04 Декабря 2016
$64.15
68.47
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура06.05.2013

Город детства

Это Волга с ее зелеными берегами, это тихие улочки старой Твери

Владимир Гусев – известнейший искусствовед, директор Государственного Русского музея, уникального по масштабам и содержанию хранилища русского искусства. Вся зрелая его жизнь – это Ленинград-Петербург, это Русский музей, где он работает уже 35 лет, это многочисленные поездки в города и государства, с которыми так или иначе связан мир русского искусства.

Но начинался этот прекрасный мир для Владимира Гусева с берегов Верхней Волги, с города, в котором он родился за две недели до Дня Победы.

Незадолго до своего дня рождения Владимир Александрович Гусев дал интервью для «Тверской Жизни». С ним беседовала наша землячка петербургская журналистка Марина Кротова.

– Владимир Александрович, вы человек, постоянно бывающий в разных странах. Находясь в других землях, часто ли вы думаете о городе, где прошли ваше детство и юность?

– Для меня любовь – понятие сокровенное и личное. Любовь к человеку, к городу, к Родине, к Богу. Я не люблю говорить громкие фразы – громкая любовь недолговечна. Конечно, я люблю свой родной город, своих родителей. Мой отец Александр Васильевич и мама Софья Сергеевна похоронены в Твери, на Лебедевском кладбище. Я родился в Твери, хотя все мои предки по материнской и отцовской линии – москвичи. Отец был военным, служил в кавалерии, потом в пограничных войсках. За несколько лет до начала Великой Отечественной войны получил назначение в Тверь, здесь занимался мобилизацией. И вся дальнейшая жизнь моих родителей прошла в Твери. Да и детство с юностью – тоже. Мое детство – это Волга с ее зелеными берегами, это тихие улочки старой Твери. Наша семья жила в центре, в старинном купеческом доме, к сожалению, это здание сейчас разрушено. Мне оно очень нравилось – добротное, из красного кирпича. Еще я любил ездить в деревню Жорновка, где мы снимали комнату в сельском доме. Живописная река, избы с резными наличниками, православный храм, старое кладбище с мраморными надгробиями… Сейчас, наверно, и Жорновки нет, и храм совсем разрушился…

– Жорновка жива, и храм собираются восстанавливать. Так что тверской край по­прежнему неиссякаемый источник вдохновения.

– Когда меня спрашивают, повлияли ли сам город, его окрестности, замечательная тверская архитектура на меня, как на человека творческого (смею так себя назвать), то, конечно, да. Я еще школьником ходил в Дом офицеров на Советской улице, занимался там в художественной студии. И в Доме художника показывал свои рисунки. И это меня увлекало невероятно. Хотя после окончания седьмого класса «за компанию» с друзьями поступил в Калининский индустриальный техникум, получил специальность техника­механика по ремонту станков и автоматических линий. Одновременно, будучи слесарем­механиком 5­го разряда, работал на ремонтно­механическом заводе, потом на экскаваторном. Да, раз уж заговорили о техникуме, то нельзя не вспомнить и школьные годы. Я учился в двух школах: в младших классах – на углу улицы Урицкого (теперь Трехсвятская. – М.К.) и площади Ленина, а потом перешел в среднюю школу №12 на улице Желябова. И, учась в школе и будучи студентом техникума, продолжал рисовать, хотя еще точно не знал, какой будет моя профессия. Потом пошел в армию, служил в Москве, в роте охраны. Вернулся в Тверь. А позже узнал, что есть в Ленинграде Академия художеств, куда я мог бы поступить. И поступил, только не на живописный факультет (я трезво оценил свои способности), а на искусствоведческий.

– Согласны ли вы с тем, что в России сегодняшней есть такое явление, как «провинциальная культура»? Если да, то чем она отличается от «столичной»?

– Слово «провинция» для меня не уничижительное, а уважительное. Столичная наука и культура всегда прирастают провинцией. А столица – это всегда цинизм. Надо двигаться все время куда­то, расталкивать друг друга руками, плечами. Мне и Москва нравилась не столичная, именно тогда, в восемнадцатом – девятнадцатом веках, в ней рождались и творили замечательные русские художники. Хорошо, что и Петербург сейчас не главный город государства, хотя его часто называют «культурной столицей».

– Одна из крупных коллекций российской живописи хранится в Тверской картинной галерее. В этом смысле галерея неразрывна с Русским музеем

– Я еще помню, как художественный музей размещался в церкви Вознесения Господня, на углу улиц Советской и нынешнего Тверского проспекта. Собственно, нельзя было назвать это музеем в полном смысле слова. Там много картин было в ящиках, они стояли завернутыми в куски материи… И вот наконец­таки галерея переезжает в Путевой дворец. Я очень любил в молодости приходить туда. И близость к Волге, и парк, и само здание Императорского дворца, построенного по указу Екатерины II, – все это мне невероятно нравилось, и до сих пор я считаю это место великолепным, там прекрасные коллекции живописи, в частности, моего любимого Алексея Венецианова, о котором я сделал несколько фильмов. К тому же и Михайловский дворец, главное здание Русского музея, и Путевой дворец в Твери связаны с именем Карла Росси. Еще одна из нитей, связывающих Петербург и Тверь. Сейчас главной заботой Тверской картинной галереи, которую возглавляет Татьяна Савватеевна Куюкина, насколько я знаю, является реставрация Путевого дворца. Дворец сильно обветшал в последние десятилетия. К тому же, я слышал, были мысли открыть в Императорском Путевом дворце какие­то современные магазины, бутики, в общем, нечто «гламурное»… Слава Богу, что от этих планов решили отказаться. Реставрация началась, надеюсь, она будет проведена достойно. Русский музей солидарен со своими коллегами – тверскими музейщиками и реставраторами, желаем им успехов в восстановлении замечательного архитектурного памятника. Несколько лет назад Русский музей открыл в Твери (как и во многих городах России) два своих виртуальных филиала – в картинной галерее и в Тверском университете. Поскольку галерея переехала временно в другое помещение, не исключено, что у нашего филиала возникли тоже трудности, однако я знаю, что в университете виртуальный Русский музей действует вполне успешно.

– Академическая дача имени Репина под Вышним Волочком – еще одно уникальное место российского культурного пространства. Ваши личные воспоминания как­то связаны с Академической дачей?

– Академическая дача и в самом деле место удивительное по природной красоте. Репин, Куинджи, Васнецов, Левитан, Рябушкин, еще десятки других замечательных русских художников работали там, и картины эти сейчас находятся в Русском музее… Когда­то я, учась в Академии художеств, поехал в Вышний Волочек, чтобы написать статью к юбилею Академической дачи. Это было моим студенческим заданием, издательской практикой. Написал статью для «Калининской правды», там служил тогда друг нашей семьи Владимир Егоров. Статья, правда, не была опубликована, но это и не так важно, ведь я собрал большое количество материала об Академической даче. Повторюсь: там невероятно красиво. Не случайно художники разного возраста и степени дарования стремятся приехать туда на этюды, а многие имеют там дома и мастерские, например, семья художников Кугач… Увы, я очень давно не был в тех местах. Хотелось бы с помощью вашей газеты узнать подробнее о состоянии Академической дачи, ведь сейчас возможности у творческих союзов сократились, не хватает средств на содержание таких мест.

– Один из ярких историко­культурных объектов тверского края – Успенский монастырь в Старице. К настоящему моменту там прошли значительные реставрационно­ремонтные работы. Монастырь сияет красотой и чистотой. Однако разрушаются рядом стоящие домики XVIII века в Аптекарском переулке, храм Бориса и Глеба, что напротив монастыря; не в лучшем состоянии и старинные домики на главной улице. Это лишь малые примеры огромных потерь не только тверской, но и всей русской культуры. Есть ли, на ваш взгляд, возможность спасения?

– На тверской земле сотни памятников не только церковной, но и светской архитектуры. Многие потеряны безвозвратно, но возможность спасения есть всегда. В Европе отдают памятники в частные руки. Не вижу в этом ничего плохого для памятника. Вот пример. Один мой знакомый купил во Франции замок XIV века. Никто не кричал: руки прочь от народного достояния! Просто к новому владельцу пришли специалисты, изложили историю замка, рассказали о том, что можно разместить в нем, а чего делать нельзя. Да, это труд, тяжелый труд – совместное сохранение памятника и владельцем, и государством. К сожалению, в России, и в частности в Твери, таких примеров почти нет. Как правило, все ограничивается тем, что прибивается к стене табличка «Охраняется государством», а при этом у областных инспекций по охране памятников иногда даже транспорта нет, чтобы доехать до того или иного места и взглянуть, «жив» ли памятник. Я давно уже говорю – на разных уровнях – о том, что в Академии художеств, в университетах, на исторических факультетах, надо открыть целевые курсы подготовки специалистов по старинным усадьбам. В той же Тверской губернии, например, были десятки роскошных усадеб, построенных известными архитекторами. Студенты из разных областей подробно изучают на таких курсах историю старинных усадеб, определяют возможности приспособления их к современным условиям. Приезжая в свой город, свой район, эти молодые люди собирают и далее банк данных на эту тему, ищут возможных владельцев памятников старины. Надо отдавать усадьбу, памятник в добрые руки. Новый хозяин должен четко понимать, что он обязан делать для того, чтобы старинные постройки сохранились, и все это, конечно, должно контролировать государство. Это работа непрос­тая, длительная. Но заниматься этим нужно целенаправленно, а не от случая к случаю…

– Как вы относитесь к идее воссоздания Спасо­Преображенского собора в Твери?

– Наверное, нужно бы его восстановить, если, конечно, имеются хорошая иконография, описание, достаточно исторических материалов и, разумеется, средств.

– Что бы вы хотели пожелать своим землякам?

– Мира, благополучия, процветания. И чтобы они не думали, что жизнь в Твери хуже, чем в столице.

– Тогда и вы, Владимир Александрович, приезжайте чаще в родной город.

Автор: ТЖ
10

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В тверском регионе отметили День клубного работника
День клубного работника, который проходит в нашей области с 2002 года, можно смело назвать уникальным, поскольку нет больше ни одной отрасли, специалисты которой в календаре имели бы отдельный, подчеркнем, региональный профессиональный праздник.
02.12.201623:03
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию