23 Сентября 2017
$57.65
69.07
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
История 16.12.2013

И вдруг ударили пулеметы...

Фотограф: ГАРФ

В числе освободителей нашего города – Герой Советского Союза Ермолай Коберидзе

Из мемуарного очерка «Мы теряли друзей боевых» генерал-майора Владимира Антонова, бывшего командира 916-го стрелкового полка 247-й стрелковой дивизии:

6 декабря 247-я дивизия, находившаяся до этого во втором эшелоне, получила приказ: вступить в бой с рубежа Власьево — Пасынково и наступать в направлении совхоза «Морозово». Декабрьские дни коротки. Темнело. Однако еще было видно, как на широком фронте под сильным артиллерийским обстрелом противника дивизия во взводных колоннах переходила Волгу. Батальоны миновали Власьево и Пасынково и развернулись на белой равнине в цепь. Командир 909-го полка майор Коберидзе и я со своим штабом шли за 2-м стрелковым батальоном. Густой лес и темнота скрывали наши роты. Бой шел слева и справа в километре от нас. А впереди было тихо, только снаряды с шипением проносились над головой. И вдруг, разорвав черноту ночи, по цепи ударили пулеметы. Батальоны с ходу пошли в атаку. Но весь огромный массив калининского леса перед нами дышал огнем. Атака захлебнулась. Наши артиллерийские батареи были на конной тяге. Кони утопали в глубоком снегу. Пушкари, соорудив санные полозья, поставили на них орудия и потащили вперед на лямках. Тяжелые орудия то и дело заваливались в сугробы, и, хотя пушкарям помогала пехота, артиллерия отставала. Выручали минометы — они были мобильнее. 

Утром 7 декабря к 12 часам стрелковые полки подошли к железнодорожному полотну северо-западнее станции Чуприяновка. Справа у нас был 934-й стрелковый полк 256-й стрелковой дивизии, слева — 916-й стрелковый полк. Две попытки с ходу прорвать оборону гитлеровцев успеха не имели. В насыпи железнодорожного полотна у немцев были дзоты. Пулеметы не давали поднять головы. С майором Коберидзе мы отправились в батальоны. Надо было разобраться в системе обороны противника, поговорить с людьми. По-пластунски подползаешь к снежному окопу солдата и спрашиваешь, как дела. Трескучий мороз, 30 градусов, солдаты заросли щетиной, но в глазах азарт и жажда боя. Однако пулеметы — это пулеметы. Подавить их было нечем. Вернувшись в штаб, мы после короткого совещания решили атаковать ночью, когда гитлеровцы по обыкновению уходят в блиндажи на ужин и обогрев…

Майор Коберидзе вел себя спокойно. Ермолай Григорьевич хорошо понимал бой и был человеком храбрым. Незадолго до атаки он кивнул мне: «Оставайся, я пошел в батальон». В 18 часов под прикрытием огня артиллерии батальоны двинулись вперед. В насыпи ожили немецкие дзоты.
Батареи старших лейтенантов Левченко и Малыгина били по ним прямой наводкой. Первым рванулся в атаку разведвзвод лейтенанта Карпенко. С командного пункта на опушке леса по автоматным и пулеметным трассам было хорошо видно, как стремительно атакует 1-й стрелковый батальон. На острие атаки, как всегда, 3-я стрелковая рота лейтенанта Чикаленко, а в ней — взвод младшего лейтенанта Николая Чуба. Потом доложили: первым ворвалось в траншеи противника отделение автоматчиков комсомольца Василия Воскобойникова. В этом бою Николай Чуб погиб. Храбрый офицер, по которому долго горевали. Ожесточенный бой длился всю морозную ночь.
Утром 8 декабря рубеж обороны противника севернее и южнее железнодорожной станции Чуприяновка был прорван. В образовавшийся прорыв командующий армией генерал Юшкевич ввел в бой 54-ю кавалерийскую дивизию. Конница прошла лавиной через наши боевые порядки на рассвете. Это было красиво и вызвало большой интерес у пехоты. Однако радость была недолгой: конница была контратакована на рубеже Котова и Игнатова крупными силами противника, остановлена и понесла большие потери. 

Наступление проходило трудно. На рассвете 12 декабря гитлеровцы контратаковали наши части, разгромили артиллерийский полк дивизии, захватили часть орудий на огневых позициях, отбросили 54-ю кавалерийскую дивизию в леса восточнее Игнатова и отобрали у 119-й стрелковой дивизии Марьино. Одновременно немцы атаковали в Игнатове штаб нашей дивизии. Штаб в беспорядке отошел в лес. Это был критический момент. В это время в дивизию прибыл старший помощник начальника оперативного управления штаба Калининского фронта подполковник Тарасов. Он тут же доложил о том, что произошло, Коневу. Командующий фронтом приказал ему немедленно вступить в командование 247-й стрелковой дивизией и восстановить положение. Вечером в дивизию прибыл новый комиссар — старший батальонный комиссар Павлов-Разин. В ту же ночь они сформировали сводный отряд из уцелевших солдат и офицеров артиллерийского полка, личного состава штаба и спецпод­разделений и наладили радиосвязь с полками. Мне же было приказано принять 916-й стрелковый полк. Жаль было расставаться с Коберидзе. Мы обнялись и пожелали друг другу долго жить…

Утром 14 декабря ко мне на командный пункт прибыл командир дивизии подполковник Тарасов. Я первый раз в относительно спокойной обстановке увидел нового командира дивизии. Сергей Павлович обладал густым басом. Продолговатое волевое лицо, высокий лоб, ясные серые глаза. Раскинув свою карту, комдив предельно ясно и четко изложил суть нового решения штаба фронта.
Затем взял наши карты и начертил на них задачи стрелковых полков и средств усиления. Можно было залюбоваться графикой, легкостью, высокой штабной культурой нового комдива. «Вот это академия! — восхищался Коберидзе, когда мы вместе с ним вышли на рекогносцировку. — Учись, Владимир...»

Начался тяжелый бой по завершению окружения Калининской группировки врага. Немцы поняли, что им грозит, и обрушили на дивизию массированный артиллерийско-минометный огонь. Осколок снаряда тяжело ранил майора Коберидзе. С поля боя вывез его в своем танке механик-водитель Николай Гнусов. Командование 909-м полком принял начальник артиллерии капитан Галдин. Наш 916-й полк, наступавший на фланге, оказался под двойным огневым ударом: от села Бурашево и со стороны Калинина. В цепи стрелковой роты лейтенанта Мельникова со мной шли комиссар полка Оленский, капитан Романюк и старший лейтенант Зимин. Утопая в сугробах, перебежками и по-пластунски, тесня противника, мы весь день продвигались вперед. К исходу 15 декабря лыжный батальон ворвался в Курово. Приказ был выполнен: фланги нашей 31-й и 29-й армий сомкнулись.
После освобождения Калинина 247-я дивизия с боями продвигалась вдоль Старицкого шоссе... 

Комментарий историка:

5 апреля 1942 года, вышедший из гос­питаля подполковник Коберидзе принял сформированную в начале января в Иванове 117-ю стрелковую дивизию. С 22 февраля она находилась в районе Осташкова в составе 3-й ударной армии Калининского фронта. В течение 1942 и 1943 годов дивизия вела ожесточенные бои с противником: держала оборону у города Холма, прошла с боями от озера Селигер до города Городок Витебской области, освободив при этом от немецко-фашистских захватчиков сотни населенных мест, в том числе город Великие Луки, поселки Плоскошь (Торопецкий район), Ильино (Западнодвинский район), Усвяты. 117-я стрелковая дивизия участвовала во Второй Ржевско-Вяземской наступательной операции, а в феврале 1944 года взламывала оборону противника у города Невеля, входившего тогда в Калининскую область. 

В апреле 1944 года дивизию включили в состав 69-й армии, а летом она участвовала в освобож­дении Белоруссии в ходе операции «Багратион». 27 июля 1944 года командир дивизии генерал-майор Ермолай Коберидзе лично вышел с передовым отрядом на восточный берег Вислы у польского города Казимеж-Дольны и организовал ее форсирование. Под шквальным огнем противника бойцы, воодушевляемые комдивом, переправились на западный берег и захватили там плацдарм. Вслед за передовым отрядом вся дивизия, ведя тяжелые бои, в течение двух дней полностью переправилась на левый берег Вислы и приступила к закреплению и расширению плацдарма. Это содействовало успеху 69-й армии на основном Пулавском плацдарме.
6 апреля 1945 года генерал-майору Ермолаю Григорьевичу Коберидзе было присвоено звание Героя Советского Союза.

В 1945 году 117-я стрелковая дивизия во время генерального наступления советских войск освободила крупный польский город Люблин, успешно участвовала в Радом-Лодзинской и Варшавско-Познанской операциях. 5 апреля 1945 года ей присвоено почетное наименование «Познаньская». Затем дивизия участ­вовала в Берлинской стратегической операции, награждена орденами Красного Знамени и Суворова 2-й степени. 

В 1948 году Ермолай Григорьевич окончил Военную академию им. К.Е. Ворошилова и продолжал службу в Советской Армии на командных должностях, а в 1961 году ушел в запас. Жил в Тбилиси, где и скончался 12 июля 1974 года. Тверитяне по праву считают его одним из наиболее героических освободителей нашего областного центра и западных районов области.

Вячеслав Воробьев, профессор Государственной академии славянской культуры 
Автор: Вячеслав ВОРОБЬЕВ
183

Возврат к списку

Губернатор Игорь Руденя посетил Максатихинский район
Очередная рабочая поездка главы региона была плодотворной. В ней участвовали министр здравоохранения Тверской области Виталий Синода, министр образования Наталья Сенникова, министр строительства и ЖКХ Андрей Волгин, а также представители других ведомств.
22.09.201718:17
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1
Новости из районов
Предложить новость