27 Февраля 2017
$57.48
60.45
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Безопасность 15.02.2013

Где же вы были, взрослые?

Фотограф: WWW . PROZA . RU

Если ребенок в опасности, страшнее всего опоздать

Родительское право священно. Каким бы ни был родной дом, он лучше любого казенного. Руки прочь от чужих детей, оставьте семью в покое! И так далее, и тому подобное…


Не правда ли, знакомые слова? Они сегодня звучат со всех сторон. Не буду лукавить, для таких упреков порой есть основания. И от рассказов о том, как малышей отрывали от матери лишь потому, что в холодильнике не нашлось апельсинов, у меня тоже стынет кровь в жилах – так бы и ринулась в бой то ли с ноутбуком наперевес, то ли со сковородкой потяжелее. Знаю, знаю случаи, когда лишение родительских прав было и необоснованным, и прежде­временным. Но… Понимаете, восстановиться в правах можно даже самым непутевым родителям, если одумаются и наладят свою жизнь. И не по делу наказанным доказать, что такой страшной кары не заслужили, можно тоже. Трудно, очень трудно, но все же шанс есть. А вот спасти загубленное дитя уже не получится.

Я не люблю страшилки и заранее прошу прощения у читателей за историю, которую сейчас расскажу. Очень не хочется, но это необходимо, чтобы понять: есть ситуации, когда ребенка нужно спасать, и срочно. Говорю это потому, что в органах опеки, в комиссиях по делам несовершеннолетних, в прокуратуре тоже люди работают, и когда идет жестокий накат и Интернет захлебывается потоком обвинений в «киндхантерстве», они могут дать слабину – мол, да что нам больше всех надо? И отступить, оставив ребенка без защиты. 

А что может малыш? Только плакать, пока хватит слез.

Я не назову район, где все это произошло, и вы скоро поймете, почему. В небольших населенных пунктах сразу распознают, о ком идет речь, даже если изменить фамилию. 

Итак, около четырех лет назад под колесами автомобиля погибла молодая женщина. Пьяный водитель убил мать и искалечил жизнь ее детям. Одному было тогда около пяти, второй – на год младше. Стоит ли объяснять, что они были совершенно беспомощны?

И вот с тех самых пор судьбой осиротевших мальчишек распоряжался отец. Называю его так условно, и не только потому, что он постоянно пил, нигде не работал, о детях не заботился, а в доме бывало и голодно, и холодно – здоровый мужик не утруждал себя даже заготовкой дров. 
Беда заключалась еще и в том, что младшего ребенка он считал «нагулянным» – тот появился на свет в пору, когда отношения с женой у Николая разладились. Они часто ссорились и к моменту ее гибели уже не жили вместе. 

Так ли все было на самом деле? Действительно ли Петя (все имена изменены) не был Николаю родным сыном? Кто знает – никаких экспертиз не проводилось. Да и вряд ли они были способны убедить человека, который давно уже не бывал абсолютно трезвым – или полупьян, или совсем в стельку. 

Социальные службы о ситуации в семье знали, пытались делать мужчине внушение и не раз забирали детей в социально­реабилитационный центр для несовершеннолетних. Но все наставления горе-­папаша пропускал мимо ушей и в прочувствованные разговоры «за жизнь» вступал только за бутылкой, но от таких откровений, сами понимаете, пользы – чуть. 

А потом соседи обратили внимание, что старшего, Ваню, на улице видят постоянно, но вот Петя даже на собственном дворе появляется нечасто. Согласитесь, для сельских ребятишек это дело удивительное. Придумав предлог, местные женщины начали заходить на двор и к пацаненку приглядываться: тихий, бледненький, совсем прозрачный, вроде запуганный. Весь в синяках – они зеленкой замазаны, но все равно проступают на тонкой детской кожице. А в глазах уже и не страх даже, а тоска беспросветная застыла. 

Глава сельского поселения еще весной 2011 года сообщила в районные органы опеки и попечительства о жестоком обращении с малышом. Сначала просто говорила, потом написала заявление. Тогда социальные службы взяли семью на контроль, а чуть позже, уже летом, ее поставили на учет в подразделении по делам несовершеннолетних.

Провели проверку – побои подтвердились, в отношении отца семейства возбудили уголовное дело. В октябре 2011 года – вы на даты, на даты обратите внимание, время­-то идет! – он был осужден мировым судьей по ст.156 УК РФ – за ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, сопряженное с жестоким обращением. Но отделался легким испугом – из зала суда вернулся домой и отметил это событие очередным обильным возлиянием. Дети тоже остались дома – оба.

Отец иной раз и старшего поколачивал, но все же не слишком крепко, как говорится, любя. Да и кто из нас свое чадо не шлепал, а то и ремешком не оглаживал. Но младшего он не за шалости наказывал – он его просто избивал, сознательно и жестоко. И до суда, и после…

Вы спросите, куда смотрели органы опеки, полиция, прокуратура, комиссия по делам несовершеннолетних? Поручиться, конечно, не могу, но вполне допускаю, что они хотели бы вмешаться, да опасались «правозащитной» истерии. Вы вспомните, что поднялось, когда из насквозь промерзлого и в грязи утопающего дома Зайцевых в старицком селе в двадцатиградусные морозы застуженных детей увезли в райцентр. С мамой, кстати, малышей не разлучали – в теплой и чистенькой больничной палате поселили вместе. Но каких только чудовищных обвинений тогда не наслушались соцработники! 

Время от времени Петю с Ваней тоже увозили в социально­-реабилитационный центр, и там мальчишки рассказывали о домашних кошмарах. Взрослые, умные люди слушали их, вздыхали, гладили по головкам и в утешение угощали конфетками. Но ничего не делали и вскоре отправляли их назад – к папе. А в марте прошлого года при очередном медосмотре у шестилетнего Петеньки заподозрили ВИЧ-­инфекцию, и страшный диагноз подтвердился.

Вот тогда началась паника, народ по кабинетам забегал, и прокурор наконец­-то обратился в суд с иском о лишении Николая родительских прав. Однако было уже поздно.

Но слушайте дальше. Эпидемиологическое исследование, которое провел областной Центр по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями, показало, что мальчика заразили в период 2010 – 2011 годов. Матери тогда уже не было в живых, никаких переливаний крови ему не делали. А вот папа, как выяснилось, и сам инфицирован...

Думаю, вы уже поняли, как все произошло. Озлобленный на весь свет подонок затаил давнюю обиду на свою погибшую жену, которая пренебрегла этим вечно пьяным сокровищем. И решил отыграться на ребенке, приспособив его для своих сексуальных утех.

Возбудили уголовное дело по ст. 134, одной из самых позорных, – половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста. Горе­папаша признался – написал явку с повинной. Впрочем, к тому моменту он сознавал, что обречен и жизни пошел уже обратный отсчет.

Родительских прав его лишили на обоих мальчишек. За надругательство над ребенком не судили – он практически парализован и отвечать за страшный свой грех будет уже перед Божьим судом. 
Он покаялся. А мы? 

Этим местоимением я объединяю всех взрослых, которые были рядом и бездействовали. То ли не желая поднимать шум, то ли оберегая свой покой, а может, опасаясь, что немедленно примчатся различные общества защиты семьи от посягательств всего и вся. Но, забывая о здравом смысле и элементарных правах ребенка на кашу, молоко, чистый подгузник, лекарство и игрушку, им пришлось бы долго объяснять и доказывать, что они не собираются продавать Петеньку каким­нибудь богатеям, заказавшим за великие миллионы мальчишечку европейской внешности. И тем более разбирать его на органы. 

Я не знаю, что обусловило бездействие взрослых и ответственных людей, которые были призваны защищать и оберегать это дитя. Да и не хочу знать – пусть об этом думают другие, кому по долгу службы положено. Но пусть они не забывают, что рано или поздно отвечать и объясняться придется не только с начальством и разными кликушами – на том суде уже никого не обманешь. А вспомнив об этом, оглянутся по сторонам – может, за соседним забором страдает другое дитя, которому еще можно помочь. 

Автор: Лидия Гаджиева
11

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

Без грусти и печали встречает Великий пост православная Тверь
О Прощеном воскресении наслышаны и те, кто никогда не ходит в церковь. Уж очень красив обычай в этот день не только просить прощения у тех, кого мы обидели, но и прощать всех обидевших нас, даже если они об этом не просят, и молиться за них.
26.02.201717:28
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию