26 Февраля 2017
$57.48
60.45
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура06.12.2008

Помнить, чтобы жить

Так называется последняя глава книги Ольги Воякиной «Земля, ставшая родиной». В ней итог рассказа о нескольких финских семьях, которые более 60 лет назад, в 1944 году, были безвинно и негласно согнаны с родных мест. За что? А как теперь сказали бы, «из соображений геополитики», которая не брала в расчет такую пустяшную помеху, как человек, – целый народ был тогда сметен с карты приграничья, как сметают со стола крошки.

Так называется последняя глава книги Ольги Воякиной «Земля, ставшая родиной». В ней итог рассказа о нескольких финских семьях, которые более 60 лет назад, в 1944 году, были безвинно и негласно согнаны с родных мест. За что? А как теперь сказали бы, «из соображений геополитики», которая не брала в расчет такую пустяшную помеху, как человек, – целый народ был тогда сметен с карты приграничья, как сметают со стола крошки.
Я открываю книгу: «Народ Ингерманландии, населявший территорию нынешней Ленинградской области, в старину называвшейся Ижорской землей, не раз подвергался репрессиям и насильственному переселению. Собственно, практически все 150 тысяч жителей, финнов по национальности (ингерманландцев), были выселены из родных мест, 13 тысяч расстреляны. Многие посмертно реабилитированы, но разве  это смягчит трагедию народа, уменьшит боль потерь? Бабушка тверитянина Александра Мухоса Хильда, к примеру, была реабилитирована только  через 67 лет после смерти, да и то по запросу внука».
Такой была судьба этих семей. По сути, общая для всех, она рознилась в деталях. Кого куда выслали? Кого угнали в Сибирь, а кому повезло свить новое гнездо в среднерусской полосе? Все они в равной степени были бесправны и несколько десятилетий носили в паспорте красную полосу, которая отрезала им путь в Северную столицу и ко многим профессиям. Их детям вузы долго были практически недоступны, территорию проживания и место работы они не выбирали – все это решалось за них, в каких-то высоких кабинетах.
Финский национально-культурный центр, объединяющий людей с финскими корнями, в Твери существует уже 8 лет. В большинстве своем в него вошли потомки бывших ингерманландцев, и созданный при нем информационно-культурный центр «Тверская Ингерманландия» собирает документы, снимки, исторические материалы. Это не очень большой, но исключительно ценный архив, который помог в создании книги, ставшей самым первым печатным свидетельством давней трагедии.
Автор книги Ольга Воякина, дочь ссыльного финна Роберта Хамеляйнена, хранит ее в своей генной памяти, что придает ее книге эмоциональную напряженность и  пронзительную искренность. За кажущейся простотой и незамысловатостью повествования – точность и взвешенность каждого слова. За сознательной скупостью изобразительных средств – безупречность вкуса и четкое осознание грани, за которой живой, словно рукой согретый документ эпохи может превратиться в литературное произведение, чего в этом случае, конечно же, следовало избежать. Голос автора мы отчетливо слышим в прологе и послесловии, она намеренно замыкает себе уста, когда говорят ее герои – я не знаю меры соответствия текста на странице и рассказа, зафиксированного пленкой ее диктофона, да мне, читателю, этого и не нужно. Важно, что  практически от каждой страницы исходит ощущение абсолютной подлинности, и оттого ее рассказ бьет под дых долго не отпускающей ответной болью.
Конечно, если вы способны откликаться болью на чужую боль – к сожалению, сегодня эта драгоценная способность во многом и многими утеряна. Но прочитайте книгу Ольги Воякиной, и если вы еще не полностью превратились в компьютер, если в вашей душе еще копошится загнанный в корзину добрый и искренний ребенок, которым вы были когда-то, то эта способность к вам вернется. Проверила это на собственном сыне, абсолютно современном и не склонном к сантиментам любителе компьютерных стрелялок и фэнтези с заморочками. Перелистал, углядел фамилию своего друга Миши, начал читать, а потом ходил притихший.
Я же проревела над ней всю ночь, пропуская через себя и разорванную в клочья, разогнанную по великой стране многодетную семью Кайбияйнен, и скитания Каттиненов со старыми да  малыми, и осиротевших Мухосов с их безвинно загубленными родителями…
«Но самое удивительное, что эти люди, выселенные из родных, обжитых мест,  не озлобились, а продолжали жить, работать, растить детей», – пишет Воякина, и в этих негромких голосах действительно нет ненависти – только старая, неизжитая боль и  желание сохранить память о своих предках, пока ее не стерло время.
Зачем? Чтобы жить дальше, помня о своих корнях и сохраняя эту память для своих детей и внуков. Ольга Воякина своей книгой помогла в этом всем ингерманландским финнам – и тем, кто обрел на тверской земле свою вторую родину, и тем, чьи дети и внуки родились в других областях. Они узнают в ней свою печальную, правдивую историю, которую наконец-то рассказали без надрыва и даже как будто без упрека, но в полный голос.
За что спасибо ей и от финнов, и от не финнов – от всех людей с неспящей совестью.

Лидия ГАДЖИЕВА

14

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

Конаковский район Тверской области станет постоянным местом проведения «Народной рыбалки»
Сегодня, 25 февраля, на берегу Иваньковского водохранилища в Конаковском районе состоялся IX этап Всероссийского фестиваля «Народная рыбалка». Соревнования собрали небывалое количество участников — более 5 тысяч человек. 
25.02.201715:14
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию