25 Мая 2017
$56.27
62.92
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
К юбилею комсомола16.09.2013

Страны нашей дочка

Совсем недавно, 28 августа, мы отметили 95-летие Лизы Чайкиной. Но приближается еще одна дата: 22 ноября 1941 года отважная партизанка, отказавшись выдать своих товарищей, была расстреляна фашистами после жестоких пыток

И сколько бы лет ни прошло, а школьники, приходящие в Тверской музейно­выставочный центр имени нашей героической землячки, так же внимательно вглядываются в ее редкие портреты, газетные вырезки, документы – новое поколение хочет лучше узнать Чайку.

В преддверии памятной даты федеральный телеканал «Культура» снимает о ней документальный фильм. В него войдут эпизоды с героями­партизанами Верхневолжья, прошедшими свой фронт за линией фронта, сотрудниками музея, бережно хранящими все, что связано с жизнью легендарной Лизы Чайкиной. И потянутся нити от настоящего к прошлому, связывая воедино время и судьбы. Наверное, так и создается полноценный образ: сначала мы видим Чайку на снимке, потом читаем воспоминания о ней, узнаем, как отражается ее судьба в судьбе страны. Немало штрихов к портрету героини добавит и очерк Николая Михайлова «Лиза Чайкина», опубликованный в самый разгар
Великой Отечественной в серии «Библиотечка молодого партизана». Он давно не переиздавался, поэтому почти неизвестен современному читателю. Сегодня мы публикуем отрывок из этого произведения.

В густых лесах Пеновского района Калининской области затерялась маленькая деревушка Руна. Здесь и родилась Лиза Чайкина. Семья была большая, а рабочих рук мало. Отец вернулся с империалистической войны контуженным. Жили впроголодь.

– Хлопотали от зари до зари, а земля нас плохо благодарствовала, словно серчала на нас, – вспоминает мать Лизы, Аксинья Прокофьевна. – Все видели: и по миру ходили, и кору глодали. Да кабы только мы так жили: все в деревне один одного бедней были.

Женщина с типичным лицом русской крестьянки изредка подносит к лицу платок. На ней старая фуфайка, выгоревшая рыжая шаль, мужские башмаки.

– В том и остались, – говорит мать. – Все бандит забрал. Курей было тридцать две, гусей семь штук, овечки, свиньи. Сейчас ничего не осталось. Коров­то отнял еще в лесу, мы из деревни ушли, а он нас поймал. Собрал в кучу. Стали прощаться: думаем, конец пришел. А тут ра­зом наши его потревожили сильно. Мы­то, старики, словно партизаны, кустами да балочками в свои шалашики, в лес обратно. Так и хоронились, пока его не выгнали.

Снова и снова мать вспоминает о Лизе. Когда слезы подступают к горлу, она теребит край платка, подавляет волнение, и опять течет ее неторопливая речь:

– У меня еще дочка есть, Маня. Она в школу бегать стала, а Лизанька­то махонькая еще была. В книжку ткнется: «Мама, что здесь написано? Мама, пошли меня учиться». Я к учительнице: «Примите, – прошу, – уж очень хочет грамоту узнать».

Собрала я Лизаньку, платье новое сшила. Такая она вострая была! Маня­то старше, а Лиза ее грамотой забивала. Прибежит, скажет: «Опять у меня отлично». Вот ведь какое дите удалось – из всех!

Маленькой она песни любила, рассказы про деревенскую жизнь. Бывало, заиграют наши старые деревенские песни про темноту, про горе, про судьбу­злодейку, а Лиза слушает да все спрашивает: «Так ли было, как в песне?» – «Было, дочка, еще темней было». Она забьется в угол, плакать начнет: «Песня неправильная».

Такой была Лиза в детстве. Такой осталась в памяти всех, кто ее знал: с пытливым умом, с открытым сердцем.

Спустя годы Лиза стала постоянным гостем в комсомольской ячейке и однажды вернулась домой с комсомольским билетом. В Руне она была первой комсомолкой. Однажды отец спросил Лизу: «Что это за комсомол такой? Окромя билета что он тебе еще даст?»

Лиза объяснила, как могла, но отец просил прочесть «по писаному». Тогда она привезла домой из избы­читальни тоненькую истрепанную книжку. Это была речь Ленина на Третьем съезде комсомола. Читали ее несколько вечеров.

– Ну а ты, Нюра, пойдешь в комсомол? – спросила Лиза свою близкую подругу. В следующее воскресенье они ушли вместе на собрание.

С лета 1933­го жизнь в Руне стала значительнее. Что­то новое, на первый взгляд неуловимое проникало в избы колхозников. Выбирая свободные минуты, Лиза доставала газету:

 – Смотри, мама, – возбужденно говорила она, – какая жизнь становится! Давайте скорей поставки выполнять, продналог платить.

И старая Аксинья Прокофьевна накидывала платок и шла к соседкам, «организовывала и воспитывала народ».

Летом 41­го Лизу, секретаря Пеновского райкома, послали в Калинин, на партийные курсы. Здесь ее и застала война. Едва прослушав сообщение по радио, она отправилась в район. Вновь закипела работа. Девушка мобилизовала комсомольцев на уборку урожая, на транспорт, организовала военную учебу.

«Учусь стрелять из винтовки, бросаю гранату не хуже ребят, скоро доберусь и до пулемета. Посмот­ришь, воином стану, да еще каким!» – писала она в те дни подруге детства Нюре Барсуковой.

Фронт приближался. Однажды вечером Лиза услышала шум. Тревожное чувство охватило девушку.

– Откуда? – спросила она подростка, шлепающего босыми ногами по мягкой пыли.

– От немцев уходим, – бросил он на ходу.

На следующий день в Пено собрался комсомольский актив; не слышно ни шуток, ни песен – все озабочены. Все понимали: надо действовать.

Накануне прихода немцев Лиза зашла в родную деревню. Побыла она в доме лишь несколько минут и попросила мать дойти до пристани.

– Вот, мама, может быть, в последний раз и идем вместе.

– Что ты, Лизанька! – испуганно прошептала та.

– В партизаны я ухожу. Может, погибну. Да ведь не одна я такая. Но народ наш выстоит, все перенесет, а на фашистов работать не будет.

Мать ни о чем не расспрашивала: знала, что это лишнее.

У Лизы началась новая жизнь, новые заботы. Люди в партизанском отряде уходили в разведку, отправлялись на операции. Все делали по­хозяйски, основательно, словно всегда жили в лесу.

В середине ноября Лизу позвал начальник отряда. Он протянул ей брошюру – доклад товарища Сталина о XXIV годовщине Великой Октябрьской социалистической революции.

Партизаны решили рассказать о докладе народу, оставшемуся в деревнях. День за днем ходила Лиза по мокрым колеям проселков.

 – Верьте, – звучал ее страстный, убежденный голос, – не сегодня­завтра придет к нам Красная Армия, прогонит и перебьет всех немецких солдат, освободит наши колхозы от фашистского гнета. Все боритесь с врагом, не щадя жизни.

22 ноября Лиза провела собрание в селе Жуковке и отправилась отсюда на хутор Красное Покатище, к своей старой подруге Марусе Купоровой. В тот момент, когда она входила в дом, Тимофей Колосов, бывший кулак, не одеваясь, побежал в штаб.

– Пришла, – воровато шепнул он.

Машина с эсесовцами понеслась к Красному Покатищу. Лизу оставили в одной рубашке и босую погнали в Пено. Темно, дороги не видно, коченеют руки. Во рту все пересохло. Пришли в штаб.

– Ты партизанка?

Молчание.

Солдаты бьют прутьями по ногам, рукам, спине.

Молчание.

– Где твои товарищи? Кто тебя послал?

– Смерть вам, проклятым! – сказала Лиза и плюнула в лицо офицеру.

Девушку повели к водокачке на расстрел. Из толпы вышла женщина. Это была Аришка Круглова, как всегда пьяная. Немцы притащили ее сюда. Аришка подошла к Лизе:

– Это и есть партизанка, первая комсомолка.

Офицер подал команду.

– Я готова. Стреляйте, палачи! – крикнула Чайка.

Прогремели выстрелы – Лиза упала на свежий снег, обагряя его кровью, потом приподнялась.

– За Родину, за народ! – воскликнула она слабеющим голосом.

*  *  *

Пройдут многие и многие годы, зарастут чертополохом и бурьяном могилы предателей, развеет ветер кости немецких солдат. Снова зацветет наша советская земля, и всюду с глубокой любовью и великим уважением будут вспоминать жизнь и смерть героической комсомолки Елизаветы Ивановны Чайкиной. 

Автор: ТЖ
168

Возврат к списку

Тверская область принимает международный саммит по безопасности
В Завидове проходит VIII Международная встреча высоких представителей, курирующих вопросы безопасности. В ней принимают участие делегации 95 стран, а также ООН.
24.05.201721:26
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию