную основу ртутное производство, равного которому не было в России, скончался. 

В первый год существования независимой Украины Никитовский ртутный комбинат был объявлен банкротом, а затем выкуплен по частям. Новые разведки в Донбассе показали наличие больших ртутных пластов, и специалисты уверены, что при наличии инвестиций возродить здесь уникальное производство ртути вполне возможно. Пока же ландшафт «украшают» монстровидные руины металлургического цеха, пять заброшенных ртутных карьеров глубиной до 180 метров, породные отвалы и закрытая шахта. 

Свое кредо наш земляк-кашинец Александр Ауэрбах выразил всего в нескольких словах: «Главное в жизни человека – честно исполнить долг перед своим народом и перед своим Отечеством». Но добавить к этому нечего. 

Вячеслав Воробьев,профессор Государственной академии славянской культуры 
Автор: Вячеслав ВОРОБЬЕВ
63

Возврат к списку

День русской деревни в Ржевском районе прошел весело, громко, вкусно и ярко
Дым из трубы над деревянным домом, милые бабушки, коровы в поле, тихая рыбалка на речке, чистый воздух, трудолюбие и усердие – вот лишь некоторые ответы на вопрос, с чем у нас ассоциируется русская деревня. 
22.07.201723:54
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость