24 Февраля 2017
$57.48
60.45
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Летопись17.02.2014

Земский деятель и думский оратор

Наш земляк Федор Родичев посмел сказать в лицо власти правду

Первая Государственная дума проработала в 1906 году всего 72 дня, но дала повод князю Владимиру Мещерскому отметить: «Чем более Дума отдыхает, тем более от нее отдыхают Россия и русская жизнь». 

Интересно, что именно у князя Мещерского весьегонские дворяне Родичевы, крупные землевладельцы, купили в Петербурге дом на улице Николаевской (ныне Марата), 9, который к тому времени уже стал частью культурной истории столицы. В нем бывали Федор Достоевский, Николай Лесков, Федор Тютчев, Алексей Константинович Толстой. 

« Высшая мера» для депутата 

Новый совладелец дома Федор Родичев избирался в Государственную думу Российской империи всех четырех созывов. Во время одного из заседаний Третьей Государственной думы с ним и произошел эпизод, известный как «помутнение Родичева».

Он произносил речь о военно-полевых судах, которая была встречена консервативным большинством очень негативно и постоянно прерывалась выкриками из зала. Его коллега и хорошая знакомая Ариадна Тыркова-Вильямс вспоминала: «Весь пылая, буквально содрогаясь от негодования, рисовал он страшные картины судебных ошибок, торопливых приговоров без достаточных улик, произвола… Столыпин сидел в углу министерской ложи, недалеко от трибуны. Он внимательно и хмуро слушал». 

Другой участник заседания продолжал описание происходившего и реакцию Столыпина: «Его бледное, окаймленное черной бородой лицо еще больше побледнело, когда Родичев с поднятой вверх рукой на мгновение замолчал, а потом бросил: «Прекратите эти кровавые расправы. Они пятнают наши суды. Довольно с нас того, что уже зовут...» Он остановился, с высоты трибуны пристально посмотрел в лицо премьера и вдруг, сделав вокруг своей шеи страшный жест, точно накидывая петлю, закончил: «...что называется столыпинским галстухом...» Столыпин поднялся во весь свой богатырский рост и медленно покинул залу заседаний. Вслед за ним вышли и остальные министры. Действительно, весь зал мгновенно преобразился. Творилось что-то неописуемое.
Казалось, по скамьям прошел электрический ток. Левые бурно аплодировали. Депутаты повскакивали, бежали со своих мест к трибуне, кричали и проклинали, стучали пюпитрами, махали кулаками. Возгласы негодования сливались в невероятный шум, за которым почти не слышно было ни отдельных голосов, ни звонков председателя…»

В комнате фракции Родичев говорил о том, что не хотел оскорблять Петра Столыпина, а рассуждал о действиях власти в целом. «Да я сейчас же пойду и извинюсь. Зачем мне его обижать? Я его считаю порядочным человеком». Затем он резко покинул комнату и пошел извиняться. Петр Аркадьевич выслушал Родичева, не подав руки, с головы до ног смерил его высокомерным взглядом и ясно и раздельно очень громко произнес: «Я вас прощаю». 

Известие об извинении быстро облетело залы и внесло первое успокоение. Тем не менее правые, умеренные и октябристы единогласно пришли к одинаковому решению: немедленно исключить Родичева на пятнадцать заседаний – высшая мера наказания депутата за нарушение регламента. 
Выражение «столыпинский галстук» получило широкое хождение в России и впоследствии даже было использовано ненавидимыми Родичевым большевиками в «Кратком курсе истории ВКП(б)». 

Уездный вольнодумец 

Федор Измайлович Родичев родился 9 февраля 1849 года в имении Вятка Весьегонского уезда Тверской губернии (по другим сведениям, в Санкт-Петербурге), принадлежавшем его предкам с 1575 года. Его отец был депутатом Тверского губернского земского собрания. Юноша окончил естественное отделение физико-математического факультета и юридический факультет Санкт-Петербургского университета и ушел добровольцем на войну сербов и черногорцев против турок.

Вернувшись на родину, Федор Измайлович восемнадцать лет прожил в своем весьегонском имении.
Статский советник Родичев являлся одним из крупнейших местных землевладельцев, успешно вел хозяйство в своем поместье, владел двумя винокуренными и сыроваренным заводами, но при этом был активнейшим деятелем общественно-политического движения, оппозиционного привилегированному классу. Он был гласным Тверского губернского земства, известного в России как самое либеральное и вольнодумное, исполнял обязанности мирового судьи. Ему принадлежит заслуга авторской формулировки многих программных вопросов российского земского движения. 

Родичев сменил в должности весьегонского уездного предводителя дворянства Петра Алексеевича Дементьева, который уехал в Америку и стал там известным предпринимателем и общественным деятелем. 

После введения института земских начальников Федор Измайлович вышел в отставку и в 1891 году был избран председателем Тверской губернской земской управы. Однако министр внутренних дел Дурново не утвердил его в этом качестве. Оставшись в уезде, Родичев в том же году добился принятия весьегонским земством постановления о введении всеобщего обучения — впервые в истории России. Это тоже не прошло мимо внимания высшей власти, и, когда в 1895 году Родичев был выбран для участия в приеме Николаем II представителей сословий российского общества, его не допустили к императору как оппозиционера. Более того, за инициативу и участие в подготовке адреса тверского земства о желательности введения народного представительства он вплоть до 1904 года был лишен права участвовать в общественной деятельности. Ознакомившись с адресом, Николай II назвал его идеи «бессмысленными мечтаниями». 

Политик и эмигрант

Будучи официально отрешенным от общественной практики, Родичев вспомнил о своем университетском юридическом образовании и с 1898 года начал заниматься адвокатской практикой в Петербурге в качестве присяжного поверенного. В ту пору он и жил в доме №9 по Николаевской улице. Его неуемный темперамент не очень способствовал удачному ведению адвокатских дел, которые требовали выдержки, основательности и трезвого ума. Впрочем, иногда его выручало именно ораторское искусство. 

В 1901 году Родичева выслали из столицы за подписание протеста по поводу избиения студентов во время демонстрации на Казанской площади, и он вернулся в Петербург только через полтора года. Истосковавшись по бурной деятельности, он без колебаний вновь окунулся в политическую жизнь, стал одним из основателей журнала «Освобождение», активным деятелем «Союза освобождения» и «Союза земцев-конституционалистов», участвовал в организации земских съездов. В период Первой русской революции Родичев стал осенью 1905 года одним из основателей конституционно-демократической партии, был избран в ее Центральный комитет.

Во Второй Думе Федор Измайлович работал в комиссии по реформе местного суда, в Третьей — в бюджетной и продовольственной комиссиях, в Четвертой — в комиссиях по местному самоуправлению и продовольственной. После Февральской революции 1917 года он был министром Временного правительства по делам Финляндии, выступал против ее свободного отделения от России. Осенью его избрали членом Учредительного собрания. 

После прихода к власти большевиков Родичев подвергался аресту, скрывался на квартирах друзей, а в сентябре 1918 года выехал на Юг России, к Деникину. Командование Добровольческой армии направило его в Сербию, где он агитировал за создание сербских легионов для участия в борьбе против большевиков. В 1920 году Родичев был представителем Добровольческой армии в Польше, а затем перебрался в Париж. Здесь он являлся заместителем председателя парижской группы кадетской партии. Сказывался возраст, ухудшилось состояние здоровья, и Федор Измайлович отошел от политической деятельности и переехал в Лозанну. Жил он на пособие Красного Креста и помощь друзей, скончался 28 февраля 1933 года.

Память не отмечена

В 1914 году в квартиру на пятом этаже родичевского дома в Санкт-Петербурге переехала семья инженера Дмитрия Болеславовича Шостаковича. Его сын Дмитрий, великий композитор, прожил здесь двадцать лет и написал в этих стенах свои первые известные произведения: Первую, Вторую и Третью симфонии, Первый фортепьянный концерт, оперы «Нос» и «Леди Макбет Мценского уезда», балеты «Золотой век» и «Болт». В начале XXI века квартиру Шостаковичей приобрели Мстислав Ростропович и Галина Вишневская. А в 2006 году подарили устроенный здесь музей-квартиру городу. На доме укреплена мемориальная доска в честь Шостаковича. А вот память Федора Родичева пока никак не отмечена — ни в Петербурге, ни в Твери, ни в Весьегонске. 

Вячеслав ВОРОБЬЕВ,профессор Государственной академии славянской культуры

 

Автор: Вячеслав ВОРОБЬЕВ
114

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Твери у стелы «Город воинской славы» прошел митинг в честь Дня защитника Отечества
В мероприятии приняли участие Губернатор Тверской области Игорь Руденя, председатель Законодательного Собрания региона Сергей Голубев, главный федеральный инспектор по Тверской области Юрий Стрелецкий, митрополит Тверской и Кашинский Виктор, ветераны, представители общественных, молодежных организаций, военнослужащие. 
23.02.201713:21
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию