05 Декабря 2016
$64.15
68.47
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Летопись07.10.2013

Будущее – оно мое

Фотограф: АРХИВ « ТЖ », SCHOOLN12006. NAROD . RU

Семью Константиновых в Кашине называют партизанской

Имя доблестной разведчицы Ины Константиновой широко известно не только в России, но и за рубежом. Глава семьи, Александр Павлович, был комиссаром 2-й Калининской бригады. Младшая дочь Регина – хозяйка Дома-музея Ины Константиновой, экскурсовод и страстный пропагандист подвигов нашей молодежи в Великую Отечественную войну. 
Она вспоминает:

...1941­-й год. Молодежь жила своей жизнью, счастливой, веселой, полной планов, надежд и мечтаний. В мае сорок первого Ина Константинова писала в своем дневнике: «Неделя, немного больше до испытаний. Только бы сдать, а там... Прав Маяковский, тысячу раз прав: жизнь хороша и жить хорошо. И еще как хорошо жить, когда за спиной у тебя 16 лет и 9 классов, в настоящее время яркое солнце и хорошие отметки, большая дружба и светлая любовь, а впереди... О, впереди – жизнь! Все в этом слове. Жизнь – светлая дорога, не знающая движения назад, движения в прошлое. Будущее – оно мое. Оно должно стать моим! И станет!»

1 мая старшеклассники устроили вечеринку. Пришли двенадцать человек – Миша Ушаков, Коля Питанов, Коля Третьяков, Витя Крылов, Леша Белов, Юра Серговский, Ина Константинова, Клавушка Румянцева, Лена Дорогутина, Клара Калинина, Клара Сливкина, Таня Волкова. Они мечтали, как вспоминала потом Клара Калинина, что через шесть лет вновь соберутся в этом составе, но уже окончив вузы. Миша будет штурманом, Леша – капитаном, Коля Третьяков – инженером. Юра ­ философом, Витя – летчиком...

Прошло всего полтора месяца – и все планы рухнули, а мечты оборвались.

Геннадий Михайлович Зайцев так вспоминал о первом дне войны: «Нас, группу комсомольцев, РК ВЛКСМ направил на работу по радиофикации района. Вечером должен был состояться футбольный матч с калязинской командой. Но все было отменено после выступления Молотова. Самой горячей точкой стал военкомат. Добровольцы разных возрастов шли и требовали направления на фронт. Первыми пошли секретарь РК ВЛКСМ Коровкин, затем Давид Коган, мои одноклассники Иван Несоленов, Гена Симаков, Николай Лебедев».

В октябре ЦК ВЛКСМ объявил набор добровольцев для работы на территории, временно оккупированной немцами. В Кашине эту группу возглавил Михаил Ушаков, в нее входили Женя Дилигентов, Николай Чистяков, Саша Куликов, Рэм Меньшиков. Вскоре они получили задание по разведке. Выполнив его, ребята возвращались. Но, вступив в бой с немцами, Рэм и Миша Ушаков были ранены и доставлены в Бежецкий госпиталь, где 31 декабря, за 10 минут до Нового года, Миша скончался. 

Ина, дружившая с Мишей, писала о нем: «У него большая, чуткая и красивая душа, и управляет ею ум, светлый, но вспыльчивый и своенравный, а в целом он такой славный». Узнав о Мишиной смерти, она пишет в дневнике: «Я дала клятву, что самое лучшее, что будет мною сделано, будет сделано в его память. И сына своего, когда он будет, назову Михаилом».

Рэм Меньшиков рассказывал: «В первые дни, еще до отряда, чтобы как­-то бороться с врагом, мы пришли добровольцами в истребительный батальон. Он нес охрану мостов, дорог, патрулировал ночью по городу, готовился к борьбе с диверсантами.

В середине октября нас подняли по тревоге и направили к месту посадки подбитого немецкого самолета­-разведчика. Подъехав к нему, мы обнаружили одного застрелившегося немца, а трое, сняв пулемет, ушли. Мы начали их преследовать. Один из немцев стал отстреливаться из пулемета, а двое других пытались уйти. Получилось так, что все наши, занятые обезвреживанием стрелявшего, не заметили ухода двух других, а Миша заметил, и мы бросились за ними вдвоем. Около километра мы шли за ними, и вдруг у речки они исчезли. Миша, сказав, чтобы я был готов, прыгнул в воду. Через минуту голос Михаила: «Стой! Руки вверх!» Слышу (уже было темно и трудно было рассмотреть), карабкается кто-­то на берег. Я: «Стой! Руки вверх!» – «Рус, не стреляй!» Выходят два немца, за ними Михаил. Обыскали, оружия нет. Удивляются, что нас всего двое. Тут наши подбежали, и только тогда стало страшно. Это Михаил сказал мне шепотом. Я ему тоже ответил, что страшно».
Не сбылась Мишина мечта стать штурманом. Не успела Ина выйти замуж и родить сына, чтобы назвать его именем любимого человека.

«Истребительный батальон насчитывал около 100 бойцов, – вспоминал Геннадий Зайцев. – Мне было доверено руководство комитетом ВЛКСМ, активными членами бюро были Николай Третьяков, Анатолий Петухов, Павел Горшков. Первым командиром батальона был назначен Алексей Петровский, а комиссаром Давид Коган.

Летом 1942 года сформировали партизанский отряд под командованием Жогина. В этом отряде находились и разведчицы Нина Барсукова, Шура Петрова и Сима Королькова. Они получили задание выйти к железнодорожной станции Насва и выяснить расположение противника. При возвращении с задания в селе Заболотье Новосокольнического района они встретили полицейских в красноармейских фуражках и посчитали их за партизан. Были схвачены и после пыток расстреляны. Полицаи, то есть русские изменники, были страшнее немцев, в них труднее было распознать врага.
В этом отряде находились также кашинские комсомольцы Володя Андрианов, Василий Бурлаков, Владимир Максимов, Саша Сухарев, Миша Субботин, Виталий Валаев. Виталий Валаев и Михаил Субботин погибли при разгроме вражеского гарнизона».

Сам Геннадий Зайцев, как и большинство молодых людей, рвался на фронт, но в 1941 году вместе с 19 ребятами был направлен в ЦК ВЛКСМ, и его с Толей Петуховым определили в спецшколу, в группу подрывников. Подготовку они там получили основательную. Однако, когда парней отправляли на территорию, занятую фашистами, оружия им не дали: они должны были отобрать его у врага. Основной задачей было минировать железнодорожное полотно и пускать под откос вражеские эшелоны на участке Новосокольники – Насва.

Отряд, в котором сражался Зайцев, назывался «За Родину». Воевал Геннадий замечательно, об этом много рассказывали бывшие калининские партизаны, которые ежегодно собирались в нашем доме. Да и между моим отцом, Александром Павловичем Константиновым, и Геннадием до конца папиной жизни сохранялись удивительно теплые отношения, а дружба их началась далеко от Кашина, в псковских лесах.

Однажды, когда папа с Иной возвращались с задания, они увидели, как на повозке перевозили раненых партизан, и вдруг один из них позвал: «Александр Павлович!» Оказалось, это Геннадий, получивший тяжелое ранение. Переправить его на Большую землю не удалось, и он лечился в партизанском госпитале, скрывался в лесу от карателей. Опекали его, с риском для жизни, и деревенские жители.

Среди довоенных записей в дневнике Ины есть такая: «Танцевала с Зайцевым из 9 «В», и нужно сказать, что с ним танцевать очень легко. Вообще он славный, деловой, серьезный, но где нужно, умеет и посмеяться, и пошутить».

По возвращении домой Геннадий уже не мог танцевать: сказывалось ранение ноги. В 6­-й партизанской бригаде Зайцев был заместителем комиссара, членом Невельского подпольного райкома комсомола. После войны возглавлял Калининское областное управление лесного хозяйства, получил звание заслуженного лесовода России, стал лауреатом Государственной премии. Одна из улиц Кашина названа его именем.

В отряде вместе с Иной какое-­то время находилась еще одна кашинская девушка, Тоня Руделева. У нас в доме сохранились два письма от Тони, но о партизанских буднях она пишет скупо. В послевоенные годы она частенько навещала папу, да и жила она, кажется, неподалеку, на Курортной набережной.

В начале статьи мне хотелось подчеркнуть, что Ина и ее сверстники мечтали о будущем, мечтали о счастье. Но, когда разразилась война, для них важнее стало другое – счастье и свобода Родины.

Их встреча через шесть лет не состоялась. Из бывших на вечеринке мальчиков остался только Леша Белов. Из девушек, кроме Ины, воевали Лена Дорогутина и Клава Румянцева. Обе ушли на фронт в 1941 году и вернулись с Победой.

У каждого из тех, о ком я рассказала, была своя судьба, и вместила она очень многое, даже если срок пребывания на земле оказался совсем коротким. Потому что жизнь их была наполнена большим смыслом – любовью к Родине и своему народу.

Покуда мы живы, забывать об этом не вправе. 

Автор: Регина КОНСТАНТИНОВА, сестра и дочь партизан
27

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В тверском регионе отметили День клубного работника
День клубного работника, который проходит в нашей области с 2002 года, можно смело назвать уникальным, поскольку нет больше ни одной отрасли, специалисты которой в календаре имели бы отдельный, подчеркнем, региональный профессиональный праздник.
02.12.201623:03
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию