09 Декабря 2016
$63.39
68.25
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Безопасность 02.04.2013

Ночной налет

Фотограф: Архив "ТЖ"

Какую беду может принести оружие в недобрых руках

Полемика вокруг легализации огнестрельного оружия в российском обществе практически не прекращается. Но никто точно не знает, когда и где это может выстрелить и насколько надежны самые безупречные характеристики претендентов на владение «стволом». У студентки Саши Лотковой была отличная репутация. Но независимо от того, кто виноват в злополучном конфликте в метро, ее ровесник Ваня Белоусов будет жить с пулей в легком. А ведь пистолет у девушки был всего лишь травма­тическим…

Оружие может принести и куда большие беды. Вспомним одну страшную историю, приключившуюся в нашей губернии в канун Пасхи 1999 года. 

Мир вашему дому

В Вышнем Волочке и сегодня можно встретить тех, для кого выстрелы в горотделе милиции навсегда разделили жизнь на «до» и «после», унеся самых дорогих людей. Лишь мужество и профессионализм их товарищей не позволили преступникам залить кровью весь город. Планы-­то у них отличались громадьем: захватить власть. Нелепость замысла очевидна. Но кровь­-то пролилась! Кабы вышневолоцкие стражи порядка растерялись, ее могло быть гораздо больше. И знаете, в чем заключалась парадоксальность ситуации? А в том, что никто не ждал никаких сюрпризов от двоих уважаемых членов общества – состоятельного предпринимателя и учителя химии. 

38-­летний Александр Сысоев был хозяином мотеля и ресторана на автодороге Москва – Санкт­-Петербург. Его приятель Евгений Харламов, в прошлом известный спорт­смен­гиревик, чемпион столицы, до недавнего времени преподавал в школе-­интернате, откуда, правда, был уволен за то, что вместо школьного курса химии стал читать детям проповеди сомнительного содержания. Впрочем, оба, по общему мнению, были людьми солидными и набожными. И хотя Сысоев жил то ли с третьей, то ли с четвертой женой, его считали хорошим семьянином. Харламов же, переступая чей-­то порог, неизменно произносил: «Мир вашему дому». Но на этот раз он нес смерть.

В начале первого ночи с 9 на 10 апреля эти двое ворвались в дежурную часть и открыли огонь, используя два вида оружия, в том числе «Сайгу», и явно зная расположение помещений. Стреляли, по выводам экспертов, грамотно, что делало преступников особенно опасными (позднее выяснится, что Сысоев проходил срочную службу в дивизии имени Дзержинского). Начальник смены майор Николай Ильин и старший сержант Николай Жуков были убиты наповал. Позднее в больнице умер командир взвода старший лейтенант Сергей Семенов. Все молодые, им бы жить да жить.
Прапорщик Олег Абрамов в эту минуту разговаривал с задержанным подвыпившим парнем и уже раненый успел повалить его на пол, чтобы тот не получил пулю. 

Куда бежать?

Именно этот мальчишка и припозднившиеся прохожие описали двоих взбудораженных бородатых мужчин, стремительно выбежавших из здания. Нашлась и машина УАЗ­-469, которую они в панике – все же в людей стреляли впервые – бросили у горотдела. А в ней – охотничье ружье, сумка с ножом, топором и кувалдой, 120 бутылок с «коктейлем Молотова», кейс с картой области, аудиокассеты с песнями и маршами… 

Машина принадлежала Александру Сысоеву. Свидетели опознали и его, и его приятеля Харламова. На территории нашей и соседних областей немедленно ввели оперативный план «Сирена». Под контроль были взяты квартиры знакомых, где мог­ли бы укрыться бандиты, деревни, где жила их родня, молельный дом на улице Пролетарской, заброшенные строения, пустующие пионерские лагеря. В сысоевский мотель «Коломно» на всякий случай забросили оперативников – под видом водителей большегрузов. Взяли под наблюдение детский сад, который посещал сын Сысоева. Устроили засаду в городе Севск Брянской области, откуда был родом Харламов и где он до сих пор был официально зарегистрирован. Следственно­-оперативная группа, созданная в первые же часы после нападения, вскоре установила, что той же ночью Харламов, поспешно сбрив бороду, одолжил у одного приятеля велосипед, у другого деньги, туманно намекнув, что попал в «плохую историю», и уехал из города. Поэтому в органы внутренних дел по всей стране и ближнему зарубежью, в Федеральную пограничную службу и даже в Интерпол были направлены ориентировки.

Розыск преступников вели 80 мобильных групп; на их поимку было брошено около трех тысяч человек. На земле дороги перекрывала сотня контрольно-­пропускных пунктов, по ним курсировали автомашины с переодетыми оперативниками. В воздухе барражировали вертолеты, тщательно обследуя лесные массивы. Несколько раз появлялась на­дежда: замечены подозрительные люди! Но это оказывались не они – то уголовники, но другие, то просто кто­-то выбрался побродить по лесу. Возле села Старое в стогу сена нашли следы ночлега и забытый молитвенник. Поставили засаду, но все впустую – убийцы успели уйти.

При сопротивлении расстреливать на месте

А тем временем выяснилось, что на горотдел напали не простые бандиты, и намерения у них были весьма серьезные. Не будем обсуждать, имели ли они хоть малый шанс на успех – нелепость и безнадежность замыс­ла очевидна. Преступники собирались завладеть продовольственными складами, нефтебазой, АЗС, железной дорогой и трассой Москва – Санкт­-Петербург; сформировать подобие «опричного» полка, пойти на Торжок, там захватить вертолетный полк (!) и так далее. Они были уверены, что народ к ним радостно примкнет, и тогда они поведут свое ополчение на Москву, где восстановят монархию под старым девизом – Православие, Самодержавие, Народность. Как потом расскажет пойманный Сысоев, в качестве «ударной силы» эта странная пара планировала использовать особо опасных преступников, на тот момент содержавшихся в СИЗО. Хотели раздать им оружие, которое предполагали захватить в оружейной горотдела, и послать их на «ликвидацию».
А потом они и сами подлежали уничтожению. Не будем комментировать эти фантазии – они дышат явным безумием. Как выяснилось, Сысоев, который всегда отличался странностями, в последние месяцы вообще пугал домашних своим поведением. Не расставался с оружием – выходя за хлебом, нес ружье в другой руке и озирался, опасаясь нападения. Без причины набрасывался на людей. Вдруг принимался крушить мебель. Боялся своего отражения в зеркале и, случайно встретившись взглядом, разбивал его в осколки. Ненавидел и убивал кошек. Были и другие признаки, которые насторожили бы психиатра. Но сора из избы никто не выносил, и явно больной человек продолжал владеть огнестрельным оружием. 

В доме Александра Сысоева обнаружили заготовленные «Памятку добровольцу» и «Обращение к народу» экстремистского содержания. И очень любопытные – как бы это назвать? – «разработки»: «Теория вооруженного восстания», «Тактика боевых действий в условиях города» и так далее.
Бандиты хотели разоружить милицию, ГАИ, вневедомственную охрану, забросать бутылками с «коктейлем Молотова» администрацию, милицию, ФСБ, прокуратуру, налоговиков, суд, дома людей, которых считали членами ОПГ, адвокатские конторы. Был и список тех, кто подлежал немедленному уничтожению, – руководство города во главе с мэром, директора предприятий. Впрочем, с остальными бандиты тоже не собирались церемониться: при попытке сопротивления, писал Сысоев, людей следует расстреливать на месте. Это еще счастье, что той ночью после первых же выстрелов бандиты психанули и пустились наутек. Вы представляете, какую кровавую баню они могли устроить в городе за какой­нибудь «час Брейвика»? 

При розыске, изучив связи бандитов, выявили их контакты в других городах и на всякий случай взяли этих людей под контроль – вдруг и они замышляли что­-то подобное? И приняли меры, обеспечивавшие невозможность еще одного налета. К счастью, Сысоев явно переоценивал свое влияние.

Как установили оперативники, преступники разделились. Харламов скрылся среди бомжей. А на Сысоева вывела одна его родственница: вспомнила, что у Сашки была дальняя родня в какой-­то деревушке под Тулой. Нашли ее с трудом, устроили засаду и наконец взяли.…

На допросе он заговорил сразу. Хвастался, что мог бы «еще не то сотворить», многословно излагал свои фантазии – о восстановлении царя (себя он видел главным советником – кем­-то вроде канцлера) и спасении народной нравственности (запретить женщинам носить брюки, ослушниц бить метлой, вываливать в мазуте и перьях). И клял Харламова, который в последний момент сломался и побежал, сорвав ему все планы…

*  *  *

В Государственном научном цент­ре социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского пришли к выводу, что Сысоев невменяем и нуждается в принудительном лечении. Он был направлен в специализированную психиатрическую клинику. Харламов, к сожалению, так и не был пойман. Впрочем, следователи склонялись к выводу, что Сысоев мог убить его за «отступничество» и спрятать тело. Так или иначе, но о нем уже ничего не слышно. Да и саму эту историю вспоминают нечасто – разве что в Вышнем Волочке, где она оставила столько горя.  

Автор: Лидия Гаджиева
25

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Твери прошел городской молодежный марш-бросок «Москва за нами!»
Несмотря на снег и холодный пронизывающий ветер, они пришли сюда, чтобы отдать дань памяти тем, кто ровно 75 лет назад остановил фашистских оккупантов на подступах к столице нашей Родины и перешел в контрнаступление, изменившее ход Великой Отечественной войны.
07.12.201620:02
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию