20 Октября 2017
$57.57
67.93
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 29.07.2013

Какие наши годы,

Фотограф: АРХИВ СЕМЬИ СЫЧЕВЫХ, Александр Солодков

говорит Спартак Сычев, и он, безусловно, прав

 – С утра на даче был. Дерево у нас там есть одно, старое уже. В бурю его повалит – беды наделает. Вот и спилил. А жена сказала: дрова на даче всегда пригодятся. Так что теперь на чурбаки, а потом колоть.

Вроде бы что особенного в этих словах? Ровно ничего, если только забыть о том, что Спартаку Андреевичу Сычеву исполняется 90 лет. Не так уж часто, согласитесь, мужчины его возраста берут в руки пилу и топор. И не потому он это делает, что больше некому – сам так хочет. Убежден: себе поблажки давать нельзя. Иной на пенсию выйти не успеет, как сразу в старики записывается. А Сычев считает, что надо просто сказать самому себе: мне это по силам, я могу – и старость на тебя рукой махнет, не по пути нам. 

Под горящим Ржевом 

Такую жизненную установку Спартак задал себе еще в юности, когда в 17 лет встретил Великую Отечественную. В мае 1941-­го он поступил в Ленинградское военно­техническое училище, а 22 июня получил первую увольнительную. Получилось – на войну. И вот уже прифронтовая полоса. Правда, первокурсников вскоре вернули: это же по сути вчерашние школьники, ни с военной наукой познакомиться не успевшие, ни оружия в руках не державшие. Дали пацанам пистолеты, показали, как стрелять. И таких – на передовую?! Завернули их, конечно, правильно. Только учеба по законам военного времени была короткой, и еще через полгода те же мальчишки, только в статусе техников-­артиллеристов, пополнили армейские части. Их ждал горящий Ржев.

Это сегодня мы знаем, что направление туда означало почти неминуемую гибель. Их прибыло 12 эшелонов – 12! А назад на переформирование уедет только три. То есть девять из каждых 12 наших бойцов погибнут…

Но все это было еще впереди, они ни о чем таком не знали и не думали – просто рвались в бой. Их не пугала погода – шли дожди, солдаты промокали до нитки, и в сапогах вечно хлюпало, не пугали аскетические бытовые условия – жили в шалашах, сооруженных своими руками. Все перевешивала радость: мы тоже, наконец, воюем!

Под Ржевом в ходу были артиллерийские дуэли, пушка на пушку – кто кого? Одно из наших орудий в разгар боя вдруг замолчало. Расчет суетился вокруг, но было видно, что наладить пушку не получалось. Тогда Спартак, отвечавший за технику, пополз к артиллеристам. Вокруг рвались снаряды – головы не поднять, и одному Богу было ведомо, удастся ли доползти. Но сам он об этом даже не думал. Полз и шептал себе под нос: я смогу, я обязательно сумею! Поломка оказалась незначительной, и через несколько минут дуэль возобновилась. Но тут осколком снаряда убило заряжающего. Думать о возвращении на КП уже не приходилось: Сычев только успевал забивать в ствол снаряды. И вдруг увидел, что наводчик как-­то боком валится на землю. Бросился к товарищу, но тот уже не дышал. И Спартак сам встал к панораме. Крутиться пришлось как белка в колесе:
заряжать, наводить на цель, стрелять. Но, несмотря на все старания фрицев, наша пушка так и не замолчала. После боя присутствовавший на огневом рубеже генерал-­майор, начальник артиллерии армии, вручил Сычеву первую в его жизни правительственную награду – медаль «За боевые заслуги». В горячих местах формальности представления к наградам не соблюдались – командиру давалось право решать этот вопрос самому. Но и эффект от такого награждения был колоссальным.
Спартак запомнил номер своей медали: 149000. К концу войны их число перевалит за три миллиона.

Из огня да в полымя 

На войне мальчишки мужали быстро. Ведь вся она – экзамен на выживание и закалку. Прибыли на новое место – и сразу хватай лопату, забыв про отдых. Окопы должны быть в полный рост. И орудия по самый ствол надо закопать в землю. Блиндаж в три наката – вот когда сноровка валить деревья приобреталась. А пешие переходы! Иногда приходилось идти больше суток без остановок на отдых.
Люди падали с ног от усталости, засыпая на ходу. Потом не знали, в какую сторону податься и подчас попадали в плен. Однажды после почти двухсуточного перехода в такую беду едва не попал и Спартак. Только что, казалось, шел в строю и вдруг очнулся на земле, один, а где­-то вдалеке – шум удаляющейся колонны. Очевидно, он проснулся почти сразу, как упал, и его часть не успела уйти далеко. Кинулся догонять. Даже просто идти было тяжело, а ему пришлось бежать. Успел. 

Военные судьбы складываются по-­разному. Кому-­то выпадет поучаствовать в одном крупном сражении, и остальные впечатления на его фоне бледнеют. А у кого­то вся военная жизнь – из огня да в полымя. У Сычева было именно так. Уцелел в ржевской мясорубке, а через некоторое время попал на Курскую дугу. Между прочим, к этому времени он уже был старшим техником полка – в 20-­то лет! День рождения, кстати, отмечал прямо на передовой.

По оценке немецких историков, на Курском направлении было сосредоточено все, что на тот период времени могла дать промышленность Германии и мобилизованной Европы. Впервые на этот участок фронта прибыли новые танки «тигр», «пантера», самоходные орудия «фердинанд», новые самолеты «фокке­-вульф» и «Хейнкель­-129». Но это был уже не 41­-й, а 43-­й год. К этому времени Россия смогла ввести в действие дополнительные ресурсы, собрать в единый кулак все силы. И если раньше вопрос стоял так: достойно ответить ударом на удар, то теперь речь уже шла о перехвате у немцев стратегической инициативы, что в конечном счете, как известно, удалось. В ходе Курской битвы было разгромлено 30 отборных немецких дивизий, гитлеровцы потеряли около полумиллиона солдат, полторы тысячи танков, три тысячи орудий, около четырех тысяч самолетов.

Битва длилась 49 дней, и каждый из них был чем­-то отмечен. Враг изо всех сил пытался вернуть теряемые позиции. Там, где стояла часть Сычева, появилась большая группа немцев с пулеметами и автоматами. Несмотря на активное сопротивление, наши минометчики были вынуждены отступить. Последовал приказ командования вернуть утраченные орудия. Вместе с подразделением пехоты с автоматом в руках шел и Сычев. Противник открыл по ним ураганный огонь. Сначала группа ползла по­пластунски, но потом бойцы поднялись во весь рост и бегом кинулись к захваченным окопам. От врагов их отделяли какие-­то 20 метров, и расстояние это с каждым шагом сокращалось. Казалось, расстрел в упор неминуем, но немцы, очевидно, были деморализованы отчаянной храбростью нападавших. Все решилось за несколько минут: наши смельчаки прыгнули в окопы, и началась рукопашная, в которой мы всегда были сильнее.

И еще был памятный день, когда окоп Спартака накрыл снаряд. Он лег с края на край, как металлический мостик, но… не взорвался! Раскаленный металл дышал жаром, Спартак ощущал его кожей головы, мысленно прощаясь с жизнью. Но смерть опять прошла мимо.

Правда, там, на Курской дуге, наш герой был тяжело ранен и на месяц выбыл из строя. Но успел вернуться к еще одной незабываемой операции – форсированию Днепра. В боях за Киев подразделение Сычева попало в окружение, но успешно избежало плена. Через трое суток они вышли к своим. Впрочем, этого времени хватило, чтобы родным Спартака ушла похоронка. Пришлось ему срочно писать вдогонку: не переживайте, я жив! Он освобождал Украину, Польшу, дошел до Берлина и расписался на Рейхстаге.

Всегда в строю 

Война закончилась, а парню всего-­то 22, хотя кажется, что у него уже целая жизнь за плечами. А теперь начинается еще одна – мирная. Но совсем прощаться с армией Спартаку не хотелось. Он поступил в военно­-юридическую академию и потом работал в органах военной прокуратуры.
Уволился в звании полковника. Преподавал в ТвГУ на юрфаке, затем 30 лет работал на вагоностроительном заводе. Здесь его так прямо и называли: человек­-легенда. Вся грудь в наградах: ордена Отечественной войны 1-­й и 2-­й степени, орден Красной Звезды, 15 медалей. К тому же он еще и заслуженный юрист России. А два года назад Спартаку Андреевичу было присвоено звание почетного гражданина Твери.

В свои 90 ветеран по­-прежнему в центре общественной жизни Верхневолжья. Он – член Координационного совета регионального благотворительного марафона «Наша Победа» и член его Попечительского совета, где к тому же возглавляет одну из рабочих групп. Он – заместитель председателя городского совета ветеранов и председатель Ассоциации участников Курской битвы.
И нигде и никогда не играет роль «свадебного генерала»: все общественные организации, членом которых он является, видят в нем надежного помощника и умелого руководителя.

В год 70­-летия Курской битвы Спартак Андреевич вместе с боевыми товарищами побывает на праздновании ее завершения. Поездка, которая и людям помоложе могла бы показаться трудноватой, его не смущает: «Кто же, кроме нас, живых участников битвы, расскажет молодежи, как это было? А значит, мы не имеем права выйти из строя». 
Автор: Аксана Романюк
71

Возврат к списку

Тверские участники отличились на ВФМС-2017
Более 25 тыс. участников из 185 государств, 5 тыс. волонтеров, 200 общественных послов… На неделю Сочи превратился в центр мирового молодежного движения.
19.10.201721:08
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости из районов
Предложить новость