26 Июля 2017
$59.82
69.7
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
История22.02.2013

Глядя смерти в глаза

Фотограф: АРХИВ СЕМЬИ КЛАДКЕВИЧ

Так Иван Кладкевич бился за Ржев

Для Ивана Евгеньевича 23 февраля – дата особая. Не только праздник, но и день рождения. На самом деле родился он на Яблочный Спас, в августе, но 23 февраля 1943 года, придя в сознание в госпитале, понял, что жизнь началась снова. Хотя накануне он с ней уже мысленно простился.

Накануне наши части под Ржевом перешли в наступление. До освобождения города оставалось чуть больше недели, и, конечно, в честь Дня Советской Армии бойцы рвались в бой. «Максим» Ивана Кладкевича бодро строчил по фрицам, в ответ ухали пушки. Затем по рядам пробежало: 
«За Родину!» И, обгоняя пулеметчиков, бойцы пошли вперед. Расчет Ивана быстро поставил пулемет на лыжи, там же закрепили семь плотно набитых пулеметных лент и бросились в наступление. Метров через 200 пришлось залечь. Когда были израсходованы две ленты патронов, появился наш танк. Под его прикрытием расчет продвинулся еще немного вперед. Зарыться в снег не получилось: наст оказался слишком крепким. Маскхалатов не было, и три темные фигуры на снегу стали хорошей мишенью. Одна из мин разорвалась совсем рядом. Осколками убило двух товарищей Ивана, с которыми он был вместе с момента окончания училища. Самому ему перебило ноги, он потерял сознание. Собственно, это нашего земляка и спасло: немцы просто посчитали, что уничтожили весь расчет, а то не пожалели бы еще одной мины.

Иван плохо представлял, сколько прошло времени. Приходил в себя и снова впадал в забытье. Днем было не холодно – градусов семь ниже нуля, но к вечеру ударил морозец. В сумерках командир роты прошел назад тем же маршрутом, каким бойцы шли в наступление. Проверял, не осталось ли раненых. Когда потряс за плечо Ивана, тот застонал. Командир обрадовался: «Живой? Держись, не умирай, сейчас санитаров кликну!»

Снять с него валенки в санбате не удалось – они были полны крови, а ноги так распухли, что голенища врезались в тело. Пришлось разрезать. Операция парню требовалась сложная, не для полевых условий, поэтому его на повозке отправили в медсанбат. Дальше началось путешествие по госпиталям – одна операция, вторая, третья… Ноги Ивану все­-таки спасли.

*  *  *
Пока лежал на больничной койке, было время подумать. От души порадовался, услышав по репродуктору, что Ржев снова наш. Не мог сдержать слез, вспоминая погибших друзей своего расчета. Успокаивало лишь то, что свой вклад в ржевскую победу они все-­таки внесли. Очень переживал, вспоминая дом. Белоруссия была «под немцем», так что писем не было. Как они там? Иван был родом из деревни Рудно Гомельской области. Отец, простой крестьянин, в Русско-­японскую войну дослужился до офицерского звания, имел награды. В семье было семеро детей – три сына и четыре дочки. Ваня, младший из братьев, окончил девять классов (причем последние два года ходил в школу за 10 километров и домашние задания готовил ночью). С открытием в стране фабрично­заводских училищ был брошен клич: молодежь, приобретай рабочие профессии! Кладкевич поехал в Ленинград и стал электромонтером.

Там его и застала война. Выпускников училища отправили в Магнитогорск, на комбинат «Магнитострой». Сначала Иван работал по специальности, но предприятию не хватало водителей, и ему пришлось сесть за руль «полуторки». Он не раз обращался в военкомат с просьбой отправить на фронт, но 17­-летнего паренька, работавшего к тому же на военном заводе, и слушать не хотели. Наконец в июле 1942­-го ему пришла повестка. Только отправили Кладкевича не на фронт, а в военное училище. Правда, учеба шла по ускоренному варианту, и уже через полгода курсантские эшелоны двинулись на передовую. В это время тяжелое положение было под Сталинградом, и большую часть выпускников направили туда. Перед остальными фронтами стояла задача удержать силы немцев на месте, не дать им возможности перебросить дополнительно под Сталинград ни одной дивизии. Поэтому часть курсантов попала на Ржевско­-Вяземское направление в составе 31­-й гвардейской стрелковой дивизии. Так Иван стал участником Ржевской битвы.

За те несколько месяцев, что он успел провести на фронте, Кладкевич насмотрелся на разоренную немцами местность. С горечью думал о родной Гомельщине. Уже потом он узнает, что поблизости от его родной деревни действовал отряд народных мстителей. Фашисты пошли из дома в дом в поисках помощников «лесных разбойников». Отец Евгений Сергеевич, и к семидесяти годам не растерявший бравого вида, сразу вызвал их подозрение. Его забили насмерть прикладами ружей. Мать тоже били, она упала без сознания под стол и только поэтому спаслась. Старший брат Василий пропал без вести. Средний, Алексей, тоже воевал, но ему посчастливилось остаться в живых. Двух сестер, Марию и Анну, немцы угнали в Германию. Тяжелая работа сказалась: вернувшись после войны домой, Мария заболела и в 32 года умерла. 
*  *  *
После лечения Кладкевича признали ограниченно годным к воинской службе. В свою родную дивизию вернуться не удалось – его направили в запасной полк, расквартированный в Горьком. Кстати, 31-­я гвардейская дивизия, в которой начинал воевать Иван, отличилась в боях на территории Калининской области в ее довоенных границах. 

Но хотя полк Ивана считался запасным и находился вроде бы в тылу, положение его мало чем отличалось от фронтового. Немцы ежедневно прилетали бомбить Горьковский автозавод, и ежедневно две тысячи бойцов отправлялись на предприятие, чтобы устранить последствия бомбежек.

Вскоре Кладкевича отправили под Коломну, где пополнялась 5-­я гвардейская Сталинградская тяжелая артиллерийская дивизия прорыва, которую посылали туда, где было всего труднее. Иван, сменив пулемет на пушку, воевал на Западном фронте. Наконец дивизия вошла в его родную Белоруссию. Здесь они встретились с бойцами 1-­й польской дивизии имени Костюшко:
познакомились, подружились, угощали друг друга табаком и во время боев желали друг другу выжить. Здесь, у деревни Ленино, и им, и полякам пришлось пережить страшные две недели. И семьдесят лет спустя, когда ему снится Ленино, Иван Евгеньевич просыпается в холодном поту. К сожалению, ничего не вернешь, а сколько боевых товарищей там погибло!

Так случилось, что на 2­-м Белорусском фронте Иван Кладкевич попал в разведку, и оказалось, что к этому делу у него настоящий талант. Разведгруппы заходили достаточно глубоко в тыл противника и собирали данные не только о его силах, но и о расположении огневых точек. Здесь очень многое зависело именно от Ивана, и он своих командиров не подводил. Снова был ранен, но на этот раз легко, поэтому обошелся без госпиталя.

А в апреле 1944-­го, за год до окончания войны, Кладкевича снова отправили на учебу – в Киевское военное артиллерийское училище. Диплом Иван получал через два месяца после Победы. В звании младшего лейтенанта его направили в Германию, где он прослужил пять лет. После возвращения служил в Горьковском и Мос­ковском военных округах, а затем – на Дальнем Востоке. Отношения с Китаем в то время были сложными, на границе часто случались провокации, и военным требовалась большая выдержка, чтобы избежать вооруженного конфликта. Прослужив четверть века в армии, получив от Родины медали и орден Красной Звезды, майор Кладкевич уволился в запас по состоянию здоровья. Сейчас он инвалид 2­й группы.

*  *  *
Приехав в Тверь, Иван Евгеньевич еще четверть века работал на предприятиях нашего города. И поистине бесценно его участие в военно­патриотическом воспитании молодежи. На его Уроках мужества подростки начинают понимать, что такое война и чего она стоила нашему народу, каждому отдельному человеку.

В августе Ивану Евгеньевичу исполнится 89 лет, он бодр и еще не знает, что такое палочка. Он охотно согласился принять участие в памятных мероприятиях по случаю 70-­летия освобождения Ржева. К слову, ветеран внес немалый вклад в присвоение Ржеву и Твери звания городов воинской славы.  

Автор: Аксана Романюк
49

Возврат к списку

День русской деревни в Ржевском районе прошел весело, громко, вкусно и ярко
Дым из трубы над деревянным домом, милые бабушки, коровы в поле, тихая рыбалка на речке, чистый воздух, трудолюбие и усердие – вот лишь некоторые ответы на вопрос, с чем у нас ассоциируется русская деревня. 
22.07.201723:54
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость