16 Декабря 2017
$58.9
69.43
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 30.07.2013

О чем звонят колокола

Фотограф: Сергей Глушков

К 1025–летию Крещения Руси

Кому-то может показаться, что нынешняя дата недостаточно кругла для общенародного празднования. У Русской Православной Церкви к ней другое отношение: она и без всякой круглости ежегодно 28 июля (15-го по старому стилю) в день памяти равноапостольного великого князя Владимира празднует свое рождение. 

И все же, услышав в минувшее воскресенье праздничный перезвон колоколов, по благословению митрополита Виктора прокатившийся по всем тверским храмам, все мы – и верующие, и неверующие – волей­неволей должны были ощутить нашу общую принадлежность к русской культуре и русской истории, непредставимой без этой колокольной музыки, без сияния православных крестов и торжества крестных ходов с хоругвями и иконами. И многие из нас, движимые чувством единения, вышли на улицы, чтобы принять в них участие.

Кстати говоря, мало кто знает, что церковные колокола – чисто русское явление. Византия, из которой пришло к нам православие, колокольной музыки не знала. Но жизнь на широких русских просторах оказалась непредставима без этого небесного гласа. По нему народ в Божий храм собирался, и о бедствиях – пожарах и войнах – он же набатом возглашал. Да и о самой жизни человеческой – начиная от рождения, через венчальный перезвон и вплоть до могилы – по нему же узнавали. 

Как тут не вспомнить примечательный факт: когда Тверь окончательно потеряла свою самостоятельность, великий князь московский Иван III велел снять с колокольни Спасо-­Преображенского собора самый большой колокол, дабы не смущал он сердца горожан напоминанием о былой тверской славе. Потому как самый главный колокол был теперь в Москве. Удивляться тут нечему: державное величие Русского царства, как и Российской империи впоследствии, без опоры на Русскую Церковь вообразить было так же трудно, как Россию без колокольного звона.

Отбросим сразу, как не имеющие оснований, всякие обвинения в клерикализме и шовинизме. Сколь ни сложны были порой отношения между церковными иерархами и государственной властью, Русская Церковь на земную власть никогда не претендовала, оставаясь патриотичной и тогда, когда власть ее жестоко преследовала. Ярчайший тому пример – отказ патриарха Тихона благословить Белую армию на междоусобную борьбу в пору, когда большевистская власть взяла курс на буквальное уничтожение Церкви. Да и шовинистические настроения Церковью в целом никогда не поддерживались. Называясь издревле Русскою, она принимала в свое лоно людей всех национальностей, ни одну из них не выделяя особо. И к насильственному обращению в православие она никогда не призывала, строя уважительные отношения с другими верами. Иной позиции в такой многонациональной и многоконфессиональной стране, как Россия, у Церкви быть просто не могло.

Когда великий князь Владимир призвал византийских священников крестить языческую Русь, им двигало не только искреннее восхищение глубиной христианского учения и красотой богослужения, но и осознание того, что держава, которую он стремился укрепить, сильна не столько числом и храбростью воинов, сколько единым духом и единой верой. Он умом и сердцем понял, сколь велик и могуч дух православия. Именно его силой держалось и крепло Российское государство почти тысячу лет.

К 1917 году эта духовная скрепа заметно ослабела. Причин тому было много, но главной оказалось приниженное положение Церкви, лишенной при Петре Первом патриаршества и жестко подчиненной государственной власти. Сохрани она свое влияние, атеистическая революция в России была бы невозможна.

Пришедшие к власти большевики решили заменить православную скрепу другой, коммунистической. О том, что коммунизм был не просто взятой на вооружение идеологией, но именно религией, в которой труды вождей играли роль священных книг, партийные и прочие собрания заменяли богослужения, а праздничные демонстрации – крестные ходы, говорилось и писалось достаточно много. А вот колокольный звон ничем заменить не смогли. И тогда его просто запретили. Почти семьдесят лет многозвучный глас Святой Руси был под запретом. И понятно почему: при его наличии антицерковная пропаганда не могла быть действенной. 

Духовного запаса коммунистической квазирелигии хватило, как известно, всего на несколько десятилетий. И когда стало ясно, что запас этот исчерпан, наша великая держава зашаталась. В самый канун тысячелетия Крещения Руси опасность была столь явственна, что последний генсек КПСС неожиданно распорядился отметить этот юбилей как общенародное и общегосударственное событие. Отвергаемая, унижаемая и преследуемая Церковь вновь призывалась к спасению страны! И как знать: грянул бы тогда набат по всем городам и весям, где сохранилась хотя бы искорка тысячелетней веры, – вспомнил бы народ о своем духовном единстве, и не развалилась бы держава. Только не мало тогда еще было колоколов на храмах…

Огонек все-­таки вспыхнул. Именно в год тысячелетия Крещения разом стало тесно в немногих действующих храмах. В привыкшей ко всяким очередям стране возникли небывалые прежде очереди – на крещение. Народ возвращался к вере предков. Священники едва успевали крестить младенцев и взрослых, вдруг вспомнивших о своей принадлежности к православной России.

Но были и другие ожидания. Многим тогда казалось, что выход из очевидного экономического и политического тупика, в котором оказалась страна, не в церкви надо искать, а в так называемом цивилизованном мире с его ценностями демократии и свободного рынка. И хотя никто не говорил, что рынок с демократией и церковь несовместимы, два этих вектора явно расходились. Один уводил нас вовне, другой обращал внутрь, к корням.

Так и шли мы последние четверть века в обоих направлениях сразу. Возрождались храмы и монастыри, рос интерес к собственной истории, ширилось патриотическое движение – и столь же стремительно осваивали мы крикливый и яркий язык рынка с его политтехнологиями, назойливой рекламой и резким разделением на богатых и бедных. 

Этим разнонаправленным движением в значительной мере порождены и нынешние наши внутренние разногласия. Мы были и остаемся народом альтернатив. Не только российское общество в целом, но и каждый человек в отдельности способны вмещать в себя несовместимое. В вопросах веры эта способность, пожалуй, всего заметнее. 

Но при всей жгучести споров, особенно многочисленных на просторах русского Интернета, никто всерьез не признавал негативным сам процесс «второго Крещения Руси», очевидно идущий последние четверть века. Даже нападки на Церковь, на руководство РПЦ чаще всего объясняют недостатками этого процесса, но не самим фактом его существования. 

Церковь и сама признает, что не все в ней безупречно. Но где еще искать сегодня чистоту, где больше примеров самоотверженного служения ближнему, бескорыстия, милосердия, подлинного патриотизма, если не в Русской Церкви? СМИ выносят на общий суд каждый случай недостойного поведения священнослужителей. Но кто знает о сельских батюшках, восстанавливающих полуразрушенные храмы в обезлюдевших селах, живущих на медные гроши зачастую с многочисленным семейством, но при этом буквально светящихся радостью от того, что никто не лишает их возможности ежедневного общения с Богом? Может быть, и хорошо, что о них не трубят в газетах и на телевидении, не смущают их душевный покой. Но мы, общество, должны знать и о них, и о той огромной духовной и одновременно социальной работе, что ведется в тысячах православных храмов. Причем масштабы этой работы растут год от года.

Слова патриарха Кирилла о том, что ни один народ в мире не переживал такого продолжительного и плодотворного периода религиозного возрождения, как наш за последние четверть века, невозможно оспорить. И нынешний колокольный звон, вполне возможно, возвещает о том, что именно этот процесс становится главным содержанием русской истории в нынешнем столетии. 

Автор: Сергей Глушков
229

Возврат к списку

На участке М-11 от Твери до Вышнего Волочка открыли движение
Символический дорожный знак с белой стрелкой на синем фоне перевернут – по новому участку строящейся магистрали М-11 начинает движение первая автоколонна.
15.12.201721:18
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Новости из районов
Предложить новость