21 Октября 2017
$57.51
67.89
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Культура 19.03.2013

Портрет моего поколения

Фотограф: Архив "ТЖ"

На известной картине в Третьяковской галерее – наши вышневолоцкие дети

Есть художники, чьи имена ассоциируются с одной конкретной картиной, какие бы талантливые произведения они впоследствии ни создавали. Так произошло и с Ириной Шевандроновой. 

Жанровый шедевр «В сельской библиотеке» — дипломная работа, написанная 25­-летней художницей, сразу же была приобретена Государственной Третьяковской галереей. Мало кто вспомнит ныне имя автора, но картина, украшавшая обложку учебника «Родная речь» в течение многих лет, знакома всем людям старшего поколения. 

Дети всегда дети, и пусть сейчас они так же зачарованно смотрят в магазине на компьютеры и сотовые телефоны, как маленькие читатели с картины Шевандроновой глядели на книги в библиотеке, они в этом не виноваты. Дети не изменились, изменился мир вокруг них, и задача взрослых — неназойливо говорить им о вечных ценностях, уметь показать красоту слова и цвета, природы и человеческих творений. Автомобиль, коттедж и банковский счет — предел жизненных мечтаний для очень скудного воображения, и жить для собственного удовольствия — нравственный тупик. 

Мало кто из наших художников так часто и с такой любовью писал детей, как Ирина Шевандронова. Откуда же в ней была такая тяга к детской теме?

Художница родилась 24 марта 1928 года в Москве, девочкой-­подростком пережила войну, а когда в столицу вернулась из эвакуации Московская средняя художественная школа, поступила в нее, пройдя большой конкурс. 

Определиться с жанровыми интересами ей помог случай. Ирина Васильевна вспоминала: «Однажды во время летних каникул вместе со школой мы отправились под Загорск. И я впервые оказалась в деревне Выпуково, называемой так из­за высокого расположения — на выпуклом месте, на горке. С этой деревней, как и вообще с Загорским районом, были связаны все мои последующие годы. Каждое лето школа выезжала туда на каникулы. Отец мой, охотник-­любитель, также оценил эти места и посещал их даже зимой. В зимние каникулы я всегда ездила с ним. Мы останавливались в деревенском доме, где нас радушно принимали хозяева. И я полюбила деревенскую жизнь.
Вспоминаю с наслаждением запах избы, вкус парного молока, лежанку у теплой печки, тишину за окном и вьющуюся серебряными струйками снежную поземку... Вечером ходили в клуб, это был обычный большой деревенский дом с простой, сработанной топором сценой, длинными лавками и неизменной печкой. Здесь показывали фильмы. Танцевала молодежь под гармошку. На гармошке играл вихрастый паренек лет двенадцати. Девчата были в валенках и тулупчиках, раздеваться-­то холодно. А рядом находилась маленькая комната — сельская библиотека. Грубо сколоченные полки, барьер из досок, у которого топчутся ребята, скромные по оформлению книжки и газеты на столе — вот те впечатления, которые легли в основу картины. Чуть казенная обстановка библиотеки. Время небогатое, послевоенное. На окне нет штор, на стене еще не висят репродукции картин или портреты писателей. Около печки на дощатом полу охапка дров».

Впечатление было сильным, приятным, сочным, сохранилось надолго. И не только сохранилось, а стало стимулом к творческому действию. Ирина поступила в Суриковский институт и несколько лет вынашивала мысль о картине про сельскую библиотеку.

Позже она писала: «После защиты диплома весь 1953-­й и начало 1954 года работала над «библиотекой», в основном в Доме творчества на Академической даче (в Вышневолоцком районе. — В.В). Рядом жили и трудились известные наши мас­тера Стожаров, Гаврилов, Попов, братья Ткачевы. Конечно, у них были свои дела и замыслы, но мне помогало само присутствие, ощущение творческого горения таких художников. Близ «Академички» расположена деревня Кишарино, там я нашла своих героев — девочку и мальчика. Они изображены в центре композиции. Меня так и прозвали «детским художником». Это справедливо. На детей я просто не могу смотреть равнодушно. Уж очень они пластичны в каждом движении, уж очень непосредственны в живой реакции на каждое слово».

Трогательная «Девочка с игрушкой», живые и непосредственные девчата на полотне «Праздничное утро в деревне», закутанные в незатейливые зимние одежды дети на картине «В зале», устремленные в творческом порыве девушки в произведении «Идет репетиция», опьяненные счастьем «Молодые» — эти и другие образы создают совокупный порт­рет поколения 1950—1970­х 
годов, моего поколения. Бедновато и даже нелепо выглядят сейчас эти одежды, скудновата обстановка, но какие лица! 

В 1970 году Ирина Васильевна написала картину «Пути­дороги юности», от которой веет романтикой экспедиций, но в то же время она не пафосна, очень точна в деталях, пластике (могу сказать об этом как археолог, чья деятельность начиналась в эти же годы). Вообще художнице как­-то удалось избежать пионерско-­комсомольских мотивов в своем творчестве, она сумела обойтись без изображения собраний и демонстраций, галстуков и знамен. Красный цвет присутствует только на пышных бантах на портрете «Девочка с бантами» да на полузакрытой центральным персонажем картины «Чтение стихов Маяковского» надписи «Да здрав… ….я!» Причем на то, что должно «здравствовать», места на прикрепленном в плохоньком сельском клубе транспаранте уже не остается. Что это: нечаянная неувязка или сознательный прием?

В 1963 году Ирина Шевандронова была удостоена звания народного художника РСФСР. Ее работы хранятся в Государственной Третьяковской галерее, Государственном Русском музее, более чем в двадцати других музеях России, во многих частных коллекциях в России и за рубежом. Она по­стоянно экспонировалась на московских, республиканских и всесоюзных художественных выставках. Ушла из жизни очень рано — в 1993 году.

В декабре 2012 года в Собрание актуального реализма в Москве из мастерской ее супруга живописца Андрея Тутунова поступило 36 работ художницы: 16 живописных произведений и 20 листов графики. 

Интересно, как сложились судьбы девочки и мальчика из деревни Кишарино, стоящей напротив Академической дачи, на восточном побережье озера Мстино? Живы ли они? Ведь прошло ровно 60 лет. Как воспринимали их сверстники и земляки «знаменитостей», чьи изображения воспроизводились каждый год на обложке «Родной речи» многомиллионными тиражами? Это вопросы к замечательным вышневолоцким краеведам, которые умеют разгадывать и не такие загадки. 

Автор: Вячеслав ВОРОБЬЕВ, профессор Государственной академии славянской культуры
130

Возврат к списку

«Тверской переплет» вышел на международную орбиту
Сегодня, 20 октября, в Твери открылась Межрегиональная книжная выставка-ярмарка «Тверской переплет».
20.10.201720:57
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости из районов
Предложить новость