19 Января 2017
$59.18
63.23
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 26.08.2013

Второе дыхание Венедикта Лукина

Фотограф: Александр Солодков

Про этого уважаемого доктора и знаменитого спортсмена в Торопце говорят: живет как на вулкане. Но при этом никто не слышал от него ни одного грубого слова, а на него – ни одной жалобы

Ему уже 65. Считается, что это возраст осени, когда настало время беречь отпущенные природой силы. Кто­то, пожалуй, представит себя в кресле­качалке с газетой в руках. Но только не Лукин. Для него «заслуженный отдых» (хотя какой отдых у человека его профессии!) совсем в другом: зимой – лыжи, летом – велосипед или десятикилометровый кросс. И так каждый день.

Когда бежишь не просто по длинной, а очень длинной дистанции, порой кажется, что заветный флажок не приближается, а, напротив, становится дальше. И сил уже нет, перед тобой стена, организм восстал. Но дойти до финиша надо. Это как искусственная вентиляция. Отключается сознание. Боль. Дыхание. И остается только сердцебиение – тук, тук, тук… И ни в коем случае нельзя, чтобы оно умолкло.

Лукину это чувство знакомо не понаслышке. Вся его жизнь – и в медицине, и за ее пределами есть один большой марафон. Вперед и вперед. В памяти вместо километровых отметок вдоль трассы – верстовые столбы пройденных лет. Солнечные 50­е – время его детства, студенческая юность 60‑х, и неуклонный профессиональный рост – в 70­е, 80­е, 90­е…

Мужчины не плачут, они огорчаются

Он родился в Мордовии, рос в Красноярском крае, в селе Себеж, не один год работал на курганской земле. Но это только одна сторона судьбы. На его «спортивном» глобусе цветом победы отмечены Германия, Латвия, Канада, США, Франция, Италия, Австрия… Только в Московском международном марафоне мира он участвует уже 27 лет. Но самым волнующим, самым радостным мгновением считает не вручение долгожданной награды, а раздающийся в динамике голос комментатора: «Первым к финишу пришел Венедикт Лукин – Россия, Торопец».

– Это мой город, – говорит чемпион. – Я здесь живу и работаю больше 30 лет.

– Но характер-­то, наверное, все-­таки сибирский? – спрашиваю.

– Не думаю, – улыбается он. – Скорее, не география, а родители так воспитали.

Но улыбка у этого доктора точно сибирская – широкая, добрая, настоящая.

Здесь, в Сибири, он и начал свой марафон длиною в жизнь. Семья была большая и дружная. Родители весь день работали в колхозе, а все четверо детей, конечно, помогали и в поле, и по хозяйству. Так что характер не характер, а закалка была получена что надо. В остальном – обыкновенное счастливое детство, когда и вода в ручье слаще, и летний дождь теплее. Веня рыбачил на таежной реке, ходил с мальчишками в лес за кедровыми орехами. Вот тебе и первые соревнования: кто быстрее взберется по стволу на 10–15 метров. Обуваешь на ноги «когти» и карабкаешься вверх. Стучишь по веткам, сбиваешь шишки, а внизу их собирают ребята.

В больших семьях мальчишки взрослеют быстрее. Особенно в сельских. «С удочкой – на хариуса, с ружьем – на рябчика» – это картинка из его детства. Двустволку рано пришлось взять в руки – там, в Сибири, с ней не шутят, с ранних лет учатся обращаться с оружием, охотиться в тайге.

– Да, с ружьем я походил немало, – вспоминает Венедикт Лукин. – Но стрелять не любил, куда больше мне нравилось просто гулять по лесу, слушать пение птиц.

А разве можно забыть рыбалку?! Блюдо детства – конечно же, уха. Ох, и наваристая была, до сих пор ее вкус помнится! Обычная сибирская жизнь, словом.

В школе Веня учился хорошо и старался не хулиганить, чтобы не огорчать родителей, которым и так приходилось нелегко. А в седьмом классе ему вообще стало не до глупостей – в его жизнь пришел Спорт. Три года Венедикт становился чемпионом Красноярского края по лыжным гонкам среди школьников. В 9–10­х классах он уже был готов бежать тридцатку за взрослую команду, но его не допускали: школьникам – 5 километров, и не больше.

– У меня был отличный тренер – наш учитель физкультуры, мастер спорта по лыжным гонкам Анатолий Джебко. Это он привел меня к первым спортивным вершинам, в том числе и к участию в первенствах Советского Союза.

Потом Венедикт успешно защищал честь уже не школы, а вуза. Медицинского. Очевидно, тренер разглядел в своем воспитаннике что­то еще кроме спортивной закваски – рассказывал мальчишке о трудной, но такой важной профессии врача. Конкурс в Красноярский медицинский был огромный: белый халат легкой жизни не обещал, но профессия привлекала многих.

– Сдал четыре экзамена и поступил, – просто говорит Лукин, словно речь идет о рядовом событии, а не о серьезном испытании. Зато к рабочим будням опытнейший врач­анестезиолог до сих пор не привык. Точнее, сердце не привыкло видеть в работе рутину, снисходительно относиться к понятию «врачебный цинизм». Душа не огрубела. И он знает, как ей помочь при случае:

– Бег – отличное лекарство от стресса и плохого настроения. Намотать в месяц от 300 до 700 километров для меня норма. Конечно, каждому такие нагрузки я рекомендовать не могу, все­таки в моем случае это связано с подготовкой к серьезным соревнованиям. Но, поверьте, после хорошей пробежки в центральной нервной системе образуются эндогенные опиаты. Благодаря им вы обретаете внутреннее спокойствие, чувствуете себя значительно бодрее. Кросс в этом отношении сильнее обманного действия алкоголя и наркотиков. И еще совет: если вам не хватает радости, катайтесь на велосипеде – во время таких прогулок тоже вырабатывается гормон удовольствия.

Смотришь на Лукина и понимаешь: в его­то крови этот гормон еще с детства прописался. С мальчишеской рыбалки, с лыжных состязаний. Бег пришел к нему позже и на первый взгляд не от хорошей жизни: судьба занесла молодого врача в Курганскую область, на границу с Казахстаном. Климат здесь своеобразный, и январь нередко превращается в март: оттепель, дожди. Так что лыжные ботинки тут же уступили место кедам. А под Курганом, где Лукин семь лет работал врачом в селе Мокроусово, приходилось бегать летом… в сапогах. По глинозему. Оказавшись в Торопце, вздохнул с облегчением: можно снова обуть кроссовки.

Тогда еще он не знал, как пригодится ему долгое дыхание. Теперь он давно уже ветеран Московского международного марафона мира и лучший свой результат, кстати, показал на пороге 50­летия: пробежал 42 километра 195 метров за 2 часа 34 минуты. Но для него это не самый­самый результат.

– В Германии традиционно проводят чемпионат мира среди врачей и аптекарей, – рассказывает Венедикт Семенович. – Я выигрывал его неоднократно. Последний раз лучшим в своей возрастной группе стал в этом году. Конечно, приятно ощущать, что ты полон сил, но все же победа для меня не главное. Ведь марафон – это еще и встречи с коллегами. Благодаря соревнованиям я нашел новых друзей. Например, Юру Вашенцева из Подмосковья, который из списка соперников быстро перебрался в список товарищей. У нас с ним и помимо спорта немало общего.

Летом его ждут марафоны в Латвии, зимой – в Канаде, США и других странах. И каждый день, независимо от времени года, – работа в больнице. И каждый вечер – обязательная тренировка. Правда, часто она принимает неожиданный поворот. Звонит сотовый, и Лукин почти всегда заранее знает, что услышит: «Венедикт Семенович, привезли человека на «скорой», будем оперировать. Нужна анестезия». И врач, в спортивных шортах и кедах, снова бежит. Только уже в обратную сторону – в больницу. «Ничего, тренировка­то все равно продолжается», – шутит он.

Скоро снова паковать чемоданы: впереди престижный марафон Васалоппет в Швеции. 90 км на лыжах. Поездка эта недешевая, и как хорошо, что есть люди, от чистого сердца помогающие нашим спорт­сменам – и профессионалам, и любителям – завоевывать для страны все золото мира. Венедикт Семенович с благодарностью называет имя Владимира Сапунова, директора Торопецкого лесхоза: «Если вернуться в прошлое, то в 1993­м, например, моя зарплата равнялась примерно 15 долларам, а поездка в Европу стоила несколько сотен. Так что без Владимира Владимировича многих моих побед не было бы вообще».

Чемпион мира по лыжному марафону среди любителей. Чемпион России на дистанции 30 км... Дипломы на русском и иностранных языках, медали, кубки… Его рабочий кабинет чем­то напоминает кабинет тренера. Регалий столько, что Лукин иногда и сам не сразу может вспомнить, где же это он в очередной раз поднялся на пьедестал.

Конечно, были соревнования, о которых говорить не очень хочется – жаль упущенной пальмовой ветви. Но не до слез. «Мужчины не плачут, мужчины огорчаются», – любит повторять Венедикт Семенович. И если уж совсем обидный проигрыш, врач­анестезиолог укоряет себя: мало тренировался, Лукин! Или немножко оправдывается: инвентарь подвел.

– Если я когда­нибудь приму допинг, перестану себя уважать, – уверенно говорит он. – Причем здесь спорт? К тому же таблетки – лишь подстегивание организма, и не более того. Нужны тренировки, самоконтроль, сбалансированное питание: в пище должно быть 50 процентов углеводов и по 25 – жиров и белков.

Подумав, Лукин добавляет: «А еще и профессия помогает, дисциплинирует. Врач не может себе позволить быть в плохой форме, иначе надолго его не хватит». И это правда. Не зря людям профессии Венедикта Семеновича пенсию дают после 20 лет работы.

Пока больной спит

До недавнего времени он был единственным анестезиологом на весь Торопецкий район. В день, когда мы познакомились с доктором Лукиным, ему, мягко говоря, оказалось не до бесед: две плановых операции и одна экстренная. Между ними и говорили. Урывками, но что поделаешь.

До наркоза пациент, если все в порядке, в сознании. Для него операционный стол – в какой­то степени алтарь, он не может не тревожиться за свою жизнь. И анестезиолог в преддверии операции должен отвлечь его, поговорить: чем занимаешься, какие интересы, что беспокоит? Такая информация может быть полезна и для самих врачей: «мелочей» в их работе не бывает.

Бытует мнение: чтобы усыпить человека, ему накладывают маску с эфиром, но это уже в прошлом. Сегодня это средство уже не применяют, так как оно вызывает неприятные ощущения, а самое главное – больного нужно долго выводить из наркоза. Все препараты абсолютно безопасны, но анестезиолог обязан быть с пациентом и до, и во время, и после операции. Даже если приходится перешагивать через страшную усталость.

– В крайнем случае, можно найти 10–15 минут вздремнуть на диване, – как о чем­то совершенно обыденном говорит Лукин. – Я уже привык к такому графику. Хорошо, что появился второй анестезиолог: теперь на соревнования можно уезжать спокойно, не беспокоясь о замене.

В хирургическом отделении на стене висит плакат: «Ценность анестезиолога определяется не постоянной занятостью, а постоянной готовностью». Стопроцентно предсказать, как пройдет операция, не может никто. Анестезиолог ее ведет, позволяя хирургу делать свое дело спокойно: убавляет или увеличивает дозу лекарства, при необходимости вводит дополнительный препарат. После того как хирург завершает свою работу, у анестезиолога ее еще немало.

Несмотря на то, что сегодня в помощь Лукину поступила прекрасная современная техника, в том числе немецкий нар­козно­дыхательный аппарат, с которым вполне управляется медсестра, его работа остается такой же ответственной, как и 20–30 лет назад.

Сейчас уже трудно поверить, что когда­то Лукин вопросительно смотрел на старших врачей: он просто не знал, что делать дальше. Но такое было. В селе Мокроусово Курганской области, куда он попал по распределению, пришлось сразу переходить от институтской теории к практике. Венедикт еще не имел анестезиологического и хирургического опыта. С благодарностью он вспоминает курганского доктора Якова Витебского, ставшего для него одним из главных учителей. Может быть, не будь этой встречи, не было бы и такого уверенного профессионального роста. Со временем Венедикт Семенович сам стал хирургом, затем вырос до заместителя главврача, а покинул Мокроусово уже главным…

В Торопец, в свои родные края, его «перетянула» жена. Теперь его дом здесь. В больнице, где он работает уже более 30 лет, никто не сказал о нем ни одного плохого слова. Ни пациенты, ни коллеги. «Просто я человек бесконфликтный», – пожимает плечами Венедикт Семенович. И все же дело не только в этом.

– К медицине у Лукина талант от Бога, – говорит главврач Торопецкой ЦРБ Азиз Ибрагимов. – Он отличный друг. Для меня это значит, что я могу полностью ему доверять и во всем на него положиться. Вот лишь один пример. Лето – время отпусков, в больнице остаются всего один­два хирурга. Конечно же, они не справляются. И Венедикт обязательно поможет: зашьет рану, вправит плечо. Словом, универсальный доктор.

Пару лет назад с подачи Венедикта Семеновича и главный врач вышел на старт соревнований по бегу. «Чуть не умер на дистанции пять километров», – признался потом.

Такой уж он, Лукин, по своей натуре. Любит вовлекать окружающих в полезный жизненный ритм и своим примером показывать: здоровый образ жизни – это залог профессионального успеха и душевного покоя. Как врач, видит большую пользу в том, чтобы все делать на максимуме своих возможностей. Застаиваться, залеживаться нельзя ни в коем случае. Однажды случилось так, что ему самому потребовалась операция под местным наркозом.

– Наверное, это единственный случай в вашей практике, когда вы были в операционной, но не работали?

– Нет, – улыбается Лукин, – я помогал хирургу – держал крючки.

Автор: Татьяна Смелкова
37

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Тверской области стартовала программа «Нас пригласили во Дворец»
Проект «Нас пригласили во Дворец» реализуется по инициативе губернатора Игоря Рудени. Всего в масштабной акции примут участие более 33 000 учащихся 526 школ Твери и области. В картинной галерее побывают 513 групп, составленных из учеников 8-х классов. Численность же обучающихся в 9–11-х классах составляет около 21 000 человек.
19.01.201711:17
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию