21 Ноября 2017
$59.27
69.67
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Культура 18.07.2013

Запеченный в хлебе

К 270-летию со дня рождения Державина

Не умел я притворяться,

На святого походить,

Важным саном надуваться

И философа брать вид.

(«Признание»)

 

Гаврила Романович Державин из тех классиков, которых перечитывают любители поэзии, способные за архаикой различить не эстетический кульбит, высоколобость или эпатаж, а то, что хочется назвать просто «величием». Поэт непременно имеет свою полку в библиотеке филолога, имперского политика и религиозного писателя. В отличие от произведений Капниста или Богдановича державинские строфы в цитировании имеют абсолютное превосходство.

Гаврила Романович воспарил в русской поэзии XVIII в., убежденный сам и сообщающий­предупреждающий всех, за ним наблюдающих, что «пиит не есть догматик, он говорит иногда загадочно, подразумеваемо, кратко, а иногда с некоторою свободою или вольностью». Константин Аксаков считал: «...мощный талант Державина метал из­под глыб всякой лжи молнии истинно русского духа, и… изучать русскую духовность, узнавать о ней что­то важное можно просто по стихам Державина». Гоголь восхищался: «вечный старик нашей поэзии» «соединял самые высокие слова с самыми низкими, на что бы никто не отважился». А Николай Полевой – тем, как Гаврила Романович «никого не слушал и шел за своими мутными настроениями, т.е. – вдохновениями». Девять томов – результат этих «вдохновений», и в них сохранились жемчужины: оды «Бог», «Снигирь», «На смерть князя Мещерского», и поразительное послание «Евгению. Жизнь Званская» читать не просто интересно и поучительно, но здорово. Он не задавал вечных вопросов (этим займется русская литература II половины XIX в.). Перелагая библейские тексты, а это 20 псалмов, сочиняя «Успокоенное неверие» или «Реку времен», Гаврила Романович не «мудровал, не богословствовал». Учил? Да, например, вот так:

Примите, обымите Веру:

Она одна спокоит вас,

Утешит в самый смертный час.

В тот час, когда «поэт­классицист» «Смерть как гостью ожидает, // Крутя задумавшись усы». Державин не принимал популярные в XVIII – XXI вв. представления о существовании двух равновеликих начал: добра и зла, которые непрестанно «борются» (у Достоевского: «место битвы – сердца людские»). Для него все по­православному «просто, и ангелов со сто»: есть Бог Вседержитель, Который все видит, управляет, держит планеты, звезды, мелких ползущих и копошащихся существ, Бог Животворящий и Спасающий, в том числе и самого поэта:

Не заключит меня гробница,

Средь звезд не превращусь

я в прах;

Но будто некая цевница,

С небес раздамся в голосах.

Проживший бедное детство в Казани, склонный в юности к авантюризму, картежник, вспыльчивый, неосторожный, попадавший под суд (во время пугачевщины), «неподкупный правдолюб», правитель Олонецкой, Тамбовской губерний, кабинет­секретарь императрицы, наконец, министр юстиции при Павле I писал о человеке, о личности, индивидууме, а не просто об абстрактном герое. Он посмеивался, но не злорадствовал. Его ода «Фелица» (1783) совершила чудо – превратила поэта в «государственного мужа», который тем не менее иронизировал и подшучивал довольно едко:

Мартышки в воздухе явились,

Мир стал как полосатый

шут…

Противоречивый и многообразный, Гаврила Романович не утруждал себя повинностью точно формулировать мысли. Образы, мелодика, просодия занимали его в большей степени, отчего понимание некоторых строф современному читателю, особенно школьнику, доставляет немало хлопот. Читая Державина, попадаешь в некую эмоциональную и эстетическую ловушку. Иногда охватывает восхищение: «Здесь что­то есть!» Иногда соглашаешься с Пушкиным, говорившим: «Этот чудак не знал ни русской грамоты, ни русского языка… его гений думал по­татарски» (письмо Дельвигу, 1825), – и пред тобой лежит, со слов того же Александра Сергеевича, «дурной вольный перевод с дивного оригинала». Но при малопопулярном сегодня деле перечитывания понимаешь: это произведения мудрого и смиренного человека, который говорил о «несокрушимом и легендарном победителе» – русском солдате, о том, что «Восстал Всевышний Бог, да судит // Земных богов во сонме их». И что: «Багряна ветчина, зелены щи с желтком, // Румяно­желт пирог, сыр белый, раки красны...» Поэт требует вчитывания, которое устранит то, что на первый взгляд кажется косноязычием, и неблагозвучие державинской изысканно­парадоксальной строфы непременно расслышится.

Современник Гаврилы Романовича Вольтер говорил: «Книги делаются из книг». Стихи, конечно же, из стихов. Державин делался из имперских: Горация, Пиндара, Овидия, библейских псалмов, Петрарки и проч. В XX в. «Нетипичный лирик» екатерининской эпохи вдохновлял Ходасевича, Федора Сологуба, Мандельштама, Маяковского, Алексея Крученых, Константина Симонова, Иосифа Бродского (чье «На смерть Жукова» – парафраз «Снигиря» Г.Р., посвященного Александру Суворову). Его стихи обожала Марина Цветаева. Ныне здравствующий Тимур Кибиров посвятил Державину один из своих сборников. И так далее, и с тем же постоянством.

Но нет таких пустынь,

ни дебрей

Мрачных дальних,

Куда любовь моя в мечтах

моих печальных

Не приходила бы беседовать

со мной.

(«Задумчивость»)

Уистен Хью Оден считал, что «бывают стихи, заряженные неизлечимой фальшью, которые стоит просто выбросить». У Державина есть, на современный вкус, неудачные, маломелодичные строфы, но фальшивой, картонной муза Гаврилы Романовича не была никогда. А в хлебе его, болезненного младенца, «запекали», чтобы выжил (факт из биографии­эссе, написанной в 1916 г. Владиславом Ходасевичем). Теплый, нутряной дух, дыхание плоти свеженадломанного каравая, того, что нам «дается днесь», точно символизирует видимое увеличение и незримое насыщение трапезного стола даже ныне постящейся русской литературы. Без изысков, разносолов, «смены блюд» можно и обойтись. Но хлеба к российскому застолью потребуют непременно, особенно те, кто, как Державин, еще способен перед Богом

В безмерной радости теряться

И благодарны слезы лить.

Полный текст читайте на сайте Тверской митрополии

Автор: CkПротоиерей Александр Шабанов
27

Возврат к списку

В Твери чествовали работников сельского хозяйства
Рачительные хозяева, упорные и терпеливые труженики, наши кормильцы – это все про них. Сегодня в тверском ДК «Пролетарка» чествовали работников сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности.
17.11.201719:48
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость