23 Ноября 2017
$59.01
69.4
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 30.04.2013

Золотые зерна серебряных родников

Фотограф: Семейный архив

Вспоминая Александру Гончарову

Для этой женщины, которая оставила о себе благодарную память в сердцах близких, друзей и своих ненаглядных студентов, май был судьбоносным месяцем. Она родилась первого мая и покинула этот свет этим светлым месяцем на 87­-м году жизни. Доктор филологических наук, профессор Тверского госуниверситета, специалист по корням и кроне народного творчества, она подарила нам несколько замечательных трудов по фольклору, в том числе двухтомник со сказками, народными рассказами, легендами и преданиями тверского края «Золотые Зерна».

Мне посчастливилось побывать у Александры Васильевны накануне ее восьмидесятилетия. Квартирка на тихой улице Фарафоновой у нее была скромная, там царствовали книги, тетради и папки с бесценными записями и наблюдениями. На стенах подаренные картины, одну из них, портрет князя Игоря, нарисовала ее студентка. Преподаватели знают, как трудно сегодня найти ключик к молодежной аудитории, расположить к себе так, чтобы она слушала. Гончарову студенты нескольких поколений слушали жадно. Многие до сих пор представляют ее статной, русоволосой, стоящей у окна, с гордостью открывающей им «Слово о полку Игореве» – материнский язык славян. Как мощно и красиво звучит он из уст Александры Васильевны! На уровне генетической памяти схватывается основное, вот как в плаче Ярославны: «Полечю зегзицею (кукушкой) по Дунаю, омочю бебрян (шелковый) рукав, утру князю кровавы его раны…»

 – Мало укрепляемся корнями, потому и хлипкие, – сказала мне тогда хозяйка дома.

У нее у самой корни крепкие, крестьянские. Их многодетная семья жила в деревне Борисково на Старицком тракте. Отец был гранитчиком и каменотесом, вместе с другими мужиками округи уезжал на заработки в Москву. Интересно Александра Васильевна рассказывала о своем деде: «Сорок лет он возил почту в Емельяново (от нас верстах в двадцати). Ездил, как часы, в любую погоду: в дождь, в зной, в метель, даже в любой мороз, когда, по его словам, галки на лету падали. Любили вспоминать в семье, как ждали его домой из Емельянова зимней порой вечером. Никто не ложился спать, грели самовар и прислушивались, не звенит ли колокольчик. Как только он подъезжал ко двору, все, кто мог, выбегали на крыльцо, хватали вожжи, заводили лошадей во двор, распрягали, а сам он, стуча промерзлыми валенками, шел по коридору, распахивал дверь, скидывал зеленый армяк, отламывал сосульки льда от усов и бороды и садился за чай, причем обязательно в кругу всей семьи».

А мама была у них бойкая, смекалистая, задиристая, остроумная и излишне простодушная. Умела свежо поворачивать слово, у нее известные поговорки звучали, как в первый раз услышанные.

Конечно, многое в Гончаровой закладывалось с детства. Перед войной их семья переехала в Калинин. Александра поступила в педагогический институт. Но в юность ворвалась война. Вместе с другими студентами она по колено в воде добывала торф и возила его на санках, таскала на носилках раненых, копала противотанковые рвы у руин Желтикова монастыря. 

Война много раз будет напоминать о себе и после Победы, когда Гончарова придет на лекции к студентам в родном педагогическом институте. Вместе со своим учителем, заведующим кафедрой русской литературы Алексеем Смирновым­Кутаческим поедет в экспедицию по селам Ржевского района. «О, эти тропы в дальние деревни! – вспоминала она. – По бокам наливается земляника, хочется отдохнуть на полянке, но свернуть с намеченной стежки нельзя – земля была напичкана минами и неразорвавшимися снарядами».

До самых своих последних дней Александра Васильевна помнила всех рассказчиков, сказочников и балагуров, которые однажды щедро поделились с ней и ее студентами искорками народной мудрости, воспоминаниями и дедовскими байками. Таков был сказочник Алексей Васильевич Колюхов из Весьегонского района, бесподобная рассказчица-­импровизатор Мария Александровна Сергеева из-­под Пено, крестьянский философ Дмитрий Васильевич Смирнов из Ржевского района. Вот с каким былинным размахом начинала старинную песню Мария Мироновна Григорьева из села Игнатьево Старицкого района: «Эй, да вы послушайте-­ка, ребяты! Да что я буду говорить. Да я сегодня вам…»

Гончарова всегда боялась не успеть к этим самобытным краснопевицам и балагурам. Ведь уходя, они уносили все это богатство с собой, редко кому передавали из своих родных. И долго жалела, что так и не удалось встретиться с одной старушкой, которая знала исторические песни про Афанасия Никитина. Не успела. Эта горечь есть в поэтических строках: 

Старухи – скорые потери,
Их поступь к Вечности легка,
Уйдут и притворятся двери
В алтарь родного языка.

Студентам – само собой, но как повезло дочерям и внукам Александры Васильевны, которые с ранних лет могли прикоснуться к родникам ее памяти. Вот как пишет об этом дочь Татьяна:

«Мама научила меня любить: искренне, беззаветно, преданно, как любила она нас, своих детей, студентов, свою многострадальную Родину. Любить жизнь! Мама была бойцом. Она никогда не пасовала перед трудностями, умела мужественно переносить невзгоды и болезни, я не помню, чтобы она раскисала. Любить Россию, знать ее историю, литературу она нас специально не учила, просто читала стихи о родной, бесконечно красивой нашей природе, когда мы гуляли с ней по лесу на даче. До последних лет наизусть на старославянском языке читала «Слово о полку Игореве». Однажды, когда мы ехали из Москвы на машине, она все три часа читала «Евгения Онегина».

Есть люди, в сущность которых заложено делиться духовными ценностями без меры и расчета. Так они устроены. Александра Васильевна не уставала это делать, особенно для молодых и растущих.
Она учила своих детей и студентов отличать искренность от мишуры, глубину от поверх­ностной ряби. Великий чуткий язык давал ей для этого огромные возможности. И самой много раз приходилось все это схватывать на завалинках в глухих деревнях, где жили и до сих пор еще живут самородки. Не все тропы к ним заросли. 

Когда я была у нее в гостях, она читала один такой бесхитростный рассказ Натальи Ивановны Тихомировой со Смоленщины. Он назывался «Как я в Кремле у Сталина была». В коллективизацию их большую семью обобрали до нитки. Увели коровенку. Решила мать искать правду у Сталина. Положила на грудь в платок младенца Ванюшку и отправилась. Добралась до столицы, а дальше не знает, куда идти. День живет на вокзале, второй, наконец милиционер объяснил ей, как ехать к вождю. Пустили мать к Сталину. Расспросил он ее о жизни, пообещал вернуть корову. У самого порога Наталья Ивановна обернулась и попросила отца народов: «Позволь по Москве походить, милостыньку пособирать, кусочков на дорогу». И он ответил ей: «Не надо, не ходите. Вам дадут питание».

Правда это или нет, разве в том суть? Не забуду, как Гончарова читала этот рассказ на двух пожелтевших листочках. Скажет предложение и сделает паузу. Они, эти паузы, были как провалы, как черные дыры, вобравшие в себя народное горе. И здесь уже ничего нельзя придумать.

Александра Васильевна твердо отстаивала устный рассказ как жанр фольклора, явление народного творчества. Тогда в нашем разговоре она призналась, что защита докторской диссертации в середине восьмидесятых проходила у нее мучительно. Были оппоненты, скептики, которые считали устный рассказ эфемерностью, этаким «одуванчиком», дунул – и нет его. Но время доказало обратное. Стоит сегодня раскрыть сборники Гончаровой, и понимаешь, что настоящие «золотые зерна» в них – как раз живые устные рассказы, в частности о Великой Отечественной войне. Схваченные на лету, они вовсе не эфемерны, а имеют вес, как все исходящее из души рассказчика. И, самое главное, остаются в памяти подлинниками. А подлинников нам сейчас не хватает.

Так получилось, что, когда мы с Гончаровой прощались, к ней в квартиру позвонили. На пороге стоял один из ее давних студентов, теперь уже солидный муж. В канун юбилея он принес Александре Васильевне пакет с фруктами. «Сначала витамины, а цветы чуть позже», – сказал он. Они обнялись, как близкие люди. И я увидела на ее глазах слезы.

 – Не забывают, – сказала она чуть позже.

Да это и невозможно. В рамках Дней славянской письменности и культуры в Тверском госуниверситете пройдет открытое заседание круглого стола, посвященное 90-­летию со дня ее рождения. И там вспомнят слова Александры Васильевны и то, за что она всегда благодарила жизнь: «Нам посчастливилось ощутить всю неугасимую силу художественно-­поэтического сознания народа, его умения сказать ясно, кстати, легко и просто, да так, что лучше и не скажешь». 

Автор: Татьяна Маркова
40

Возврат к списку

Губернатор Игорь Руденя провел инспекционную поездку по Твери
Облик города – из чего он складывается? Детская площадка во дворе и брусчатка на центральной площади. Дорога к школе и пандус у поликлиники. Все это – штрихи к портрету нашего города.
22.11.201719:34
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость