10 Декабря 2016
$63.3
67.21
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 14.02.2014

Десантник должен идти сколько может

Фотограф: АРХИВ ТРООООИВА

Потом – сколько надо

 Учебная дивизия ВДВ, в которую я попал, находилась в поселке Гайжюнае Литовской Республики. Когда нам предложили заполнить анкету, где последним вопросом был: «Желаете ли служить в ВДВ и ДРА?» – один парень ответил отрицательно. На вечерней поверке его уже не было, куда-то перевели.

Роту стопроцентно готовили в Афганистан. Все офицеры, занимавшиеся с нами, прошли Афган и хорошо представляли, что нас ждет там. Поэтому гоняли без жалости, но со смыслом. Все передвижения бегом или ползком, обычная ходьба запрещалась. Что такое сидеть, тоже забыли.
Табуретка армейская кожаным креслом казалась. После пяти месяцев Гайжюная лететь было все равно куда – в Афган, в Китай, в Никарагуа. В октябре 1985 года ночью за нами прибыли «покупатели». Все в полевой форме, загорелые лица. Три борта Ил-76, через пять часов доставили нас на аэродром Корши в Узбекистане, потом Фергана. Ближе к 12 часам приземлился Ту-154 с Афгана, прилетели дембеля. Они смотрели на нас, мы на них. Не верилось, что спустившиеся по трапу ребята старше нас всего на два года. Они выглядели высушенными ветром и солнцем сорокалетними мужиками. У многих на груди были боевые награды. Через два часа резкое снижение – и Кабул. Потом Баграм. Прибыли в полк. Все непривычно, везде пусто. Оказывается, полк был на войне. Распределили по подразделениям. Попал в 3-ю роту 345-го полка. Вечером дембеля и ветераны стали знакомиться с молодым пополнением. Утром подъем, зарядка, как и в Союзе, да только ноги не бегут: кислородное голодание. Через неделю адаптировались. Познакомились с командиром роты гвардии капитаном Додочкиным. Это был очень уважаемый среди солдат командир. До него ротой командовал Герой Советского Союза капитан Кравченко. Так что были у роты свои традиции, своя гордость. Додочкин приказы выполнял не слепо, людей берег, потери были минимальными. Человек прямой и не слишком управляемый, в любимчиках у начальства никогда не был, и многие тяжелые боевые операции доставались почему-то его роте. Нас он приветствовал таким образом: «Вы попали в самую боевую роту в батальоне, поэтому вкус крови и запах пороха придется ощутить сполна». В справедливости этих слов пришлось убедиться довольно скоро. Самым большим позором считалось, если парень в горах садился и говорил, что дальше идти не может. Это называлось «сдох» в горах, самый большой позор, потому что это выходит за рамки заповедей ВДВ. Десантник должен идти сколько может, а потом сколько надо. Кто сдох, с роты убирали. Большую науку нам преподнесли наши ветераны и дембеля. Полк постоянно находился на боевых позициях, на базе неделю, иногда два-три дня – и опять на войну. Все к этому привык-ли.
Погибнуть было не страшно, страшно было подорваться, минная обстановка была очень сложная, пуля ранит или убьет, мина сразу оторвет ласту – и ты калека. Сколько ребят пострадали! 
…В апреле 1986 года полк десантировался на Хосте, летели на афганских АН-12, гермокабины нет, у некоторых бойцов кровь из носа пошла. Высота 8000. Приземлились. До нас здесь никто не бывал, духи кругом, стоит оружейная канонада. Посреди долины здание, похожее на замок. В роту проводника дали, афганских «коммандос», пошли в горы. Задача стояла освободить Хост и установить местную власть. Мы шли первыми, за нами 2-я рота. Во 2-й роте подряд несколько подрывов. Нас проносит, идем первые, след в след, по большим камням, от хребта метров пять ниже. Чувствуется, что мы в какой-то минной западне. Передо мной наш переводчик 
Султан, перед ним Володя Зайцев, наш дембель подрывается. Все остаются на своих местах. Кто рядом был Зайцева эвакуировали вертушкой. Если бы дембеля остались на базе, их бы никто не осудил, они свое отлетали, отвоевали. Гвардии лейтенант Козак пошел первым вместо проводника.
Задача в ночь – выйти в тыл к духам, занять духовские позиции на горе. Собрались, попрыгали, чтобы ничего не бренчало, растворились в ночи. Поднялись, заняли высоту без боя. Посреди огромная кладка высотой полмет­ра. Здесь заночевали. Я проснулся от минометного взрыва в пяти метрах от кладки. В кладке со мной был Резаный (Резниченко) с ПК (пулемет Калашникова). В ушах звенело. Духи начали нас методично обстреливать. Ротный гвардии капитан Сергей Новичков приказывает скрытно уйти с высоты в сторону по хребту и срочно строить укрепления, похожие на норы, в корнях деревьев, под большими камнями. Чудом все остались целы. Кто-то насчитал 47 разрывов на высоте.

На тот момент наш взвод насчитывал четыре человека. Во взводе – 11 раненых, в том числе и командир взвода старший лейтенант Дмитрий Бобов. Ранен был и мой друг чуваш Волков Юрий, который обладал завидным терпением и силой воли – в горах таскал ПК, ни разу не сдох. Ротный вышел на связь. Заметили духов. Наша задача – накрыть их минами. Миномет поставили в большой духовской кладке. В кладке я, Шайба и Резаный. Шайба что-то подкрутил на двуноге, и мы все мины выпустили в ущелье. Шайба был минометчик от Бога, часто ходил с 3-й ротой. Сели у миномета в кладке. Я не курил. Шайба с Резаным пошли рядом посмотреть бычки. Вижу, в мою сторону стреляют из гранатомета. Это все произошло в долю секунды. Шайба и Резниченко упали на месте, укрылись за камнями. Крик «Аллах акбар» – по нам открылся шквальный огонь. Если высунуть руку, ее бы прострелило в десяти местах, такая была плотность огня. Я пришел в себя после взрыва гранаты о кладку. Первая мысль: «Сейчас обойдут два-три духа – и конец». Наступила темнота.
Стрельба прекратилась неожиданно буквально на две минуты. Шайба и Резаный не успели перебежать ко мне. Опять крик «Аллах акбар» и страшная стрельба. Я вытащил из лифчика две гранаты, вставил запалы, разогнул усики, поставил их перед собой на плоский камень. Больше ничего не было, кроме автомата с тремя магазинами. Про себя думал: «Русские не сдаются». И слушал, слушал шаги сзади. Обстрел продолжался около двух часов с перерывами на 2–3 минуты.
Духи постоянно кричали «Аллах акбар» и еще что-то, потом все резко прекратилось. С соседней высоты, где сидела разведрота, начал работать по ущелью «Утес». Прибежал замполит с Дмитрием Сорокиным и забрали в приказном порядке Резниченко. Сорокин оставил нам все свои патроны и гранаты. На высоте остались мы вдвоем. Вышли за кладку, сели рядом. Кругом кромешная тьма, даже луны не было. В руки взяли по гранате, патрон в патроннике, договорились не спать до утра. Но все равно, то Шайбу, то меня клонило в сон, мы друг друга толкали, слушали каждый шорох. На следующий день утром нас меняла 2-я рота. Потом выяснили, что на нашем пути были крупные силы душманов, в том числе иностранные инструкторы, они выходили в сторону Пакистана и базы «Жавара». Происходили эти события 22 апреля 1986 года.

Алексей ВИНОГРАДОВ, ветеран 345-го отдельного гвардейского парашютно-десантного полка
Автор: Алексей ВИНОГРАДОВ
9

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В День Героев Отечества Игорь Руденя встретился с почетными жителями Верхневолжья
Сегодня, в День Героев Оте­чества, губернатор Игорь Руденя встретился с прославленными жителями нашей области. Сразу 10 выдающихся земляков собрались за одним столом. 
09.12.201622:06
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию