23 Марта 2017
$57.64
62.27
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 23.09.2013

Повесть о счастливом человеке

Фотограф: Семейный архив

Ветерану Великой Отечественной Борису Забродину – 100 лет

23 сентября в квартире на Новоторжской соберется вся его большая семья – дети, внуки, правнуки, праправнуки. Юбиляр обязательно сразится с сыном Владиславом в любимые шахматы, бережно пролистает новые подаренные книги (такого любителя чтения, как он, еще поискать) и, как полагается старейшине, сядет во главе стола. Здесь все называют его просто Дедом. В этом слове – и глубокое уважение, и глубокая любовь. «У деда спроси», «Дед знает» –звучит как семейный пароль. 

Химия и лирика

В гостях у Бориса Григорьевича я побывал за несколько дней до праздника. Первое, что сразу бросилось в глаза, – большой стенной шкаф в коридоре, снизу доверху заставленный томиками разного калибра. «Иногда мама отца даже слегка укоряла: «Не покупай больше. Все равно столько не прочесть», – с улыбкой рассказывает дочь ветерана Ирина Борисовна. Сейчас на его столе лежит совсем новая книга Павла Басинского «Святой против Льва» о двух выдающихся современниках – графе Толстом и Иоанне Кронштадтском. Вот такие интересы у хозяина дома. 
В комнате Бориса Григорьевича можно увидеть большую фотографию уже немолодой женщины с красивыми, чуть печальными глазами. Это Мария (Муся, как называл ее муж), любовь на всю жизнь. Почти полвека прожили супруги вместе в полном согласии, без ссор и обид. Несколько лет назад в одной из газетных заметок Забродина назвали однолюбом. Он с этим согласен: «Да, жена была моим светом, моей судьбой». 

Познакомились они в другой стране – СССР. Почти 80 лет прошло с того дня. Есть в Подмосковье небольшой город Электросталь. В 30­-е годы заводы там росли один за другим, и рабочие приезжали со всей страны. Среди них и молодой инженер­-химик Борис Забродин. Родом он из Калинина, но комсомольская молодость позвала в дорогу, туда, где кипела большая работа. 

– В университете я изучал производство взрывчатых веществ и боеприпасов, – рассказывает мой собеседник. – Поэтому неудивительно, что в итоге оказался на военном заводе, в исследовательской лаборатории. Школьная любовь к точным наукам мне очень пригодилась: помогала сосредоточиться, не допустить ошибку. 

На заводе он и встретил ее. Лаборантка Мария понравилась Борису сразу. Чем? 

– Даже не знаю, – улыбается немного виновато Забродин.  – Добрая была, веселая, честная…
Кто­-то скажет: эти слова мало что значат. Но разве можно словами выразить любовь? 

Молодые решили переехать в Калинин, на родину Бориса. Здесь осталась его семья. Тогда еще никто не знал, что скоро придется забыть о мирной жизни. Сестра Людмила будет работать медсестрой в военном госпитале, сестра Антонина вместе с мужем Михаилом станут связистами, а самый младший, самый любимый брат Слава, в честь которого Борис Григорьевич спустя годы назовет сына, пропадет без вести под Сталинградом… 

Ветеран бережно хранит военные награды: ордена бое­вой Красной Звезды и Отечественной войны, медали «За отвагу», «За боевые заслуги», «За взятие Берлина». До столицы Германии дошел этот человек. Но много говорить о себе Забродин не любит. Во время нашей беседы он не раз повторил: «Понимаете, мне ведь почти не пришлось сражаться с фашистами с оружием в руках…»

Смерть прошла мимо

Действительно, его война началась в глубоком тылу. Редкая эта профессия для бойца – пиротехник. Стоит еще раз напомнить, что в университете наш земляк имел дело с взрывчатыми веществами.
Специалиста отправили в далекий пермский город Кунгур: там на складе боеприпасов ему предстояло готовить снаряды к отправке на фронт. Семью эвакуировали в тот же регион. Сейчас Ирина Борисовна с юмором вспоминает, как ехали они в теплушке, где яблоку негде было упасть, в эвакуацию за сотни километров от дома, как беременная мать едва не отстала от состава. Тогда только и думали: «Скорее бы добраться». 

А новости с передовой приходили одна тревожнее другой: отгремели бои под Москвой, отступил враг от столицы, но теперь стягивает силы под Сталинград. Быть в тылу молодой специалист больше не мог. В это время в Свердловске формировали инженерно-­минную роту… 

– А я ведь как раз инженер! – горячо продолжает свой рассказ Борис Григорьевич. ­ Понял: вот она, моя дорога на фронт. 

Роту включили в состав 19-­й механизированной бригады и сначала отправили под Белый. Нужно было отвлечь силы немцев, не позволив им передислоцироваться на Волге. Многое пришлось пережить бойцам в те дни: бригада оказалась в кольце окружения. Стало понятно, что помощь подойти не успеет. Пришлось, выведя технику из строя, оставить ее и уходить, взяв только личное оружие. 

Через несколько месяцев бригаду отправили на границу Воронежской и Курской областей. Приближался час великого сражения, рокового для немцев и победоносного для Красной Армии. Но бойцам не удалось вступить в схватку с врагом: их держали в запасе на случай вражеского прорыва.
Этого не произошло. 

– А потом мы уже только догоняли немцев, – улыбается Борис Григорьевич. – Фронты менялись постоянно, и сейчас даже трудно вспомнить их последовательность. Мы взрывали склады с боеприпасами, вывозили оружие. Тяжелая это работа – война… 

Однажды под Белоруссией на их машину, загруженную минами и взрывчаткой, стал пикировать вражеский самолет. Забродин видел, как летчик целится. Казалось, вот-­вот произойдет катастрофа. Но пилот не ударил, выбрал другую цель, и они остались живы. Смерть не раз была рядом, но всегда обходила стороной. Значит, хранила Бориса любовь…

И дольше века длится жизнь

В апреле 45­-го 19-­я механизированная вошла в Берлин. Там Борис совершенно случайно встретился с артиллеристом Василием – мужем своей старшей сестры Калерии. Он начал жадно расспрашивать его о родных, и с новой силой ожили мысли о доме. Но в Германии Забродину пришлось задержаться на долгих четыре года – началась служба в Советском военном агентстве. Вместе с другими инженерами он осматривал немецкие заводы, решал, что можно вывезти в СССР, чтобы помочь восстановить сильно пострадавшую в годы войны советскую промышленность. 

Когда наконец вышел срок его службы, Борис Забродин вернулся на родину и больше 20 лет проработал на Калининском комбинате искусственного волокна. Начал сменным инженером, затем был назначен начальником цеха, а со временем стал и главным инженером предприятия. К боевым наградам добавилась мирная – орден Трудового Красного Знамени. Сегодня и эта страница жизни уже позади. Столько времени прошло, с тех пор как Борис Григорьевич ушел на заслуженный отдых.
Сейчас его забота – благополучие близких. Он с гордостью говорит: «Мой сын – кандидат химических наук, дочь – медицинских. Есть в семье и компьютерщики, но это уже более молодое поколение – внуки и правнуки. То, что для меня тайна за семью печатями, для них азбука».

Он живым и невредимым вернулся с войны, полвека прожил в мире и согласии с верной женой, вырастил заботливых детей, помог воспитать внуков и теперь встречает свою осень в кругу самых близких и любимых. Нет, не зря Борис Григорьевич называет себя счастливым человеком. И заглядывать в конец главной своей книги – книги жизни – не спешит. После сотой есть еще увлекательные страницы, которые нельзя перелистать.  

Автор: Артур Пашков
16

Возврат к списку

В Твери названы имена лучших молодых поэтов России
Во вторник Тверь стала литературным центром всей нашей огромной страны: во Всемирный день поэзии в столице Верхневолжья подвели итоги Всероссийского конкурса молодых поэтов «Зеленый листок», учрежденного поэтом Андреем Дементьевым. Награждение победителей проходило в единственном в России Тверском Доме поэзии.
22.03.201721:38
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию