23 Сентября 2017
$57.65
69.07
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Наша Победа 29.04.2013

Связь будет и на огненной земле

Фотограф: Семейный архив

От Воронежа до Кенигсберга с катушкой за плечами прошла Матрена Крутских

Увидев хрупкую девушку, раненые часто принимали ее за медсестру и шептали из последних сил: «Перевяжи». Та отвечала: «Потерпи, родной. Дай только связь восстановить. Жива буду, помогу тебе». Может быть, еще остались бойцы, которые помнят свою спасительницу? Она этого не знает. На войне как на войне: нашла под шквальным огнем обрыв, устранила его, рискуя жизнью, и вернулась к истекающему кровью парню. Матрена Крутских была не просто связистом. Сестрой каждому бойцу. Воином. 

Стоять до последнего 

18 мая ей исполнится 90. Снова соберутся за одним столом дети, внуки и правнуки. Историю жизни Матрены Андреевны они знают как свою, но каждый раз внимательно слушают воспоминания любимой мамы и бабушки. Рассказы, в которых постоянно звучит: «Было очень трудно, но мы все выдержали и победили».

Ее призвали летом 42-­го. Пришла в село Мазейка Талицкого района Воронежской области повестка. Только через три года вернется девушка домой. Сто раз в глаза смерти посмотрит. И сто раз будет спасена. 

Матрену Андреевну определили во взвод связи третьего батальона 504-­го стрелкового полка 107-­й стрелковой дивизии. До сих пор она помнит, как болели плечи под тяжестью 16-­кило­граммовой катушки с кабелем. С ней девушка почти не расставалась. Задача была одна – обеспечить бесперебойную связь между сражающимися бойцами и командованием. Не можешь встать в полный рост – ползи по-­пластунски. 

– Мое боевое крещение состоялось под Воронежем, в селе Чертовицы, – вспоминает она пережитое. – В тот день была сильная бомбежка. Снаряд попал в наш штаб… Я и еще несколько человек находились рядом, и нас засыпало камнями. Спасибо солдатам – вытащили из­-под завала. 

Связист всегда на передовой, а значит, всегда в центре сражения. На учениях все просто: нашел обрыв, достал нож, зачистил провод и устранил повреждение. А если кругом гремят взрывы и от волнения не можешь унять дрожь в руках? Однажды Матрена выронила нож. Времени на раздумья не оставалось: сунула провод в рот, зачистила конец зубами. И восстановила связь. На войне и не такое бывало. 

Рассказывая о прошлом, Матрена Андреевна признается, что не знала по фамилии никого из командиров своего взвода. Порой и нескольких дней не проходило, как погибшего сменял другой. А вскоре и в его дом присылали похоронку. Но, несмотря на большие потери, дивизия продвигалась вперед. Туда, где шли самые тяжелые бои. Сначала ее перевели под Старый Оскол, а оттуда – под Курск. 

Об этом ветерану вспоминать особенно трудно. До сих пор перед глазами стоят страшные картины: сгоревшие заживо солдаты, деревни, где в каждом доме лежали мертвые женщины и дети, огонь, который охватил всю землю. Враг стянул на кровавый выступ более 300 танков и самоходных орудий. Но Родина дала приказ: стоять до последнего. 

На Курской дуге девушка под сильным перекрестным огнем 18 раз устраняла порывы на линии и все время держала связь с ротой и батальоном. За бесстрашие Матрена получила медаль «За отвагу». Ее первую и самую дорогую боевую награду. Уже потом к ней добавятся медали «За боевые заслуги», «За Победу над Германией» и орден Отечественной войны II степени. 

49 дней и ночей провела она на огненной земле. И 70 лет не может забыть ту битву. Что спасло ее от гибели? Чудо? Вера в нашу силу? Поддержка фронтовых друзей? 

– Сложно на это ответить, – говорит Матрена Андреевна. – Очень многих мы не уберегли от фашистской пули. И моя дорогая подруга Нина Антонюк до Победы не дожила, погибла в Польше. 
Не дождались родные и брата связистки Ивана. Он пал смертью храбрых в Кенигсберге 22 февраля 1945 года. Снайпер попал ему прямо в сердце… 

Постарайся вернуться назад

Сколько было таких потерь, не сосчитать. За долгие месяцы походов и боев молодые лейтенанты и девушки в пилотках стали одной семьей. Каждого убитого она оплакала, каждого сберегла в памяти. Порой и сама уже мысленно прощалась с фронтовыми братьями и сестрами. Не может Матрена Андреевна без слез рассказывать, как перед форсированием Днепра, прежде чем ступить на построенную переправу, девушки-­подруги обнялись крепко­-накрепко. По берегам стояли древние церкви, и кресты их отражались в глубокой воде. Матрена молилась Богу: «Господи! Пусть он на нас не налетит!» Ни одного вражеского самолета в небе не показалось, ни одна бомба не упала. 

А разве это был единственный момент, когда она задавала себе вопрос: выживу или погибну? В одном из боев на украинской земле связистка получила тяжелое ранение в голову. Сама подняться не смогла. Неожиданно поблизости оказался солдат, и теперь уже сама Матрена тихим голосом попросила: «Помоги до санчасти добраться». Без лишних слов мужчина перевязал рану и, поддерживая девушку, повел ее вперед.

– Но надолго мы в санчасти не задержались, – рассказывает она. – Врач сказал: «Товарищи, находиться здесь нельзя, для врага мы легкая добыча. Нужно уходить». И кто чувствовал в себе силы, поднялись. Остальные остались ждать машин. 

В медсанбате, куда пришли раненые, хирург осмотрел девушку и, помолчав, сказал: «Что же ты, дочка, такая худая? Тяжко тебе будет. Но ты держись». И она держалась. Фашистский осколок удалось достать. Доктора даже шутили: «Смотри не потеряй. А то внуки тебе не поверят». 

Чтобы Матрена быстрее окрепла, ее определили на кухню. Но связистка хотела помогать не поварам, а медсестрам. Измученные женщины валились с ног от усталости, словно забирая себе всю боль солдат. И она стала санитаркой. Проводила ночи у постели обгоревших танкистов, сбитых летчиков, раненых в первом бою мальчишек-­рядовых. Делала компрессы и перевязки, кормила и поила. И утешала: «Не переживай, скоро опять на передовую». 

После лечения вернулась в свою дивизию и Матрена. Германия была уже не за горами. В поверженный Берлин она не ступила, но помнит, как ходила земля ходуном от раскатистой радости: «Победа!» «Конец, ребята, конец войне!» – кричали бойцы друг другу. Пусть еще очень далеко было до родных городов, сел и деревень, но уже полетели домой письма: «Ждите!»

В мае 45-­го Матрена Андреевна вернулась в Мазейку. Здесь фронтовичка вышла замуж за лучшего тракториста колхоза Аркадия Крутских, с которым воспитала пятерых детей. Всем дали образование, всех вывели в люди. И это тоже настоящий подвиг. 

– Медалью материнства II степени я горжусь не меньше, чем фронтовыми наградами, – улыбается Матрена Андреевна. – А еще высоким званием ветерана труда. В 1951-­м наша семья перебралась в Калинин, и я до самой пенсии работала на комбинате «Химволокно», выдавала не 100, а 150 процентов плана. 

Вот уже 40 лет она на заслуженном отдыхе, но говорит о комбинате так, будто завтра снова выходить в первую смену. Ведь с этой работой связана часть ее жизни. И все же главные страницы судьбы – военные. И, конечно, Великая Победа. Совсем скоро Матрена Андреевна отметит юбилей, а еще раньше достанет бережно хранимые ордена и медали. И они заблестят у Вечного огня так же ярко, как тогда, в 45-­м.  


Автор: Артур Пашков
192

Возврат к списку

Губернатор Игорь Руденя посетил Максатихинский район
Очередная рабочая поездка главы региона была плодотворной. В ней участвовали министр здравоохранения Тверской области Виталий Синода, министр образования Наталья Сенникова, министр строительства и ЖКХ Андрей Волгин, а также представители других ведомств.
22.09.201718:17
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1
Новости из районов
Предложить новость