23 Августа 2017
$59.04
69.59
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 21.02.2013

Без грамматической ошибки я русской речи не люблю

Фотограф: Ольга Моисеева

Сегодня во всем мире отмечается День родного языка

Праздник, провозглашенный Генеральной конференцией ЮНЕСКО в 1999 году, отмечается с февраля 2000 года. Его цель – содействие языковому и культурному разнообразию и многоязычию.

Языки являются самым сильным инструментом сохранения и развития нашего материального и духовного наследия. По оценкам ЮНЕСКО, половина примерно из шести тысяч языков мира могут в ближайшее время потерять последних носителей. Накануне праздника корреспондент «ТЖ» встретился с заведующей кафедрой русского языка Тверского государственного университета кандидатом филологических наук доцентом Ириной Гладилиной и узнал у нее, есть ли угроза исчезновения нашего родного языка.

– Ирина Владимировна, можно ли коротко обрисовать современную языковую ситуацию?
 
– Существуют две полярные точки зрения. Первую я условно называю «плач Ярославны»: язык гибнет, он совершенно не похож на язык пушкинской поры. Подобную точку зрения очень трудно разделить: современный язык и не должен быть похож на язык первой трети XIX века, потому что язык не существует, как говорит выдающийся лингвист Юрий Караулов, вне своего носителя, пользователя и творца – вне человека. Изменяется человек – меняется язык. Второй вопрос касается постоянных разговоров о жаргонизмах и заимствованиях, но и это естественный процесс жизни. Начиная с петровской эпохи и заканчивая 90-ми годами XX века в язык пришло множество иностранных слов, что-то приживается, а что-то нет. Допустим, мы решим употребить кряду десять слов. Сколько из них будут исконно русскими? Очень мало. Инаковость слова, его иноязычный характер ощущается в течение очень короткого промежутка времени. Если слово прижилось внутри культуры, то язык его ассимилирует и с точки зрения произношения, и с точки зрения грамматики. Так произошло со словами «карандаш», «сарафан», «сарай» и многими другими.

Наше время интересно для лингвистов, потому что сейчас параллельно происходит несколько языковых процессов. Для языка же оно непростое. Мы столкнулись с ситуацией, которую трудно было спрогнозировать: 

в школьном классе все чаще сидит ребенок, для которого русский язык родной, и его сверстник, с трудом произносящий по-русски несколько слов. Мы, естественно, не можем и не должны разводить их по разным классам. Но как быть учителю? Перед филологами, таким образом, стоит довольно трудная задача – необходимо теоретически и методически решить эту проблему.

– А как вы оцениваете уровень грамотности абитуриентов и студентов факультета?

– Из тех, кто поступает на филфак, позитивно. Может быть, к нам идут особые люди. Не все сегодня любят читать книги, не каждый в перспективе представляет себя учителем русского языка. Нам повезло: наши студенты, как правило, читают очень много, и многие из них всерьез рассматривают перспективу работы в школе учителями словесности.

– С точки зрения профессионального лингвиста, словом можно убить?

– Мне очень нравится одна версия. Человек, впервые решивший не бить своего соплеменника палкой по голове, просто употребил крепкое словцо. Но здесь надо понимать: это «словцо» равно удару дубинкой. Любое слово, негативно заряженное, безусловно, ранит. И поэтому каждый раз я призываю думать, прежде чем что-то сказать. Слово действительно может причинить невероятные душевные муки, которые чаще всего вызваны именно словами – не действиями.

– Пушкин писал: «Без грамматической ошибки я русской речи не люблю...»

– Сухой, кодифицированный русский язык может быть неинтересен. Когда я разговариваю со студентами, скажем, об орфоэпических нормах, то не скрываю, что иногда неправильно поставленное ударение позволяет быстрее добиться нужного результата. Для чего нам нужны правильные ударения? Для того, чтобы мы могли понимать друг друга. Однако не всегда правильно поставленное ударение оптимизирует процесс понимания. Недаром существуют слова с профессионально принятыми ударениями – «рапОрт», «компАс», осУжденный», употребляемые в рамках специальной среды и, если угодно, ускоряющие коммуникацию.

– То есть вы не выступаете за запрещение того, что не соответствует литературной норме?

– Дело даже не в запретах, а в том, что человек должен осознавать, в какой коммуникативной ситуации он находится. Согласитесь, разговор во дворе существенно отличается от разговора на университетской кафедре или от беседы с близким человеком. И чем богаче представление человека о коммуникативных сферах и различных коммуникативных ролях, тем больше шансов, что он не поставит себя и своего собеседника в неудобное положение. Почему режут слух жаргонизмы? Потому что они употреблены не в той ситуации. Только и всего.

– На кафедре каким-то образом анализируются ошибки, которые делают радио- и телеведущие?

– Такие исследования наши студенты традиционно проводят в жанре курсовых работ. И вот к каким выводам они приходят. В какой-то период большинство ошибок было связано с влиянием, даже интонационным, английского языка. Понятно также, что радио и телевидение не существуют в безвоздушном пространстве, они ориентируются на конкретного потребителя, покупателя. Поэтому нередко в эфире мы встречаем даже не ошибки – попытка привлечь внимание аудитории порождает неудачные языковые шутки, которые, как и всякие каламбуры, могут быть удачными или нет. Что же касается ошибок, связанных с нарушением, например, орфоэпических норм, то их становится меньше.

– Есть ли какие-то самые распространенные ошибки?

– Говорить о самых частых ошибках я бы не рискнула. Потому что постановка тех же ударений все больше демократизируется. Уверена, что через тридцать лет звОнит будет единственной нормой. С другой стороны, в языке очень много традиционного. Ближайший пример – слово «кофе», которое пришло в русский язык как кофий, поэтому до сих пор остается существительным мужского рода. Пласты языка движутся, особенно те, что касаются ударения. Недаром орфоэпические словари выходят гораздо чаще, чем все другие. При этом, замечу, все мы знаем, что правильно говорить: вне зоны действия сЕти, но когда ты пять раз в день слышишь «сетИ», ты, безусловно, тоже будешь говорить сетИ, какая бы норма ни была. Считаю, что любой пуризм недопустим для исследователя, чистое безвоздушное пространство не дает возможности развития.

– Каковы самые актуальные задачи лингвистической науки?

– Есть такое понятие, как научная парадигма. Та парадигма, в которой сейчас находится наука, в том числе и лингвистическая, называется антропоцентрической. Поэтому у языковедения задач много. Прежде всего это касается лингводидактики – как научить человека языку. Когда мы учим иностранный язык, мы мотивированы тем, что его не знаем. Когда мы приходим в школу и начинаем изучать русский язык, мы испытываем когнитивный диссонанс: я же говорю по-русски, и для меня русский язык – не способ чего-то добиться в жизни, а нудный предмет, в котором 180 правил, 150 исключений. Задача же современного учителя заключается в том, чтобы изменить формат обучения языку. Кроме того, в поликультурном мире на русский язык возлагаются большие надежды, и русские центры открыты сейчас практически во всех странах мира, русский язык активно изучается. Это важная государственная задача, ведь что создает нацию, ее единство и силу? Язык. Изучая чужой язык, мы так или иначе присваиваем себе чужой образ мысли. Ну и конечно, культурный опыт возможно передать только с помощью языка. 

Возвращаясь к обсуждению состояния современного русского языка, я бы сказала, что многое из того, что касается так называемых насущных проблем, преувеличено. То, что язык изменится, безусловно: он не может стоять на месте. Кто-то вполне серьезно сказал: лет через двести русского языка не будет. Такого, привычного нам, сегодняшним, точно не будет. Иной, но тоже русский – будет. 


                             

Да будет же честь и слава нашему языку, который в самородном богатстве своем, почти без всякого чуждого примеса, течет как гордая, величественная река – шумит, гремит – и вдруг, есть ли надобно, смягчается, журчит нежным ручейком и сладостно вливается в душу, образуя все меры, какие заключаются только в падении и возвышении человеческого голоса! Николай Карамзин

 




 

 
 


                         

Русский язык! Тысячелетия создавал народ это гибкое, пышное, неисчерпаемо богатое, умное, поэтическое и трудовое орудие своей социальной жизни, своей мысли, своих чувств, своих надежд, своего гнева, своего великого будущего… Дивной вязью плел народ невидимую сеть русского языка: яркого как радуга вслед весеннему дождю, меткого как стрелы, задушевного как песня над колыбелью, певучего… Дремучий мир, на который он накинул волшебную сеть слова, покорился ему, как обузданный конь. Алексей Толстой

 


 
 
 

                             

Сердцеведением и мудрым познанием жизни отзовется слово британца; легким щеголем блеснет и разлетится недолговечное слово француза; затейливо придумает свое, не всякому доступное умно-худощавое слово немец; но нет слова, которое было бы так замашисто, бойко, так вырывалось бы из-под самого сердца, так бы кипело и живо трепетало, как метко сказанное русское слово. Николай Гоголь

Автор: Евгений Петренко
199

Возврат к списку

В Тверской области прошел форум сельской молодежи ЦФО
Сегодня население небольшого поселка Мирный под Торжком на один день увеличилось на 151 человека. Именно столько начинающих врачей и учителей, выбравших работу в деревнях и весях, собралось здесь на форум сельской молодежи Центрального федерального округа. 
18.08.201719:52
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость