21 Января 2017
$59.67
63.73
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Тверская сага18.03.2009

Кесовогорцы

Более пяти веков насчитывает история Киасовой (Кесовой) Горы – когда-то центра волости Городецкого стана Бежецкой пятины, а с 1929 года – центра Кесовогорского района. Невелик район, но и малый уголок нашей древней земли достоин благодарной памяти потомков. А чтобы эта память не умирала, нужны такие бережные ее хранители, как Любовь Александровна Суслова, по крупицам собирающая свидетельства жизни двух кесовогорских семей – Тютиных и Расторгуевых.

Более пяти веков насчитывает история Киасовой (Кесовой) Горы – когда-то центра волости Городецкого стана Бежецкой пятины, а с 1929 года – центра Кесовогорского района. Невелик район, но и малый уголок нашей древней земли достоин благодарной памяти потомков. А чтобы эта память не умирала, нужны такие бережные ее хранители, как Любовь Александровна Суслова, по крупицам собирающая свидетельства жизни двух кесовогорских семей – Тютиных и Расторгуевых.

Неизвестно, имел ли отношение к Кесовой Горе некий казначей Тютин, в лютые времена опричнины угодивший в список приговоренных к казни. Однако впервые эта редкая фамилия (или прозвище) мелькнула именно в такого рода историческом свидетельстве. Также неизвестно, был ли потомком этого бедолаги Никифор Тютин, три века спустя основавший в Кесовой Горе ямщицкий двор. Но уже следующему поколению Тютиных довелось испытать на себе нравы не менее лютые, чем их предполагаемому предку.

Начиналось же все совсем неплохо.

В XIХ веке старинное село, стоявшее на дороге, соединявшей два крупных уездных центра Тверской губернии – Кашин и Бежецк, славилось своими ярмарками, проходившими аж четыре раза в год. Поставив почти в центре села двухэтажный дом, первый этаж которого занял трактир для проезжающих, Никифор создал, как представлялось тогда, прочный фундамент для процветания своего семейства. Однако в 1898 году через Кесову Гору прошла железная дорога, и ямщицкий промысел Тютиных захирел. К одной беде добавилась другая: вскоре овдовел сын Никифора Николай, и двое его детей остались без матери.

«Мне нужна жена и мать моим детям – добрая и ласковая» – именно с этими словами, как гласит семейное предание, подошел однажды Николай к Матрене Расторгуевой. Случилось это на сельском празднике, на той самой улице Красная Горка, что вела к Спасо-Преображенской церкви и на которой жили и Тютины, и Расторгуевы. Арсений Расторгуев, отец Матрены, был человеком небедным, торговым – в соответствии с фамилией. В Кесовой Горе он возглавлял добровольную пожарную дружину – значит, был человеком уважаемым. Известны были Расторгуевы и набожностью – ездили на богомолье в Троице-Сергиеву лавру.

Восемнадцатилетней Матрене – видной и красивой девушке, за которой толпами ходили ухажеры, – не было никакой нужды выходить за тридцатилетнего вдовца с двумя детьми. Но после того памятного разговора она сказала родителям: «Если Николай Тютин придет свататься, соглашайтесь. Мне его жалко». По тогдашним понятиям слова «жалеть» и «любить» были синонимами. Так, жалея и любя друг друга, и прожили Николай и Матрена сорок нелегких лет, вырастив кроме двоих детей Николая еще четырех общих. Самый младший, Александр, отец Любови Александровны, родился в декабре 1921 года.

Прокормить такую большую семью было непросто. Николай, как и многие другие кесовогорцы, на зиму отправлялся в Петербург на отхожий промысел. Зарабатывал тем, что продавал с лотка булки и баранки.

Революционные бури поначалу не слишком задевали Кесову Гору. Из всех Тютиных-Расторгуевых лишь один Сергей, брат Матрены, раньше других покинувший родные места, втянулся в революционную деятельность. После Февраля 1917 года он появился в Кесовой Горе, где попытался заняться соответствующей агитацией, но не преуспел. Да и родители к его агитации отнеслись неодобрительно. Во время Гражданской войны Сергей Расторгуев воевал на стороне красных, а в 20-е годы погиб в боях с басмачами.

Нэп вроде бы восстановил прежний уклад жизни. Николай снова ездил в Северную столицу, ставшую Ленинградом, а Матрена с детьми поддерживала нехитрое, но трудоемкое крестьянское хозяйство. Держали и корову, и лошадь, и овец. Земли было 7 десятин.

Конец 20-х годов принес первую беду: закрыли Спасо-Преображенскую церковь. Как церковный староста, Николай Никифорович пробовал протестовать, вместе со священником собирал подписи против закрытия храма. Но кончилось все тем, что его самого подвергли «общественному суду», вынеся порицание за защиту прав верующих, а священника отправили в ссылку.

Тем не менее в колхоз Николай Тютин вступил одним из первых. В ту пору ему уже перевалило за шестьдесят, но телом и духом был он еще крепок. Главное, от веры своей не отрекался. Верующие односельчане частенько заходили к бывшему церковному старосте – поговорить, посоветоваться. И его вступление в колхоз для них было знаком того, что упираться не стоит. В колхозе Тютин работал на совесть и даже был избран бригадиром.

Однако в глазах власти оставался он человеком опасным – и потому, что веры своей не скрывал, и потому, что авторитетом пользовался. Осенью 1937 года его арестовали. Следователям не пришлось долго трудиться. Припомнили Николаю Никифоровичу и отцовский трактир, и торговлю баранками, и то, что в 1921 году отказался он сдать церковные ценности на помощь голодающим что личное серебро сдал, это не в счет). А самое главное – донесли на него, что к сталинской конституции отнесся без доверия. Все равно, сказал, коммунистов выбирать будут, а верующих людей до власти не допустят. Да еще сказал будто, что раз таких людей, как Тухачевский, сажают, значит, власть боится, а раз боится, значит, век ее недолог. И хоть вины своей Тютин не признал, на приговор это не повлияло. 10 лет лагеря – мог ли 67-летний человек надеяться вынести такой срок?

Он, однако, надеялся. В последнем письме из Унженского лагеря, отправленном 1 декабря 1940 года, Николай Никифорович пишет: «Нет ли у вас каких-либо вестей об освобождении, мы его ждем каждый день…» В извещении, датированном январем 1941 года, сказано, что Тютин Н.Н. умер 28 декабря. Причина смерти не указана.

Далеко от отцовского пути отошел старший сын Николая Алексей. Но судьба его оказалась не менее горькой. Покинув родные места, он стал рабочим знаменитого Киров-ского завода в Ленинграде. В 20-е годы его выдвинули на партийную работу, а затем избрали секретарем парткома крупнейшего предприятия Северной столицы. В 1934 году он становится делегатом XVII съезда ВКП ) – того самого, что вошел в историю с эпитетом «расстрелянный»: почти все делегаты его вскоре попали под каток Большого террора. Близок к этому был и Алексей Тютин. В апреле 1937 года газета «Кировец» подвергла критике выступление секретаря парткома на отчетно-выборном собрании за «слабую самокритичность и недостаточную политическую заостренность». Представитель ленинградского горкома на том собрании прямо требовал разоблачения «вредителей и диверсантов», которые якобы окопались на заводе. Иными словами, секретарю парткома предписывалось сыграть роль палача – или жертвы. Или, как часто бывало, обе эти роли. Каким образом удалось Алексею Тютину уйти от этой альтернативы, неизвестно. Но в том же 1937 году он, его жена и двое детей покинули Ленинград. Вряд ли этот отъезд был добровольным. Жена его вскоре умерла. Сам Алексей Тютин оказался где-то на Урале, где и умер в 1943 году сорока восьми лет от роду. Детей при нем не было. Дочь Рита обнаружилась в 1942 году в Рыбинском детдоме, а сын Леонид и вовсе пропал.

Его младшим братьям и сестрам повезло чуть больше, хотя легкой судьбы не досталось никому.
Варвара Тютина замужестве Звонарева) вошла в историю Кесовой Горы как организатор первых пионерских отрядов, комсомолка и «синеблузница». После войны она с мужем, партийным работником, перебралась в Калининградскую область.

Элеконида Тютина замужестве Григорьева) в 30-е годы работала инспектором роно по дошкольному воспитанию. Войну встретила в Ленинграде. Во время блокады работала счетоводом, ведала хлебными карточками, отвечая за каждую крошку драгоценного блокадного хлеба.

Николай Николаевич Тютин стал одним из первых кесовогорских трактористов. В 30-е годы работал на тракторном заводе. Всю войну прослужил в танковых войсках. Воевал под Москвой и Сталинградом, освобождал Чехословакию, закончил войну в Кенигсберге. Уцелев в боях, лишился зрения из-за трофейного спирта, видимо, метилового. Привез с фронта жену Риту, всю войну крутившую баранку фронтовой «полуторки».

Всю войну прошел и самый младший из этого поколения Тютиных – Александр. В армию он попал сразу после школы, которую окончил в 1940 году. Выучиться ему было непросто: после ареста отца его, как сына «врага народа», хотели исключить из школы. За способного парня заступились учителя – Иван Александрович Воинов и Александра Алексеевна Крестникова.

Войну Александр встретил на Карельском перешейке. 27 октября 1941 года разрывная снайперская пуля угодила ему в запястье левой руки. 25 января 1942 года комиссия Котласского эвакогоспиталя признала сержанта Тютина негодным к несению воинской службы. Но он счел для себя зазорным отсиживаться в тылу, когда страна воюет. После недолгого отпуска он снова на фронте, в этот раз – на Калининском. В стрелковую часть его не взяли, направили на полевую почту. Случилось так, что попал он под командование лейтенанта Шишкиной. А в 1946 году Екатерина Шишкина стала женой своего бывшего подчиненного. Правда, к тому времени он и сам стал офицером. А еще раньше, служа в аэродромной части, Александр Тютин был представлен к ордену Славы – за то, что во время бомбежки, рискуя жизнью, спас ценное оборудование и документы.

Война, соединив их, в конце своем едва не разлучила: Екатерина Победу встретила в Риге, Александр – в Венгрии. Его демобилизовали только в 1946-м. Письма его в Шую, на родину Екатерины, оставались без ответа. С немалым трудом ему удалось разыскать ее в Слуцке, куда она переехала к брату. Привез молодую жену в Кесову Гору, а ей, как и ему, кроме формы, и одеть-то нечего. Пришлось Матрене Арсеньевне собственное платье для невестки перешивать.

Так совпало, что мать Екатерины тоже Матреной звали. Та Матрена перед самой войной умерла. Дочь весной 1941-го школу оканчивала, и мать хотела ей ситчика на платье достать. Тогда это даже в текстильной Ивановской области составляло большую проблему. Простояла Матрена Ивановна на мартовском ветру несколько часов в очереди, простудилась жестоко и умерла.

После войны Тютины жили небогато, но дружно. Поселились все в том же дедовом доме на Красной Горке. Александр Тютин еще до войны увлекался спортом, более всего – футболом и лыжами. Неудивительно, что молодого демобилизованного офицера назначили заведовать районным комитетом по физкультуре и спорту. Потом еще какое-то время был он вторым секретарем райкома комсомола, а затем перешел в школу и здесь остался – уже на всю жизнь – учителем физкультуры и военного дела. Екатерина Ивановна работала сначала в военкомате, а потом заведовала общим отделом райисполкома.

Детей – Николая и Любу – побаловать было особенно нечем. Денег всегда едва хватало от зарплаты до зарплаты. Зато в любви и внимании недостатка не было. Телевизор в семье появился только в конце 60-х годов. Но и без него не скучали. По вечерам составляли семейный хор. Была у них своя песня, любимая несколькими поколениями, которая по радио почти не звучала: «Море шумит грозной волной…». Потом ее Виктор Татарский в свою знаменитую радиопередачу «Встреча с песней» включил – такая была радость для всех.

О деньгах и вообще о материальных проблемах в семье практически не говорили. Главными ценностями почитались любимая и обязательно нужная людям работа, уважение окружающих, ну и, конечно, семейный мир.

Однако беды не обошли Тютиных и в эти сравнительно благополучные годы. Сын Николай, названный в память погибшего в лагере деда, стал офицером-пограничником. В неполные 30 лет его поразила страшная болезнь – саркома. После него остались две дочери – Ирина и Елена. Теперь они уже выросли и своих детей растят. Ирина живет в Твери, а Елена – в Кесовой Горе.

Александра Николаевича вся Кесова Гора не только знала, но и, смело можно сказать, любила. Почти все кесовогор-ские спортсмены прошли через его руки. Был он бессменным капитаном местной футбольной команды, вырастил четырех мастеров спорта. На поселковом стадионе пропадал целыми днями. Потом, когда уже внуки пошли, они этот стадион так и прозвали – «Дедово поле». После смерти Александра Николаевича в Кесовой Горе даже приз учредили его имени, который вручается лучшему спортсмену года. Ныне на этот приз претендует уже правнук Александра Тютина Андрей Майоров. А его тренер Валерий Расторгуев – ученик прадеда.

Увлекаются спортом и внуки Любови Александровны. Правда, живут они не в Кесовой Горе, а в Твери.

Сама Любовь Александровна тоже, можно сказать, по стопам отца пошла. Как окончила в 1971 году Калининский пединститут, так и по сей день в школе. Был, правда, двухлетний перерыв – когда она в родной Кесовой Горе инструктором райкома партии работала. А так всю жизнь учительствовала. И в забайкальской Кяхте, и в сельской Никулинской школе целых 13 лет, а теперь вот в 52-й школе Твери, в Мамулине. Жизни своей без школы не представляет, и в самые тяжкие годы, когда зарплаты даже на питание не хватало, не представляла. Тогда, в начале 90-х, ей родители из своей пенсии помогали.

Теперь родителей ее уже нет в живых. Собирать домашний архив Любовь Александровна начала давно. Не любопытство движет ею, а вполне понятное желание передать следующим поколениям главное из нажитого предками: нравственные убеждения, жизненные правила, любовь к родной земле и живущим на ней людям. Дочь Жанна уже заразилась материнским интересом к своему родословию, понимая, что для двоих ее сыновей, Антона и Глеба, память о предках может стать хорошей путеводной звездой. Мальчишки здорово увлечены хоккеем. Антон недавно клюшку самого Третьяка получил с автографом. «Жаль, что прадед не дожил», – говорит Любовь Александровна.
Но жизнь продолжается. И таланты, и убеждения, и нравственную силу дедов и прадедов будет кому наследовать. Лишь бы не прерывалась эта цепочка.

Автор: Сергей ГЛУШКОВ
65

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Твери чествовали журналистов, операторов и фотокоров
В киноконцертном зале «Панорама» бизнес-центра «Тверь» прошло торжественное мероприятие, посвященное Дню российской прессы. Его главными героями стали наши коллеги, сотрудники редакций региональных и районных газет, телерадиокомпаний и сетевых изданий.
20.01.201721:46
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию