24 Сентября 2017
$57.65
69.07
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Спорт 22.05.2013

Отреченная решимость

Фотограф: Архив Андрея ХАЧАТУРОВА

Что заставляет людей преодолевать себя и раздвигать границы физических возможностей человека?

Об этом в своем путевом очерке рассказал известный кимрский марафонец и журналист Андрей Хачатуров, покоривший один из самых сверхдлинных пробегов мира

Если бы мне еще год назад сказали, что за 10 суток пробегу 605 миль, или 972 километра 840 метров, я бы не поверил. А ведь не только смог, но еще и стал призером фактически чемпионата мира.

Истинное значение вынесенных в заголовок слов я понял, только вновь попав на трассу Нью-Йоркского ультрамарафона «Самопреодоление». Ровно год назад здесь прошли шесть незабываемых для меня суток, оставивших глубокий след в душе, серьезные травмы в ногах, 280 миль в протоколе и эти загадочные слова из письма-поддержки. Свое послание прислал мне на трассу один из опытнейших ультрамарафонцев Земли, семь раз покоривший вершину «бегового Эвереста» протяженностью 3100 миль, – киевлянин Олег Лебедев.

Думал, что если и вернусь сюда вновь, то исключительно на шесть суток, потому как первая попытка позволила лишь «отстоять» их, но не полноценно пробежать. Судьба распорядилась иначе – во время одной из обычно ежедневных пробежек с работы домой вдруг получаю внутренний сигнал: «Ты готов на 10 суток…»

К истокам

Уже восемнадцатый раз в Нью-Йоркском районе под названием Квинс, на зажатом между озером Медоу и двумя хайвеями участке Флашинг Медоуз Корона парк, проходит неформальный чемпионат мира по ультрамарафону. Здесь представители практически всех континентов преодолевают прежде всего себя, ну а заодно и дистанцию протяженностью 6 или 10 суток.

Палаточный городок и круг длиною в милю, или 1608 метров. Судьи-счетчики, повара, волонтеры, хелперы-помощники и сами участники – все живут одним коротким, но очень емким словом «бег». Именно для бега и исключительно ради него спортсмены едят, пьют, отдыхают. Именно от него они получают и радость, и боль, и совершенно полярные по своему содержанию эмоции.

Нынешний год собрал здесь около 80 участников из 21 страны. Новая Зеландия, Австралия, Европа, Северная и Южная Америка…

Новое начало

Получив в прошлом году вполне достаточный для понимания опыт, решил действовать не спонтанно, а целенаправленно-продуманно. Взяв за ориентир 100 км в сутки, что само по себе не много, но в десятикратном повторе дает довольно приличный результат, перешел к тактическим расчетам.

Посчитав, что «два по полтиннику» гораздо лучше «сотни сразу», выбрал самый щадящий на первый взгляд вариант: 8 часов – бег, 4 часа – отдых. То есть в сутках получалось ровно два полноценных восьмичасовых «рабочих дня» и два приличных промежутка для восстановления.

Но не все так гладко, как на бумаге. Обязательно нужно попить, иногда поесть, иногда переодеться и прочее – легко вычисляется, что остановка на минуту дает в шестидесятимильном суточном результате ровно часовую потерю времени. Но минутой явно не ограничишься. А четыре часа отдыха – это и обязательный душ, на две кабины которого более сотни желающих, и попутная стирка, и… В итоге – тоже далеко не долгий «чистый» сон. Да и на трассу надо выйти вовремя, а подготовка к этому занимает не менее получаса.

День да ночь – сутки прочь

Прошлогодний старт прошел под холодным и бурным дождем, сейчас же все с разницей до наоборот – палящее солнце. Главная задача не обгореть. Широта тут ташкентская, и со светилом шутки совсем неуместны.

Отстояв день и бодро выйдя на первую ночную смену (24.00 – 8.00) ровно в три часа, получаю основательный «удар по затылку». Сила его такова, что сознание выключается моментально… Правда, потом так же быстро и восстанавливается. За первым ударом следует второй, третий… Дотягиваю милю. Стоп. Фрукты в виде витаминов, десяток минут забытья на стуле – вперед. Первые сутки закончились, как и положено, в полдень. Состояние позитивное. Результат вполне в норме – 67 миль.

Уже к концу первого дня почувствовал дискомфорт в районе мизинца правой ноги. Носок слегка сбился, и… Лучше бы не смотрел – цвет иссиня-черный, ну прямо реальная гангрена… Выручил Андрей Толстопятенко – по-братски поделился кокосовым маслом. Смазал ступни, и через пару часов все вновь порозовело. А ноготь с пальца все-таки слез, но уже потом – дома.

Раз, два, три, четыре, пять…

С полудня, давшего старт вторым суткам, пришли ветер, дождь и основательный холод. Придерживаюсь тактических задумок, но ровно в три швырять начало так, что подумал о реальной опасности оказаться на асфальте с разбитой о бордюр головой. С трудом дождался рассвета. К концу суток сделал 61 милю. В голове сумбур, как себя вести дальше – никакого понятия. Вечером ушел в палатку достаточно рано. Ничего не решил. Уснуть не дают ноги – в районе ступней их скручивает ровно так же, как выжимают белье. Как встану, так и выйду на трассу…

Третьи сутки завершил с результатом 184 мили. Держу настроение в состоянии максимального оптимизма. Всего одна мозоль и слегка распухшие голеностопы…

В дальнейшем эти «еженощные забавы» с выкручиванием стали обычным окончанием очередного рабочего дня. Правда, с одним небольшим добавлением – из суставов еще и зубы начали выдирать… Без наркоза… Образно, конечно, но ощущение точно такое.

С третьего дня забыл про плейер с его музыкой и возможностями ловли многочисленных радиостанций. Слушаю только себя и трассу. Вот она, отреченная решимость, – начинается!

Именно с третьих-четвертых суток бегу совершенно по новому графику. Окончательно поняв, что ночь не мое время, пашу с пяти утра до позднего вечера, позволяя себе лишь очень короткие технические перерывы. К моменту ухода в палатку сделал 216 миль.

Утро встретило таким диким холодом, что еле заставил себя вылезти из спального мешка. По опыту знаю, что это один из самых неприятных моментов, который нужно просто преодолеть, потом на трассе все нормализуется. Выхожу в стартовый городок, нежные собратья-иностранцы боязливо озираются: «Very cold». Действительно, холодно очень, но я ведь только что из заснеженной России, а не из вечнозеленой Австралии – мне легче! Это поддерживает, но исключительно морально. Впрочем, лечение от всех бед одно – бег. Для начала две куртки, на вторую милю – одна прочь, потом и штаны-ветряки долой – пошла работа.

Парк полон народу. Воскресенье. Аборигены жарят мясо, играют во все, во что можно на огромных зеленых полях, гуляют по аллеям. Порой мешают, не нарочно, а от простого непонимания, что для нас эти аллеи – беговые дорожки.

За день изрядно нахватался солн­ца. Бежалось очень тяжело. Завершил работу к 22.00, значит, честно отстоял сегодня ровно 17 часов, в архиве 280 миль… Это ровно столько, сколько мне удалось преодолеть в прошлом году за шесть суток. Знаковая цифра!

Шесть, семь, восемь, девять, десять…

Простая с виду считалочка.

Но это она сейчас простая – когда пишу…

Итак. Понедельник. Утро пятого-шестого дня. Поднялся как положено – в 4.30. Холод такой, что лучше про него не вспоминать, – чуть больше нуля… В палатке… Вышел на трассу, и все нормализовалось. Каж­дое утро удивляюсь совершенно свежим, упругим ногам. Никаких «деревянностей», никаких мышечных болей, беги – получай удовольствие! В конце концов привык к этому ощущению, зная, что оно ровно до полудня. Потом изрядно «пригибает» часов на 6–7, к вечеру снова отпускает… Рутина.

Очередные сутки закончил с результатом 305 миль. После обеда «накатило» так, что изменил установленным правилам и на полчаса упал в палатку…

Начал искать отвлекающие факторы. Самый лучший – найти на трассе собеседника. Болтал обо всем со старыми друзьями, естественно, на ходу. В общем, максимально весело проводил время. Доболтался до 22.30 – 340 миль!

Вчерашняя, «притянутая за уши» псевдорезвость дала необычайно сильное всенощное выкручивание суставов. Утром поднял себя исключительно включением всех волевых ресурсов, и все равно вышло на час позже обычного. На трассе с шести утра. Шестые сутки закончил с результатом 361 миля. Значит, пока держусь в графике. Погода окончательно испортилась – холод, дождь, ветер. Ночь ожидается очень близкая к точке замерзания. После обеда не добрал до положенных тридцати миль. Просто, послушав организм, решил не рисковать. 386 миль. Все, сон. День покажет…

Седьмые сутки получились самыми провальными по результату – 52 мили. Тут все сложилось – и погода «помогла», и общее состояние. Нельзя не учитывать, что эти сутки были своеобразным «выходом в космос». Я попал в неизвестное доселе пространство, то, которое следует за испытанными уже в прошлом году шестью днями…

К вечеру седьмого-восьмого дня пробегаю послеобеденные 25 миль. В лагере опускаюсь на стул и задумчиво говорю сидящему напротив Сереге Кузьмину: «Пробежал 25 миль… Не знаю – отдыхать идти или как...» Тот в ответ: «Марафон 26 миль, но я тебе ничего не говорил…» Молча встаю и легко пробегаю двадцать шестую милю. В итоге 441 миля и право на заслуженный отдых. Потом, изучая распечатку протокола, понял, что миля была двадцать восьмой, но это уже не важно – главное, нашлись простые слова, которые подняли меня со стула после не самого простого дня.

Андрей подначивает: «У тебя такая подготовка. У тебя травм нет никаких. Да ты просто обязан по 60 миль в день минимум бежать, а ты в палатку отдыхать собрался!» А я ему: «Если я улыбаюсь, это не значит, что у меня травм никаких нет». «Но ведь рано еще», – продолжает Андрей. «Тебе рано, а я с пяти утра на трассе…»

Заканчиваю восьмые сутки с результатом 470 миль. Снова новый, уже девятый день. Снова начало отсчета, но уже с иными итоговыми цифрами. В 19.46 – 500 миль! Радостные приветствия счетчиков, музыка в мою честь. Гашу эмоции, закрепляю результат еще двумя милями – вот теперь можно и на заслуженный отдых. Все вокруг упорно ведут разговоры про то, что я просто обязан 600 миль пробежать в итоге.

Я спокоен – помню про отреченную решимость и про то, что трасса ошибок не прощает… «Ребята, я просто делаю свою работу по своему плану. Ничего загадывать не буду». Иду отдыхать. Завтра день, ночь, и…

Девятый день. Бегу по трассе. Все как обычно. Вдруг понимаю – я хочу полетать! И даже знаю как! Максимально прикрываю глаза, «глушу», насколько это возможно, зрение, оставляя «туманный обзор» полутора метров асфальта…

Я один. Вокруг никого и ничего. Из ног исчезает тяжесть – они невесомы. Появляется какой-то неведомый мне стиль бега, и я уже не бегу по знакомым аллеям, а просто легко и непринужденно перемещаюсь в пространстве, огибая препятствия и принуждая себя сдерживать скорость «полета»… Конец мили. Широко открываю глаза, возвращаюсь в реальный мир. Я не пробежал, я «проглотил» милю! Потом была вторая, пятая… Решил на этом остановиться – на первый раз хватит! Но осознаю, что перешел на несколько иную ступень восприятия бега…

Начал в 4.30, к полудню, завершающему девятые сутки, на табло рядом с моей фамилией цифра 536! Вполне реальными становятся те 600 миль, о которых так много и упорно все вокруг говорят. Жара. Безветрие… Слегка ломаю график. Я сделал за эти сутки 66 миль – имею право на короткий отдых.

Постоянно «играю с цифрами». Для самовоспитания ухожу на отдых, не дотянув до очередного ровного числа миль… Ищу альтернативы тем шестистам милям, о которых мне постоянно твердят окружающие. Высчитал, что 525 миль – это ровно 20 марафонов – аргумент! Говорю: «Совсем недавно пробежавшего двадцать марафонов за десять дней занесли в Книгу рекордов Гиннесса. Я их преодолел менее чем за девять дней – где та книга?! Можно уже в принципе не бегать, но мы тут все из этой книги…»

Выхожу на трассу и вдруг понимаю, что легкого состояния бега в удовольствие как не бывало. Начинают давить те «несчастные» 64 мили, или чуть больше ста километров, что остались до ставшей достижимой, а значит, и желанной цели. Раньше просто бежал, теперь бегу и нервничаю – вдруг что «сломается», вдруг не уложусь…

Понимаю, что я в таком состоянии, что не успеть просто невозможно, а какой-то «червяк» глубоко внут­ри толкает к сомнениям… Усилием воли «убил червяка». В восемь вечера выгнал себя с трассы с результатом 565 миль. Все. Буду спать. Завтра короткий день. Встану раньше. Прекрасно понимаю, что ближайшие конкуренты уже наседают на пятки, они, пожелав бороться за место, вполне могут не спать всю последнюю ночь, и мое вдруг нарисовавшееся как неожиданно-приятная прибавка к милям четвертое место может растаять как весенний снег. Будь что будет! В десятке останусь точно, что уже приятно. Отреченная решимость!

Вышел на трассу в половине второго. Спокойно приступил к преодолению последних трех с половиной десятков миль. Какие они долгие…

Гася эмоции, жду, когда их останется двадцать, десять, пять… Да они бесконечные!

Долгожданные приветственные крики счетчиков, музыка снаружи и внутри! 9.53 – 600 миль. Почти тысяча километров! Все! Работа закончилась – осталось время для праздника. Иду мыться, бриться, переодеваться. Спешить уже некуда, до финиша целых два часа.

Снова трасса. Гуляю, разговариваю, фотографирую. За полчаса до финиша вижу на табло цифру 603. Почему-то решаю, что 605 мне нравится несколько больше. Хватит болтать – еще парочку, и ВСЕ-Е-Е!..

О самом главном

Возвращаясь к заголовку. Я начал с того, что удалось понять значение определения «отреченная решимость». Если коротко, то: «Я знаю свою задачу и иду к ее выполнению, несмотря на внешние факторы: искушение побороться за место, ноль внимания на подначки коллег «ты можешь, давай делай первого!», минимум внимания на погоду и никакого внимания на собственные перепады настроения и физического состояния, и прочее, прочее... то есть – полная концентрация на общей задаче и опускание мелких подробностей». Получается, отречен от «небега» и полон решимости… Наверное, так…

Не могу не отметить совершенно удивительное отношение американцев к бегу. В Нью-Йорке бегают буквально везде и в любом виде – необязательно специально спортивном. «Взгрустнулось» – пиджак, галстук в рюкзак, и вперед…

Ну, где вы еще увидите мам, бегущих с колясками? В этот раз даже целые семьи встречал, в смысле – муж, жена, коляска…

Гуляя от 34-й улицы в сторону Нижнего Манхэттэна, мы шли вдоль велобеговой дорожки, которая проложена параллельно Гудзону от Баттери парка до конца острова, а потом, пересекая Ист-ривер по Бруклинскому мосту, уходит в сторону Брайтон-Бич, то есть прямиком к океану. На ней – настоящее столпотворение, такое ощущение, что идут грандиозные соревнования, но нет – просто американцы, просто вышли побегать…

Домой

Аэропорт имени Кеннеди. Подхожу к выходу на посадку, там уже стоит экипаж нашего лайнера. Ловлю на себе вопросительные взгляды «аэрофлотовцев». Понимаю, что их внимание привлек странный предмет у меня в руках. Это немалых размеров кубок, врученный за третье место в моей возрастной группе, тщательно упакованный накануне. «Не беспокойтесь, это не Стингер», – шучу. Потом пришлось объяснить, что это и за какие заслуги. Когда попал на борт, одна из стюардесс подняла меня с места и, подведя к свободному ряду из четырех кресел, предложила: «Если хотите – это все ваше. Ложитесь, отдыхайте. Можем будить на обед, ужин…» Долетел с максимальным комфортом.


Автор: Андрей ХАЧАТУРОВ
32

Возврат к списку

Губернатор Игорь Руденя посетил Максатихинский район
Очередная рабочая поездка главы региона была плодотворной. В ней участвовали министр здравоохранения Тверской области Виталий Синода, министр образования Наталья Сенникова, министр строительства и ЖКХ Андрей Волгин, а также представители других ведомств.
22.09.201718:17
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1
Новости из районов
Предложить новость