06 Декабря 2016
$63.92
67.77
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура09.03.2013

Узнаваемость не равна успеху

Фотограф: RAMT.RU, ИЛЬДАР АЮПОВ

Петр Красилов о «Бедной Насте», Фандорине и фармацевтике

 Первый серьезный успех в кино к популярному ныне артисту Петру Красилову пришел после сериала «Бедная Настя», где он сыграл Михаи­ла Репнина. С тех пор он востребован режиссерами, много снимается и в телесериалах, и в полнометражных фильмах, играет на сцене Российского академического молодежного театра, в том числе в нашумевшей постановке «Эраст Фандорин», за которую получил престижную премию «Чайка» в номинации «Прорыв». 

Накануне Международного женского дня Петр Красилов приехал в Тверь, чтобы на сцене областного ТЮЗа вместе с Игорем Касиловым, известным по дуэ­ту «Новые русские бабки», сыграть премьеру комедии «Жена на двоих».

Действие пьесы Ольги Степновой «Двое в лифте, не считая текилы» разворачивается 8 Марта. Двое мужчин с подарками спешат к любимым женщинам, но случается непредвиденное – респектабельный бизнесмен и неформал, живущий по своим понятиям, оказываются запертыми в элитном лифте элитного дома… Один из них – муж той дамы, что сидит дома в ожидании праздничных сюрпризов, неожиданно вернувшийся из командировки, а другой – любовник… Найдут ли они общий язык? Зрители устроили разыгранной комедии-­схватке (так обозначен жанр спектакля на афишах) овацию и долго не отпускали артистов со сцены. Тем временем корреспондент «ТЖ» уже спросил у Петра Красилова, легко ли быть популярным артистом.

– Петр, успех к вам пришел после телефильма «Бедная Настя».

– Скорее всего здесь нужно говорить не про успех, а про узнаваемость. После сериала я заметил, что меня начали узнавать на улице, в магазине. Я спокойно к этому отношусь: от того, что на меня смотрят в мет­ро, я не стал лучше играть. Внимание зрителей – всего лишь часть моей профессии. Признаюсь, наверное, все немного упростилось после «Бедной Насти», в том смысле, что режиссеры заинтересовались мной и приглашают сниматься, а до этого предложений было не так много.

– А раньше князя вообще приходилось играть?

– Нет.

– Каковы ощущения?

– Как вы, наверное, знаете, в «Бедной Насте» многое было стилизовано, то есть я не могу сказать: это исторически достоверное произведение. Все потому, что сценарий писала американка, которая слабо знала историю Российского государства и практически не представляла, какие поведенческие структуры существовали в нашей стране того времени. Поэтому мы многое переписывали, переделывали, старались соответствовать исторической правде, но, еще раз повторю, не могу сказать, что были точны на сто процентов – все-­таки мы находились в рамках стилизации. Задача продюсера состояла в том, чтобы зритель, включив телевизор, понимал во время просмотра сериала – на экране люди, которых он может увидеть на улице, просто они ходят в других костюмах. Другими словами, чтобы зрители идентифицировали себя с персонажами фильма.

– Сами его целиком смот­рели?

– Нет, конечно. Во­-первых, у меня нет столько свободного времени, а во-вторых, мне сложно смот­реть свои телевизионные или киноработы: по природе я самоед, и мне многое не нравится из того, что я делаю. Бывает, впрочем, что выдается минутка, и я, переключая каналы, вдруг попадаю на «Бедную Настю». Тогда смотрю какие­то эпизоды. Смотрю с улыбкой. Мне кажется, «Бедная 
Настя» – это что­-то совсем еще юношеское.

– Расскажите о фильме «Жить дальше», где вы участвуете, что вы от него ждете?

– Не могу сказать, что я от него ожидаю, так как у меня не было еще ни одного съемочного дня. Знаю лишь, что каждая серия представляет собой отдельную историю, в ней есть один цент­ральный герой. Тот эпизод, в котором буду сниматься, рассказывает о человеческих взаимоотношениях, хитросплетениях: у одной женщины двое мужчин, каждый из которых должен сделать так, чтобы она осталась только с ним…

– Очень похоже на спектакль «Жена на двоих»…

– Да, но в театральной постановке эта история рассказана иронически­-абсурд­
ным языком, и к финалу непонятно, что будет дальше – финал открыт, как это всегда бывает в нашей жизни, в которой все зависит от того, в какую сторону повернешь, направо или налево.

– А вы в правильную сторону поворачивали в своей жизни, как вы считаете?

– На данный момент мне кажется, да, я избрал правильный путь, и, если бы я стал фармацевтом, неизвестно, что могло бы получиться.

– А что, была такая мысль?

– Да, была. Еще до того, как поступил в театральный колледж Российской академии театрального искусства, я хотел учиться в учебном заведении химико­-технологической направленности – мне нравились химия, биология, и уже мечтал после окончания 9-­го класса пойти учиться на фармацевта. Очень романтичным представлялось перебирать на полочках скляночки с разными порошками и самому готовить различные препараты. Мне думалось, могу принести пользу населению. Сейчас-­то я понимаю, что однажды просто бы заигрался и смешал что­-нибудь не так.

– На форумах часто можно прочитать мнение, что вы больше театральный актер, нежели актер кино.

– Зрителям виднее, у каждого из них есть свое мнение. Могу сказать только одно: в театре мне нравится больше, в нем я ощущаю себя лучше, потому что театр, пожалуй, я больше понимаю. Что может быть лучше, чем сиюминутность происходящего, чем осознание того, что каждый раз, выходя на сцену, я могу менять себя, своего персонажа, его отношение к происходящему в пьесе. В театре можно, играя один и тот же спектакль, каждый раз делать его разным. В кино, к сожалению, такого сделать нельзя – сняли, и все, что называется, плюнул в вечность, и навсегда. В кино, конечно, есть свои плюсы – я имею в виду дубли, но опять же в современном кинематографе, к сожалению, практически исчезло такое понятие, как репетиция. Мы все время куда­-то спешим, кого­-то догоняем, а количество не идет на улучшение качества. В театре же пока еще можно побороться за качество. Во всяком случае, каждый раз выходя на сцену, мы можем совершенствовать спектакль, делать его лучше.

– Расскажите, как вы представляли себе Фандорина до того, как начали репетировать эту роль в РАМТе?

– До репетиций я вообще никак его не представлял по одной простой причине – на тот момент Борис Акунин был очень популярным писателем (он и сейчас остается популярным автором), и читать его романы считалось модным. А я не очень люблю делать то, что модно, поэтому книги про Фандорина я принципиально не читал – Достоевский лучше. А когда главный режиссер и руководитель Российского академического молодежного театра Алексей Иванович Бородин понял, что главного героя, которому нет еще и двадцати, должен сыграть актер близкого ему возраста, и предложил сделать это мне, естественно, роман «Азазель» нельзя было не прочитать. Причем чтение так затянуло меня, что я буквально «проглотил» все романы о сыщике. Мне понравилось, и я считаю это очень хорошей литературой, которая насыщена умной фантасмагорией, иронией, фантазией. Не могу называть это бульварным чтивом. Моя главная задача как актера состояла в том, чтобы как можно больше очеловечить персонажа. Мне повезло, потому что «Азазель» – это роман, в котором герой появляется впервые, и он еще не успел приобрести многих качеств, какие появятся у него в дальнейшем. Поэтому мне можно было вселять в него какие-­то свои сомнения, метания юношеские. На самом деле таких людей, как Фандорин, на свете, конечно же, нет. Он, если можно так сказать, приторно положительный. 

– Вы сказали, что не любите участвовать в модных проектах, а как же «Ледниковый период» и «Танцы на льду»?

– Не то чтобы не люблю, но не очень уютно себя в них чувствую. С проектами, которые вы упомянули, все было несколько по­другому. Некоторые люди, здесь я не имею в виду тренерский и спортивный состав, смотрели на них как на шоу, не понимая, что это опасно, физически тяжело и не всем под силу. Мне, например, кататься было достаточно просто, потому что я знал, что такое фигурное катание, – в детстве шесть лет занимался этим видом спорта.

– Картина «Королева льда» появилась в вашей фильмографии благодаря этим телепроектам?

– Думаю, что да.

– Для актерской работы телешоу что­-то дало?

– Мне нравилось участвовать в них, потому что я мог вспомнить молодость и сказать самому себе: ты не зря фигурным катанием занимался в детстве, тогда как, мне казалось, мог бы пойти на бокс. Так и случилось: прокатался шесть лет, и, как только тренерский состав в нашей школе сменился, 
сразу же пошел на дзюдо.

Автор: Евгений Петренко
40

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

Тверской государственный медицинский университет отметил 80-летие
Они встретились после долгой разлуки: юбилей – замечательный повод вспомнить о том, как поступили, учились, играли свадьбы, практиковали уже в статусе родителей, преподавали и лечили, лечили…
06.12.201609:33
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию