22 Февраля 2017
$57.86
61.21
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Летопись04.04.2013

И был сослан в Тверь

Фотограф: Архив "ТЖ"

Со времен Иоанна Грозного город на Волге был местом ссылки для тех, кто пытался бороться с самодержавием

Продолжение. Начало в №№ 12, 17, 22, 28, 33, 37, 46, 51, 57

20 ноября 1931 года Тверь переименовали. И в годы сталинского террора людей, вступавших в конфликт с властью, ссылали уже в город Калинин. По тем временам это называлось отделаться малой кровью. По сравнению с десятью годами без права переписки, что было равнозначно расстрелу, ссылка в Калинин была подарком судьбы. Правда, Сталин если и делал подарки, то ненадолго. Судьба одного из выдающихся российских поэтов – Осипа Мандельштама является этому ярким подтверждением. 

Расплата за шестнадцать строк

Во время сталинского террора было множество безвинных жертв. Однако поэ-
ту Осипу Мандельштаму грех жаловаться, что его преследуют без всякого повода. Ведь он был автором шестнадцати крамольных строк, написанных в октябре 1933 года. 

Мы живем, под собою не чуя
 страны,
Наши речи за десять шагов 
не слышны,
А где хватит 
на полразговорца,
Там припомнят кремлевского
 горца.
Его толстые пальцы, 
как черви, жирны,
А слова, как пудовые гири, 
верны – 
Тараканьи смеются усища, 
И сияют его голенища.
А вокруг него сброд тонкошеих
 вождей,
Он играет услугами 
полулюдей – 
Кто свистит, кто мяучит, 
кто хнычет,
Он один лишь бабачит 
и тычет.
Как подкову, кует за указом 
указ – 
Кому в пах, кому в лоб, 
кому в бровь, кому в глаз.
Что ни казнь у него – 
то малина, 
И широкая грудь осетина.

Хотя, даже если бы Осип Мандельштам и не написал это стихотворение, его трагическая судьба была предопределена. При Сталине выжить он не мог. 

«Я от жизни смертельно устал…»

Родился Мандельштам в Варшаве в 1891 году. Правда, в столице Польши, которая, напомню, в ту пору входила в состав Российской империи, прожил он недолго. Вскоре после рождения Осипа его семья перебралась под Петербург, в Павловск. Стихи он начал писать, когда учился в Тенешевском училище. Время было неспокойное, первая русская революция, баррикады… И родители Осипа Мандельштама отправляют его во Францию в Сорбонну, продолжать образование. Сорбонну Мандельштам вскоре поменял на Гейдельбергский университет. Так что образование у него было изрядное. Неудивительно, что, вернувшись в Петербург, будущий поэт начинает посещать собрания Религиозно-философского общества, членами которого были виднейшие мыслители и литераторы Бердяев, Мережковский, Философов.

В августе 1910 года состоялся литературный дебют Мандельштама — в девятом номере «Аполлона» была напечатана подборка из пяти его стихотворений, а в 1913 году вышла в свет первая его книга «Камень». 

Только детские книги 
читать,
Только детские мысли 
лелеять, 
Все большое далеко 
развеять, 
Из глубокой печали 
восстать.

Я от жизни смертельно
 устал, 
Ничего от нее не приемлю, 
Но люблю мою бедную 
землю
Оттого, что иной 
не видал. 

Я качался в далеком саду
На простой деревянной 
качели.
И высокие темные ели
Вспоминаю в туманном 
бреду. 

Молодой поэт завоевывает известность. Он становится одним из лидеров нового поэтического течения «акмеизм». 

Революция перевернула судьбы многих людей. И Осип Мандельштам был здесь не исключением. В феврале 1919 года он покинул голодную Москву. Начинаются скитания по России: Москва, Киев, Феодосия...

После целого ряда приключений, побывав во врангелевской тюрьме, Мандельштам осенью 1920 года возвращается в Петроград. Сегодня много спорят о том, почему эти голодные годы, когда начинается Гражданская война, стали временем расцвета искусства. И у Мандельштама в начале 20-х годов выходят в свет три стихотворных сборника. 

Летом 1924 года он переехал из Москвы в Ленинград. Через четыре года вышла последняя его прижизненная книга стихов. Хотя советская власть в ту пору еще ценила его поэтическое творчество. В марте 1932 года за «заслуги перед русской литературой» Мандельштаму назначают пожизненную пенсию в 200 рублей в месяц. Казалось бы, живи и радуйся. Напиши стихи, восхваляющие Сталина, как делают многие твои коллеги. Однако у поэта рождаются совершенно другие строки, которые изничтожили верховного правителя страны и его окружение.

Причем Мандельштам начинает читать их своим знакомым. Когда Борис Пастернак услышал стихотворение, он сказал: 
«То, что вы мне прочли, не имеет никакого отношения к литературе, поэзии. Это не литературный факт, но акт самоубийства… Вы мне ничего не читали, я ничего не слышал и прошу вас не читать их никому другому». 

Один из тех, кому Мандельштам прочел эти стихи, оказался доносчиком. Поэта арестовали. 

«Вот с приговором полоса…»

Наказание на первый раз было не слишком суровым. Говорят, что Сталин сказал так: «Изолировать, но сохранить». Мандельштама отправили в ссылку в Чердынь. В скором времени поэту разрешили селиться где угодно, кроме двенадцати особо оговоренных городов. Мандельштам выбрал Воронеж. Это было время между молотом и наковальней. На какое-то время поэту разрешили вернуться в Москву. 

Однако уже в июне 1937 года московская милиция делает все, чтобы Мандельштам покинул город. Вместе с женой он поселился в небольшом поселке Савелово, на высоком берегу Волги, напротив Кимр. Здесь, в Савелове, Мандельштамом были написаны последние из известных стихов. 

Необходимо сердцу 
биться:
Входить в поля, врастать 
в леса. 
Вот «Правды» первая 
страница, 
Вот с приговором полоса. 

Нетрудно догадаться, какие мысли больше всего беспокоили Мандельштама в это время. 

Последним пристанищем поэта перед арестом стал город Калинин, где он очутился в середине ноября 1937 года. Мандельштам приехал сюда по совету писателя Исаака Бабеля. В ту пору в нашем городе отбывал ссылку драматург Николай Эрдман, автор пьесы «Самоубийца». Жена Осипа Мандельштама Надежда Яковлевна вспоминает: «Мы рассказали Бабелю о наших бедах. Разговор был долгий, и он слушал нас с необычайным любопытством… Судьбу нашу Бабель решил быстро – он умел хватать быка за рога. «Поезжайте в Калинин, – сказал он. – Там Эрдман – его любят старушки». Бабель, конечно, говорил о молодых женщинах, и его слова означали: Эрдман в плохом месте не поселится – его поклонницы бы этого не допустили». 

Предполагалось, что эрдмановские «старушки» помогут найти жилье и для Мандельштама с женой. Однако, как выяснилось, поклонниц у драматурга в Калинине не оказалось. Пришлось ему самому искать дом для опального поэта: «В Калинине Эрдман жил в маленькой узкой комнатке, где помещалась койка и столик. Когда мы пришли, он лежал – там можно было только лежать или сидеть на единственном стуле. Он немедленно отряхнулся и повел нас на окраину, где иногда в деревянных собственных домах сдавались комнаты». 

По воспоминаниям Надежды Яковлевны Мандельштам, комнату нашли на 3-й улице Никитина в доме №43, принадлежавшем Павлу Федоровичу Травникову. 

Знакомая поэта Наталья Евгеньевна Штемпель, которая навещала Осипа Эмильевича и его жену, так вспоминала об этом: «Они жили в Калинине на окраине города. Вспоминаю занесенные снегом улицы, большие сугробы, почти пустую, холодноватую комнату без намека на уют. У обитателей этой комнаты, очевидно, не было ощущения оседлости. Жилье и местожительство воспринимались как временное, случайное».

Сначала Мандельштамы поселились на утепленной террасе. Однако было очень холодно, и со временем они переместились в сам дом Травниковых. В этот день поэт написал своему знакомому Борису Сергеевичу Кузину: «Сегодня мы переезжаем на теплую половину дома, под защиту бревенчатой стены. Ход через хозяев. Между нами и стариками также неполная перегородка. Это выйдет много спокойнее. Тверской говор радует слух. И в Воронеже я много слушал живую речь. Особенно женщины приятно говорят по-русски. Но здесь, в Калинине, — настоящая академия живого языка, гибкого, оборотистого, в меру жесткого». 

Мандельштамы подружились с хозяевами дома, семьей Травниковых. Слушали пластинки: Баха, Дворжака, Мусоргского. По вечерам устраивали концерты, угощали чаем. Осип Эмильевич каждый день просматривал «Правду», которую выписывал хозяин дома. Не раз и не два, как вспоминала Надежда Яковлевна, он, прочтя в газете что-нибудь новое — шельмующее или угрожающее, ронял: «Мы погибли!» А хозяева махали на него руками, сердились: «Еще накликаете!.. Никуда не 
лезьте – и живы будете!» Однако прав оказался Мандельштам. 

10 марта 1938 года его арестовали и отправили в пересыльный лагерь на Дальний Восток, где он и умер в декабре того же 1938 года.

Его жена прожила в Калинине до начала войны и покинула город лишь во время эвакуации. Кстати, в доме Травниковых хранились после ареста Мандельштама его рукописи. 

В свое время в Твери шли разговоры, что хорошо бы одну из улиц города назвать в честь Осипа Мандельштама. Что любопытно, улица 3-я Никитина, на которой он жил, получила свое название в честь поэта Ивана Никитина, который никогда в нашем городе не бывал. Хотя с Тверью самым тесным образом был связан купец Афанасий Никитин. Таковы особенности тверской топонимики. Сегодня эта улица носит имя опять же никак с Тверью не связанного Александра Ульянова. По мне, так куда лучше улица Осипа Мандельштама. 


Автор: Андрей УЛЬЯНОВ
28

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

По программе «Доступная среда» в тверском регионе адаптируют 33 объекта
Тверская область должна быть комфортной как для здоровых граждан, так и для тех, у кого есть физические ограничения. Очень важно адаптировать учреждения региона в максимально короткие сроки, привести их к российским и международным стандартам качества. 
21.02.201722:54
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию