27 Февраля 2017
$57.48
60.45
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура26.03.2013

Луговые: память о них жива

в Максатихе, и не только

20­-е годы минувшего революционного века для многих были мутным временем. Если ты не мог написать в анкетной графе о происхождении «пролетарско­крестьянское», на хорошую жизнь рассчитывать не приходилось, если эту самую жизнь вообще удавалось сохранить. Люди с «неудобным» родством старались уехать в глубинку, где их не знали, – затеряться, отсидеться. Вспомним «Доктора Живаго» и его героев, уехавших на Урал…

Вот таким же примерно образом в скромной сельской школе Максатихи, затерявшейся в вековых верхневолжских лесах, появились преподаватели из Санкт­Петербурга. Работала в школе и семья Луговых: Павел Павлович преподавал математику, Ольга Николаевна – русский язык и литературу.

Луговым Павел Павлович стал в Первую мировую войну. Настоящая фамилия его – Фон­Дервиз. Предки, именовавшиеся просто Визе, переехали в Россию из Гамбурга еще в XVIII веке, обрусели. Петром III были пожалованы во дворянство и превратились в Фон­Дервизов. Во время войны с Германией Павлу Павловичу показалось непатриотичным по отношению к стране, ставшей для него родиной, носить немецкую фамилию. Дервиз по­немецки – луг, отсюда и Луговой.

Имя Фон­Дервизов в дореволюционной России было хорошо известно. Павел Григорьевич, отец Лугового, прославился строительством железных дорог. Дело это было тогда абсолютно новое, сопряженное со многими трудностями, но у Павла Григорьевича обнаружились хорошая деловая хватка и особое чутье на то, где именно следует прокладывать дороги, чтобы они быстро окупились. В короткий срок он становится одним из богатейших людей России. Его называли русским Крезом. Но богатство не гарантия счастья. Некоторые из детей Фон­Дервиза заболели костным туберкулезом. Бросив все, он увозит их в Ниццу, где климат благоприятен для таких больных, строит там виллу Вальрозе (она существует и сегодня), занимается благотворительностью, открывает гимназию для детей из необеспеченных семей (позднее ей присвоят его имя). К сожалению, болезнь детей в то время была плохо изучена. Любимице отца, Верочке, сделали операцию, но неудачно, она умерла. Сердце отца этого не выдержало…

Его дело унаследовал старший сын, Сергей. Но в отличие от Павла Григорьевича предпринимательскими талантами он не обладал. Выпускнику консерватории больше были по душе сферы духовные. В конце концов, продав принадлежавшее ему недвижимое имущество, он переехал во Францию, где и оставался до конца жизни.

Младший сын, Павел, тоже не думал о деловой карьере. Штаб­ротмистр лейб­гвардии гусарского полка, красавец и сердцеед, собирался связать свою жизнь с армией. Но смерть отца и затем отъезд брата изменили это решение. Он выходит в отставку, уезжает в рязанское имение семьи и становится неплохим помещиком. Его конезаводы, где выращивались тяжеловозы, верховые и рысистые лошади, скакуны арабской, английской и орловской пород, пользовались большой популярностью. Именно у Павла Фон­-Дервиза закупала казна лошадей для полков русской кавалерии.

Рязанские дворяне избирают Павла Павловича уездным предводителем и почетным мировым судьей. Он учреждает гимназию и становится председателем ее попечительского совета, а также почетным смотрителем городского училища. В его усадьбе открывается самодеятельный театр. Павел не только сам ставит оперы, но и исполняет в них главные партии. В 1905 году его избирают почетным гражданином города Пронска. 

Казалось бы, куда больше? А Павел Павлович сдает экстерном все экзамены за курс математического факультета и начинает преподавать в учрежденной им гимназии. Его любили крестьяне, работники и ученики. И когда загрохотала Гражданская война, а само слово «дворянин» стало обвинительным, его предупредили о грозящей опасности и посоветовали уехать. Он пешком уходит из имения и затем уезжает в Петербург. Здесь его и арестовывают, переправляют в Москву, в Бутырку. Все заслуги семьи Фон­Дервизов перед Россией превращаются в «отягчающие обстоятельства». Но ученики Павла Павловича смогли пробиться до самых верхов новой власти, Лугового выпускают, и «охранную грамоту» ему подписывает сам Ленин.

Павел Павлович не теряет надежды, он добровольно передает государству все, чем владела семья Фон­Дервизов, включая огромный дом в Санкт­Петербурге и виллу в Ницце. Вернувшись в Рязань, начинает преподавать на кавалерийских командных курсах, открытых на базе его же конного завода. Кстати, одним из курсантов был будущий маршал, герой Великой Отечественной войны Георгий Жуков. Но курсы перебазировали, благодарность государства щедрому благотворителю была недолгой, и над головой Лугового снова начинают сгущаться тучи. Он понимает, что новой власти он не ко двору. Приходилось, как и многим другим «братьям по классу», залечь на дно. Супруга Лугового бывала в Максатихе, и ей очень нравились здешние места. Так они оказываются в сельской школе, воодушевляя себя мыслью, что Рачинский на такой шаг решился по собственной инициативе. Луговых, особенно Павла Павловича, любили в школе. Ученики часто приходили к своему наставнику домой – его было очень интересно слушать. И он всегда очень старался угостить детей чем­нибудь вкусненьким, хоть время было голодное и семья сама еле сводила концы с концами.

В Максатихе и застала Луговых война. В конце 1942­го умерла Ольга Николаевна. Это стало большим ударом для Павла Павловича. Максатихинцы, знавшие семью Луговых, вспоминают, как старик с потухшим взглядом равнодушно чистил гнилую картошку… Менее чем через год он ушел вслед за женой. 

Ученики поставили любимым учителям памятник – естественно, такой, какой смогли по военному времени, приглядывали за могилой. Но прошло 70 лет. И памятник обветшал, и оградку пришла пора поменять и могилу поправить. Только кому заняться этим, если Луговых уже мало кто помнит?
И тут надо сказать спасибо районной газете «Вести Максатихи» и ее редактору Евгению Озерову. Они напомнили землякам о замечательном человеке, который мог бы уехать за границу и жить там припеваючи, но предпочел голодать на родной земле. И, невзирая на все удары судьбы, не испытывал к этой земле ненависти, делая благороднейшее из дел – учил детей. Статья заканчивалась так: «Нам кажется, что максатихинцы должны оглянуться на прошлое, вспомнить тех учителей, которые принесли славу максатихинской средней школе, в том числе и Луговых. Пришло время поставить новый памятник Ольге Николаевне и Павлу Павловичу Луговым. Это нам по силам. И память о них будет жить». В банке открыли специальный счет, и через газету предложили всем, кому дороги свои корни, помочь в сборе средств на памятник. Люди откликнулись. На могилу к  Луговым приносят цветы благодарные дети и внуки их учеников. 


Автор: Ольга ИВАНОВА
61

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

Без грусти и печали встречает Великий пост православная Тверь
О Прощеном воскресении наслышаны и те, кто никогда не ходит в церковь. Уж очень красив обычай в этот день не только просить прощения у тех, кого мы обидели, но и прощать всех обидевших нас, даже если они об этом не просят, и молиться за них.
26.02.201717:28
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию