07 Декабря 2016
$63.87
68.69
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Безопасность 09.07.2013

Я ничего не помню…

Фотограф: DEMOTIVATORS .TO

Почему подростки так жестоки и словно не чувствуют боли – ни чужой, ни своей?

Вынесен приговор шестнадцатилетней девушке, которая жестоко убила одну подругу и пыталась зарезать другую. Ближайшие семь лет она проведет вдали от родных и друзей. Ну, или чуть меньше, если выпустят по УДО, ведь к несовершеннолетним наша Фемида, как правило, милосердна. Хотя сама Надя за свою пока еще такую коротенькую жизнь о милосердии вспоминала редко и откровенно бравировала «крутизной».

Впрочем, у наших юных вообще мода на всякую «бруталити»; как в компьютерных играх – с кровавыми разборками, жестокой символикой и прочими приводящими в дрожь ужастиками. И порой, увлекаясь, они уже словно и не замечают, что сталь терзает живую плоть не в виртуальном мире, а здесь, в самом что ни на есть реальном. А в руках не дамасский клинок или японская 
катана, а банальный, но не менее смертоносный кухонный нож, и с него течет густая, липкая кровь.
Компьютерные игры нередко провоцируют детскую жестокость. Но часто ли мы проверяем, какие «стрелялки» на экране у детей? Лишь бы сидели тихо. А потом ни они сами, ни родители не могут понять, как это случилось. Но уже ничего нельзя повернуть вспять. А ведь психологи­криминалисты утверждают, что в силу особенностей возраста и личностной несформированности подростки обладают повышенной предрасположенностью к тому, чтобы стать как жертвами преступлений, так и преступниками. 

Полгода назад, в роковую новогоднюю ночь, в доме на улице Хромова, где несколько ребят собрались погулять вдали от родительского глаза, это как раз и сработало. Может, будь рядом старшие, шестнадцатилетняя Олеся осталась бы жива, четырнадцатилетней Кате (назовем их так) не пришлось бы пережить ужас, который она вряд ли когда­нибудь забудет, да и у самой Нади жизнь не была бы искалечена в самом начале. 

Итак, компания встречала Новый год – Надя с подругами и двое мальчишек. Выпивки, учитывая возраст участников застолья, было много – в квартире впоследствии обнаружили шесть пустых бутылок из­-под шампанского, которое легко бьет в голову. 

Под утро, уже в четвертом часу, захмелевшие девчонки затеяли какую­то перебранку, и парни разошлись по домам. Чудовищная расправа происходила уже без них – в маленьком, сугубо женском коллективе. А юные женщины, как ни дико это звучит, сегодня нередко куда более агрессивны и жестоки, чем их сверстники.

К сожалению, среди убийц и насильников удельный вес несовершеннолетних велик как никогда раньше. Сегодня большинство осужденных подростков находятся в заключении за тяжкие и особо тяжкие преступления – чаще всего за изнасилование и убийство, в том числе и с особой жестокостью, а еще за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. 

Причем, по прогнозам социологов, если мы не предпримем никаких кардинальных мер и эту проблему не постарается решить само общество (правоохранительные органы занимаются лишь последствиями, а не причинами), подростковая жестокость может возрасти. Прежде всего потому, что наше отношение к детям сегодня слишком жестоко. Преступлений, совершаемых в отношении детей, все больше. Брошенных на произвол судьбы, сбежавших из недоброго родного или казенного дома, беспризорных птенцов на улице – многие тысячи. Далеко не все ладно и там, где за закрытой дверью, кажется, тишь да гладь. 

Хорошо известно, что от того, сколько любви ребенок получил в детстве, формируются такие черты характера, как умение сочувствовать и сопереживать. А сегодня многие родители не справляются с этой своей основной обязанностью. Они – как бы это сказать? – «недолюбливают» свое дитя.
Замотанные работой, заботами, бизнесом, взрослыми проблемами, они часто не дают ребенку почувствовать себя любимым, искренне веря, что сын или дочь понимают, как им трудно и как они стараются – не для себя же. Для семьи! Но в том­-то и беда, что ребенок, как правило, этого понять не в состоянии и растет в убеждении, что он лишний, всем мешает, никому не нужен. 

А раз так, мне тоже никто не нужен! Я сам буду решать все свои проблемы, сам себя буду защищать. Я – сильный! А сила в детском представлении выражается как раз в агрессии…

А если добавить нездоровую обстановку в семье, которая тоже далеко не редкость? Для ребенка главный источник информации о мире – его непосредственное окружение, его дом, его близкие. И если там он не видит взаимной любви, тепла, заботы, если наблюдает перманентный конфликт, раздражение, ожесточение, то у него формируется негативное отношение к этому недружелюбному, опасному миру. Агрессия для ребенка (наши акселераты – еще дети, хотя нередко ростом выше и крепче мамы с папой) – это, как ни горько прозвучит, тоже форма защиты. Да­-да, когда они, озверев, втроем продолжают бить ногами уже упавшего сверстника, они себя от чего-­то защищают. И не понимают, какие последствия может повлечь их жестокая выходка! Они даже не отдают себе отчета в том, что их могут посадить, да и что это такое – лишение свободы – сознают плохо.

Но вернемся в ту новогоднюю ночь – в последние спокойные ее минуты, когда самая младшая из подруг, четырнадцатилетняя Катя укладывалась спать. «Пойди посмотри на Олеську», – позвала ее Надя с каким-­то странным смехом, и та пошла в другую комнату, где уже улеглась сильно захмелевшая Олеся – ей вообще от обильных возлияний стало нехорошо и даже вывернуло. Потом Катя будет вспоминать, что Надя рассердилась: почему подруга так себя ведет? И даже за собой не прибрала! Однако она послушно поднялась – Надька была крутая, и подруги обычно ее слушались. Вслед за Надей поплелась в комнату и подошла к Олесе – та почему­-то лежала, странно вывернув шею, а вокруг все было темное. И девочка вдруг с ужасом поняла, что это кровь. 

Уже через мгновение Катя об этом не думала – ни о чем не думала, потому что нужно было спасать себя. Надя тихо подошла к ней сзади и ударила в шею – к счастью для новой жертвы, с перепоя рука была нетвердой, даром что столько лет фехтованием занималась. Нож задел шею неглубоко, а со следующего взмаха скользнул по плечу. Потом еще раз. Отчаянно отбиваясь, девочка вырвалась из рук убийцы и выбежала из дома. Наверное, новогодняя ночь уже никогда не будет для нее такой прекрасной, манящей, волшебной.

Зажимая раны, чувствуя, как сквозь пальцы сочится кровь, Катя бежала по улице – хорошо, что девчонки жили рядом. Перепуганные родные вызвали «скорую помощь» и полицию.

Катю увезли в больницу. Олесю спасти не удалось – она истекла кровью. Надя, ей в ту ночь было еще 15 лет, нанесла подруге 16 ножевых ран.

В последствии она так и не смогла объяснить причины своего страшного поступка. 

– Я почти ничего не помню! – твердила она на следствии. И потом, на суде, просила прощения у родных погибшей подруги и во всем винила алкоголь. Мол, была бы трезвая, так никогда… 

И это тоже очень характерно для преступивших закон девчонок и мальчишек – не они виноваты, а алкоголь, таблетка экстази, доза героина, а то и просто черствые, нетактичные, жадные взрослые, которые помешали разудалому веселью, не пустили друзей в дом, не дали денег на планшет или еще что-­то, без чего в молодежной компании чувствуешь себя вроде как неполноценным.

Пока шли следствие и суд, в социальных сетях и в прессе строились самые разные версии, почему внешне такая благополучная, популярная, красивая де­вушка, к тому же успешная спорт­
сменка, решилась на преступление. И если это был не сознательный акт насилия, а нервный срыв, что все­-таки явилось его причиной? Высказывалось даже предположение, что юная убийца имела склонность к лесбийской любви и видела в погибшей свою соперницу. Но за что тогда она пыталась убить четырнадцатилетнюю Катю? Так что мы модными теориями заморачиваться не будем и вообще не станем гадать по кровавым следам и чужим слезам: как бы там ни было, трагедия свершилась, одна юная жизнь оборвалась, а другая искалечена.

Очень хотелось побывать на судебном заседании и послушать, что станут говорить Надя, ее родные и друзья. Однако суд был закрытым, и это естественно, когда на скамье подсудимых – несовершеннолетняя. Рассказывают, что держалась она достаточно спокойно, уверяла, что все осознала, раскаивается и не может понять, как это произошло вообще. Впрочем, обязательная в таких случаях экспертиза подтвердила, что она вполне осознавала свои действия и их последствия. А еще крутая Надя просила суд о снисхождении к ней и о снижении размера компенсации морального вреда – семья погибшей выдвинула иск на сумму в два миллиона рублей, однако вопрос о возмещении ущерба будет решаться в рамках гражданского судопроизводства.

Тверской областной суд назначил юной убийце не самое суровое наказание – 7 лет. Два года она будет отбывать в колонии за пределами области. Потом – на усмотрение областного Управления ФСИН. Мама убитой девочки не стала обжаловать приговор – она сказала, что надеется на искреннее раскаяние Нади. Хорошо, если она осознает тяжесть своего преступления и поймет, какое зло причинила. А главное, нам бы понять, что их, совсем юных, толкает за черту. 

Автор: Лидия Гаджиева
42

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

Тверской государственный медицинский университет отметил 80-летие
Они встретились после долгой разлуки: юбилей – замечательный повод вспомнить о том, как поступили, учились, играли свадьбы, практиковали уже в статусе родителей, преподавали и лечили, лечили…
06.12.201609:33
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию