30 Марта 2017
$57.02
61.53
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
История26.06.2013

Везет тому, кто везет

Фотограф: VK . COM/CLUB372804

Отто Бадер начал путь к открытиям сразу после окончания Бельской гимназии

В археологии помимо профессионализма большую роль играет такая иррациональная категория, как удача. Если вы спросите любого сведущего российского специалиста в этой области, кому из его коллег в XX веке она сопутствовала больше других, то после краткого раздумья (или даже без него) будет названо имя Отто Бадера. Но, конечно, за его бросающимся в глаза везением стоят ум, талант и огромный труд. Жизнь и деятельность этого выдающегося ученого, 110 лет со дня рождения которого мы отмечаем 29 июня, была очень тес­но связана с тверской землей.

Кандидат без диссертации 

Родился Отто Николаевич в Полтавской губернии, где после окончания столичного Лес­ного института работал его отец. Но вскоре отца перевели в Белый. Окончив местную гимназию, Отто организовал в городе краеведческое общество. В 1922—1926 годах он учился в Московском университете на археологическом отделении и в студенческую пору, в 
1924 году, участвовал в работе 1-го Всероссийского съезда краеведения, где представлял как раз Бельское общество.

Еще будучи студентом, Бадер заведовал археологическим разделом находившегося в Москве музея Центрально-Промышленной области, а по окончании университета работал в музейном отделе Главнауки Народного комиссариата просвещения, создавал археологические разделы в ряде музеев разных городов, в том числе в Твери. 

До самой войны его деятельность была связана с Московским университетом, где он трудился научным сотрудником, а затем ученым секретарем Института антропологии и «Антропологического журнала». 

Этим Отто Николаевич не ограничился и в 1933—1941 годах параллельно работал в Институте материальной культуры (ныне Институт археологии Российской академии наук), с 1937 года был его ученым сек­ретарем. В том же году он стал кандидатом исторических наук без защиты диссертации — по совокупности опубликованных работ. 

Переведите это на русский 

Он вел и большие полевые археологические работы, в частности на строительстве канала Москва — Волга, а также на волжских берегах в нынешних Конаковском и Кимрском районах, где через несколько лет водами Иваньковского и Угличского водохранилищ были затоплены десятки сел, деревень и город Корчева. Отто Бадер не только провел здесь разведки, но и раскопал городища раннего железного века: Топорок, Санниковское, Иваньковское, Пекуновское, исследовал стоянки каменного века на побережье озера Великого в Рамешковском районе, Тургиновский могильник бронзового века на реке Шоше. 

Во второй половине 1920-х годов учитель Бадера академик Борис Жуков осуществил раскопки уникальной стоянки каменного века Языково на озере Скорбеж в Кашинском районе, а затем два сезона ее исследовал сам Отто Николаевич. Даже небольшие публикации этих материалов вызвали огромный интерес у наших и зарубежных ученых, а величайший археолог XX века англичанин Гордон Чайлд включил эти сведения в свою книгу «У истоков европейской цивилизации», переведенную еще при Сталине (неслыханное дело!) на русский язык и изданную в СССР.

В предвоенные годы Отто Николаевич также работал в Окской, Чувашской, Крымской и Азово-Черноморской экспедициях. Вершиной его успехов того времени, по признанию современных археологов, стало исследование Поздняковского поселения эпохи бронзы на Оке, на основании которого им была выделена так называемая поздняковская культура, элементы которой прослеживаются и в Калязинском Поволжье. 

Или он погибнет 

В начале Великой Отечественной войны Отто Бадер ушел доб­ровольцем на фронт в составе ополчения МГУ, но в сентябре 1941 года, как и десятки тысяч других советских немцев, был отозван с фронта по национальному признаку и принудительно отправлен в трудовую армию в Нижний Тагил. Мобилизованные немцы строили заводы, работали на лесозаготовках и в рудниках. Это была часть системы ГУЛАГа. В романе «Постскриптум», принадлежащем перу академика Бориса Раушенбаха, создателя системы ориентации космических кораблей в безвоздушном пространстве, читаем: «Когда я явился с вещичками, то в толпе увидел профессора Московского университета Отто Николаевича Бадера, и жена /Вера Петровна, археолог. — В.В./, которая меня провожала в армию, сказала: «Вот, обрати внимание, Бадер страшный лопух, и если ты ему не поможешь там, куда вы едете, он неминуемо погибнет». Она всё поняла!»

Бадер выжил и 1 января 1946-го получил свободу, но ему было запрещено возвращаться в Москву. Отто Николаевич устроился в Тагильский краеведческий музей, а затем в течение почти 10 лет преподавал на историческом факультете Пермского университета. Он основал знаменитую теперь пермскую научную школу археологов, и с 1947-го по 1958 год в зоне строительства Камской гидроэлектростанции под его руководством работала одна из крупнейших в стране археологическая экспедиция. Им была исследована палеолитическая стоянка Талицкого, дана культурная характеристика мезолита, неолита и бронзового века Прикамья. Бадер создал в Пермском университете музей археологии Прикамья и археологический студенческий кружок, работающий и поныне. 

Открытия мирового значения 

Вернувшись в 1955 году в столицу, Отто Николаевич до конца жизни, почти четверть века, работал в Институте археологии Академии наук. Его вновь пригласили и в Московский госуниверситет, где он стал читать курс лекций по каменному веку на кафедре археологии, вел студенческий археологический кружок. В первый же полевой сезон, в 1956 году, вместе со студентом Львом Кольцовым, будущим доктором исторических наук и моим наставником в археологии, он провел разведки по берегам Волги в районе Твери. Были открыты стоянки эпохи мезолита (6—5 тыс. до н.э.) на территории нашего областного центра, а также у деревень Лукино и Пищалкино на реке Орше. 
Невозможно перечислить все древности, исследованные Отто Николаевичем. Назову лишь два его открытия мирового значения, вошедшие во все энциклопедии. Это палеолитическая живопись (мамонты, шерстистые носороги, первобытные быки) в Каповой пещере в Башкирии — единственная за пределами Франции и Испании, а также раскопки палеолитического поселения Сунгирь под Владимиром. Там он нашел прекрасно сохранившиеся погребения древнего каменного века, совершенные около 20 тысяч лет назад: в 1964 году — захоронение взрослого мужчины, а в 1969 году — парное погребение двух детей: мальчика 12—13 лет и девочки 9—10 лет. Дети были уложены в могилу в вытянутом положении, тесно прижатые головами друг к другу. Их похоронили в центре жилища, на месте очага. Оба погребения отличались богатством инвентаря, особенно могила детей: оружие из бивней мамонта — копья, дротики, кинжалы; огромное количество нашитых когда-то на одежду бус, браслеты и перстни из бивня, сверленые клыки песца, прорезные диски ритуального назначения, «жезлы» из бивня и рога, фигурки мамонта и сайги. Находки Сунгиря свидетельствуют о существовании в то время веры в загробную жизнь, тотемизма и магии, культа предков, почитания солнца и луны, лунного календаря и арифметического счета. 

У каждого свой Бадер 

На его счету более 400 опубликованных научных работ, несколько его монографий переведены на европейские языки и изданы за рубежом. Его избрали членом Итальянского института предыстории, Общества доисторической археологии Франции. Но даже в 1976 году, через 30 лет после войны, КГБ не выпустил его на конгресс по мезолиту в Ницце, несмотря на просьбы выдающихся зарубежных ученых, и вместо него туда летал Лев Кольцов, а я на этот период руководил вместо него экспедицией под Ржевом.

В конце жизни Отто Николаевич тяжело болел, но и в больнице строил экспедиционные планы и даже хотел пройти археологической разведкой по пути Ермака. Он скончался 2 апреля 1979 года, не оправившись после довольно успешно проведенной операции: врачи вкололи лекарство, на которое у него была аллергия.

Я читал и слышал множество воспоминаний о нем. У каждого, кто его знал, был свой Бадер. У меня тоже. Полевой сезон 1976 года был для него последним. Он сказал тогда Кольцову: «Лева, я передаю тебе лучшего экспедиционного водителя Академии наук. Береги его». Так в нашей экспедиции появился легендарный Эдуард Мустикас, который до сих пор каждую весну приезжает в Тверь, а поздней осенью завершает очередной полевой сезон с тверскими археологами. 

Мне посчастливилось много раз встречаться с Отто Николаевичем в Институте археологии в последнее десятилетие его жизни. Я понимал, что нахожусь рядом с великим ученым, поэтому старался не быть назойливым, но впитывал каж­дое его слово, каждый жест этого скромного, интеллигент­ного человека. Как величайшую драгоценность храню его надписи на книгах. К его юбилею вышел в свет сборник трудов его коллег, с мамонтами из Каповой пещеры на обложке. Отто Николаевич подарил мне эту книгу, а когда я попросил оставить на ней памятную надпись, он улыбнулся и написал: «В.М. Воробьеву дополнительно мой автограф. О. Бадер». Когда я читаю студентам курс археологии, то разрешаю подержать в руках эту книгу — прикоснуться к великому археологу.  

Автор: Вячеслав ВОРОБЬЕВ, профессор Государственной академии славянской культуры
195

Возврат к списку

В армию на три дня | В Твери прошли учебные сборы юнармейцев
В Твери на территории военной части 31056 прошли учебные сборы. Кажется, обычное дело – строевая, физическая, огневая подготовка, ориентирование на местности. И все же они были особенными.
29.03.201720:59
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию