19 Октября 2017
$57.27
67.36
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
История 22.10.2013

Отец «дедушки японского флота»

Фотограф: ENG . SHIP . BSU . BY

Александр Колокольцов показал, чего стоят русские моряки

 Его древняя дворянская династия была внесена в родословные книги нескольких губерний, в том числе Тверской. В этой фамилии в разных поколениях были несколько выдающихся людей, в том числе связанных с российским флотом. 

Александр Колокольцов, отец нашего героя, не достиг высоких чинов, но капитаном-лейтенантом флота отличился в Дарданельском сражении 1807 года, а во время Заграничного похода русской армии против Наполеона участвовал в морском бою под Данцигом, был награжден двумя орденами. Выйдя в отставку, он жил в своем имении Нижний Локотец Осташковского уезда, а в 1846—1850 годах был местным городничим. 

У Александра Васильевича и его супруги Марии Павловны было 11 детей, в том числе два сына-погодка — Николай и Александр, ставшие известными моряками. Александр появился на свет 18 сентября 1833 года в сельце Рождественское Вышневолоцкого уез­да Тверской губернии, которым также владел глава семьи. 

Еще поплывем

Отец строго следил за воспитанием сына, с детских лет готовил его к морской службе и определил в Морской кадетский корпус, где Александр сразу вошел в число первых учеников. По окончании корпуса в 1852 году он в звании мичмана отправился в известное по роману Ивана Гончарова кругосветное плавание на фрегатах «Паллада» и «Диана» под общим командованием вице-адмирала Евфимия Путятина. Во время путешествия было сделано немало географических открытий. Примечательно, что Путятин и командир «Паллады» капитан Иван Унковский также владели поместьями в нынешнем Удомельском районе, а едва ли не половина офицерского состава были тверскими дворянами. Корабельным священником и переводчиком стал уроженец погоста Никола-Рожок Осташковского уезда, выдающийся востоковед архимандрит Аввакум, именем которого моряки назвали большую реку на дальневосточном побережье России. 

Мичман Александр Колокольцов шел на 52-пушечном фрегате «Диана», построенном по чертежам «Паллады». В июле 1854 года корабль прибыл из Кронштадта на Дальний Восток для обеспечения дипломатической миссии вице-адмирала Путятина, которому было поручено установить дипломатические и торговые отношения между Россией и Японией. «Диана» под командованием капитан-лейтенанта Степана Лесовского, будущего адмирала, пришла на смену обветшавшей, потрепанной годами и штормами легендарной «Палладе». Однако судьба отмерила ей короткий век: в декабре 1854 года в Японии произошло мощное землетрясение, вызвавшее цунами. Стихия разрушила город Симода, на рейде которого стоял русский корабль. «Диана» получила серьезные повреждения, хотя и осталась на плаву. 7 января 1855 года во время буксировки судна для ремонта в закрытую бухту Хеда новый шквал добил фрегат, и он затонул. Почти всему экипажу удалось спастись. Русские моряки на шлюпках достигли бухты и высадились на берег. Опираясь на расчеты и выкладки, приведенные в имевшемся у них журнале «Морской сборник» за 1849 год, они в начале февраля приступили к строительству нового судна. Руководили постройкой лейтенанты Александр Колокольцов и Александр Можайский — будущий изобретатель первого русского самолета. 

Вот как описывал это событие наш герой: «Легко отгадать чувство, с каким производились нами все приготовления к спуску шхуны. Японцы видели это в первый раз и ожидали какого-то чуда; случись к нашему несчастью, что шхуна не сошла бы со стапеля, мы потеряли бы в их глазах всякое доверие как кораблестроители... Начали выколачивать подпоры, и японцы, повинуясь чувству страха и недоверия, отодвинулись еще дальше. Вслед за тем обрубили найтовы, тронули ваги, и шхуна сперва тихо, а потом скорее и скорее при дружном «Ура!» команды скользнула по стапелю и свободно заколыхалась на воде... Два русских флага, национальный и посланнический, развевались на флагштоках первого построенного на японском берегу судна. Налюбовавшись вдоволь на шхуну, мы обернулись назад, и тут представилась картина не менее занимательная. Японцы с раскрытыми ртами присели на землю и безмолвно следили за шхуной, пока она на буксире у подоспевших наших гребных судов не скрылась за мыс. Тогда вся ватага японцев отправилась с поздравлением к адмиралу, приседая и низко кланяясь в благодарность за данный им урок». 

Уроки не забыли

Японцы попросили русских моряков при первой возможности передать им «Хеду», чтобы иметь в своем распоряжении наглядный образец добротного европейского кораблестроения. Стоимость постройки двухмачтового парусного судна водоизмещением около 105 тонн они оценили в 21252 рубля. Как писал Колокольцов, шхуна «оказалась хорошим морским судном, соединяющим в себе ходкость с остойчивостью, поворотливостью и легкостью на волнении». Она развивала скорость до 11 узлов (около 20 км/час) и вызывала восхищение у опытных мореходов. 

Японцы оказались прилежными и смышлеными учениками. Через полвека их молодой броненосный флот атаковал корабли русской Порт-Артурской эскадры, развязав войну, и стал главной ударной силой страны, нанеся нам унизительное поражение при Цусиме. 

А пока что, приняв на борт вице-адмирала Путятина, пятерых офицеров и сорок нижних чинов из бывшего экипажа «Дианы», «Хеда» отправилась под командованием лейтенанта Александра Колокольцова в первое плавание, держа курс на Петропавловск. 10 мая 1855 года шхуна вошла в Авачинскую губу, но здесь моряки узнали, что все русские корабли, дислоцировавшиеся на Камчатке, еще 5 апреля ушли вместе с гражданским населением и гарнизоном на Амур, укрывшись от англо-французской эскадры, воевавшей в антирусской коалиции в Восточной войне. 

У берегов Сахалина «Хеда» повстречалась с тремя вражескими крейсерами. Те решили поживиться легкой добычей, но так и не смогли догнать нашу шхуну. 6 июня она бросила якорь в устье Амура на рейде Николаевска, где простояла до окончания войны. В ноябре 1856 года ее передали, как и было условлено ранее, властям. Так у Страны восходящего солнца появился первый настоящий корабль, который впоследствии назвали «дедушкой японского флота».

Жители селения Хеда, где русские моряки построили шхуну, возвели на собранные пожертвования каменную стелу в память об этом событии. В 1969 году здесь открыт небольшой музей, экспонаты которого рассказывают о дипломатической миссии адмирала Путятина, фрегате «Диана» и об удивительной истории постройки судна. У входа установлен памятник: морской символ всех моряков мира — якорь, возле которого стоят наш матрос и японский рыбак.

*  *  *
Вернувшись в Петербург, Колокольцов служил на боевых судах Балтийского флота и занимался вопросами проектирования и строительства кораблей. В 1859 году ему довелось участвовать в экспедиции посольства графа Николая Игнатьева (ржевский дворянин) в Хиву и Бухару. 

В начале 1860-х годов наш земляк занимал пост морского атташе Российской империи в Лондоне, принимал участие в проектировании и создании в Великобритании броненосной батареи «Первенец». 

Но, наверное, самым главным делом его жизни стало руководство Обуховским сталелитейным заводом, который Колокольцов возглавлял тридцать лет — с 1865 по 1894 годы. Он способствовал развитию пушечного производства в России и выделке стали самого высокого качества. 

Русские императоры очень ценили деятельность Колокольцова. Не оставляя своей должности, он стал флигель-адъютантом Александра II и Александра III, дослужился до чина генерал-лейтенанта по Адмиралтейству. В 1894 году Александр Александрович был назначен членом Адмиралтейств-совета, а в 1902 году стал полным генералом по Адмиралтейству. Он скончался 1 октября 1904 года и был похоронен в Александро-Невской лавре. Его именем назван мыс в Японском море.

Александр Александрович был женат на Елене Сеславиной — племяннице героя Отечественной войны 1812 года генерала Александра Сеславина. Ее родители похоронены в селе Млеве Удомельского района. Заботами выдающегося краеведа Дмитрия По­душкова и его соратников захоронение приведено в порядок. Дмитрий Леонидович глубоко изучает историю знаменитого рода, поддерживает отношения с представителями нынешних поколений Колокольцовых.
Автор: Вячеслав ВОРОБЬЕВ, профессор Государственной академии славянской культуры
871

Возврат к списку

Есть в Твери уникальный детский сад
Детский сад №100 действительно один такой в областном центре. Его питомцами являются дети с тяжелыми нарушениями зрения.
18.10.201720:08
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости из районов
Предложить новость