12 Декабря 2017
$59.23
69.8
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Наша Победа 07.05.2013

Горсть земляники, чтобы не упасть

Говорят, что бывших военных хирургов не бывает, и это абсолютная правда

До самых преклонных лет сохраняют они волевые нотки в голосе и пусть не выправку, но какой­то внутренний стержень, позволяющий им с достоинством встречать неминуемые проблемы возраста, не гнуться под ударами судьбы.

Вот и подполковник медицинской службы Раиса Львовна Фертман, получив год с лишним назад перелом бедренной кости, должна была бы ходить по квартире с палочкой. И это еще считать за счастье. Но палочка уже откинута. Ногу она разрабатывает по собственной щадящей методике: пользуется советами специалистов, но прежде всего прислушивается к себе.

Совсем скоро, 11 мая, Раисе Львовне исполнится 92 года. На большой семейный праздник соберутся дети, внуки. Как водится, они бесконечно будут желать маме, бабушке, а теперь и прабабушке здоровья. Потому что все остальное без здоровья не слишком и в радость. Жаль только, что на этом празднике уже не будет ее дорогого друга и спутника жизни Рувима. Они познакомились на фронте. Он старший врач полка, она вчерашняя студентка, новоиспеченный хирург. Очень скоро они почувствовали, что им хорошо вместе. И довольно быстро пришло понимание, что это подарок судьбы, пусть и под грохот канонады.

Как расписывали в ту пору? Да просто. Пришли они в штаб полка, там и объявили их мужем и женой, выдав справку. Леса Белоруссии, 1942 год. Никакого отдельного угла молодоженам, конечно, не светило. В девичьей землянке Рувим оказался девятым и спал на верх­них нарах.

Смотрю на фотографию молодой Раисы того времени и думаю: с такой красотой ей бы не в сапогах, а в туфельках ходить, не карболкой дышать с эфирными парами, а духами. Но уже в первые дни войны у нее, студентки Харьковского медицинского института, все было определено. Фронт остро нуждался в хирургах. Их готовили спешно, с прицелом на военно­полевую хирургию.

Набираться опыта пришлось уже в боевых условиях, чтобы за считанные секунды сортировать раненых по тяжести их состояния, определять первую и вторую очередь оказания помощи. Перевязки, операции, дальнейшая эвакуация. Для каждого раненого определялась своя тактика. На этом конвейере боли и крови ошибаться было нельзя, от этого зависела судьба человека.
Первое, что поручили новенькой в медсанбате стрелковой дивизии, – это перелить нескольким бойцам кровь. Они были не ранены, но страдали не меньше – от фурункулеза. Раиса все сделала уверенно: руки у ребят были сильными, с хорошими венами. Боялась ли она своей первой операции? Не без этого. Ведь в институте практики было мало. В песне поется про «седых врачей с руками заправских саперов». Где их было взять тогда, седых и умудренных?

Раиса Львовна рассказывает, как ампутировала ногу одному солдатику. Он понимал, что так надо, иначе ему не выкарабкаться. С помощником Мишей Чередниченко они потуже затянули ему жгут. Местная анестезия новокаином не совсем избавляла от боли, и раненый вдруг начал страшно ругаться.

– Я стою с пилой, руки в крови, мне всего 21 год, – вспоминает она, – а он – отборными ругательствами. Потом спохватился: это я не вас, немца…

Самое страшное было – терять человека во время операции. Случалось так, что на стол брали уже не жильца. Но если оставался хотя бы шанс, его старались использовать, тем более что дальнейшую эвакуацию в тыл раненый все равно бы не выдержал.

Такие операции отчаяния забыть невозможно. А вообще, где их только не приходилось делать: в палатках, сараях и даже церквях. Очень хотелось, чтобы эти мальчики жили. Но чудеса случались не всегда. Каждая потеря переносилась тяжело. И последние слова умирающих солдат она тоже помнит. Один паренек успел сообщить ей домашний адрес и уже в угасающем сознании прошептал: «Я сын собственных родителей».

Самыми трудными, особенно в условиях медсанбата, были полостные операции при ранении в живот. Таких тяжелых старались быстрее доставить в тыловой госпиталь, но не всегда это было возможно. И тогда за дело приходилось браться в палатке при тусклом свете керосиновой лампы или лучины. Однажды к ним привезли солдата, у которого осколками был буквально изрешечен кишечник, и Раиса взялась его «штопать». Повезло в том, что рядом с ней находилась опытная медсестра, которая в мирное время ассистировала светилам в клинике Склифосовского. С ней хирург чувствовала себя гораздо увереннее. Операцию этот боец перенес благополучно, и был отправлен в тыл. Сколько ребят назвали ее потом своей спасительницей!

В медсанбате у них остро не хватало сестер. Стали учить санитарок. Уже после войны, встречаясь с ветеранами полка, Раиса Львовна не раз обнимала своих девчонок, которым когда­-то показывала, как делать перевязки, уколы. Некоторые выбрали потом профессию медицинской сестры на всю жизнь.

 – А еще помогали нам легкораненые, – продолжает свой рассказ моя собеседница, – ведь физической работы было очень много. Никогда не забуду, как от усталости – операции шли уже несколько часов – меня стало пошатывать. Уйти нельзя, на очереди еще несколько человек. И тогда зам­полит набрал в лесу земляники и, оттянув маску, покормил меня с ложечки прямо за операционным столом. Сразу сил прибавилось.

Еще одна деталь их медсанбатовской жизни. Полевая кухня нередко опаздывала. Зимой и вовсе порой приходилось разрубать замерзший хлеб топором. Поэтому «подножный» корм тоже выручал. Но на войне опасность часто подстерегает там, где ее не ждешь. Взять кусты с лесным орехом, лещиной. Это настоящее лакомство, к тому же полезное. Но, уходя, немцы заминировали к ним подходы. Поэтому беда могла случиться не только на передовой.

На время расстаться с мужем Раисе Львовне пришлось в сорок четвертом. Он остался на фронте, а она, беременная, с орденами Красного Знамени и Великой Отечественной войны, поехала домой, к родителям. Хотя дома как такового не было. Во время эвакуации родители жили во Фрунзе, теперь это Бишкек. Здесь она родила дочь (потом будет еще и сын).

А после Победы пришлось поколесить за главой семейства по городам и весям страны. Ведь муж оставался военным. Самая дальняя точка дислокации – Забайкалье. Только в Калинине пришло осознание, что этот уютный волжский город их пристань. К этому времени Раиса Львовна работала уже офтальмологом. И многие пациенты из поликлиники №1 четвертой горбольницы ее, конечно, помнят: спокойную, доброжелательную и очень обстоятельную, когда речь идет о процессе лечения.

– С высокой точки своего возраста я ощущаю прожитую жизнь как, безусловно, счастливую, – признается фронтовичка, – удалось уцелеть на войне, встретить замечательного спутника, который до самого последнего дня признавался мне в любви, воспитать достойных детей. Но в День Победы все мои мысли и чувства будут там, в нашем медсанбате. Я до сих пор слышу, как в операционной раздаются звонкие металлические шлепки. Это в цинковый тазик падают осколки или пули…



Автор: Татьяна Маркова
43

Возврат к списку

Владимир Путин пойдет на выборы-2018
Заявление Владимира Путина о намерении вновь баллотироваться на пост главы государства оправдало ожидания подавляющего большинства россиян. Делались предположения, где и когда это важное событие произойдет. Как и в прошлый раз, глава государства не спешил. 
08.12.201720:31
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Новости из районов
Предложить новость