28 Февраля 2017
$57.94
61.26
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 15.02.2013

Тепло дома окнами на Кашинку

Фотограф: Александр Солодков

О тех, кто помогает родителям вернуться к своим детям

 Наверное, что­-то изменилось в духовной атмосфере нашего общества, если многие из нас так заинтересованно и почти одно­временно заговорили о детских домах и сиротах, опеке и усыновлении. Но есть особые люди, тоже думающие об этом, тоже проявляющие интерес, но деятельно, а не спонтанно. Они не спорят, ничего не доказывают, а просто узнают, что конкретно этому детдому или приюту требуется, и радуются, узнав, что могут помочь, а может быть, даже кого­-то и осчастливить. Деловито составляют список, в котором гигиенические средства соседствуют с игрушками и мыльными пузырями, закупают и привозят. Спонсоры, благотворители, помощники, друзья – кто как их называет.

Когда мы приехали на Пушкинскую набережную города Кашина, в социально­реабилитационный центр для несовершеннолетних, то встретили девушек, в которых – по тому, как основательно и четко они ставили вопросы и что­то записывали, – легко было распознать помощников. 

Окно, из которого видны храм и река

 Малышей, гулявших в это время во дворе на игровой площадке, было только девять. Как сообщила нам воспитатель Елена Обойщикова, не хватает одного – Егорушки. Это же тот самый, с которым мы случайно познакомились в больнице, только что открытой после ремонта! (Об этом шла речь в публикации «Теплый дом» от 12 февраля.) 

Старшие ребята еще в школе. Мы можем спокойно, никого не стесняя, походить по комнатам. Мягкие кресла и большой ковер на полу в холле. Интересно, как называлась лет сто назад эта большая комната купеческого дома – зала, гостиная? Она находится в самом центре, все остальные комнаты ее словно обнимают. Переходя из одной в другую, можно обойти весь дом по периметру и увидеть из одного окна Воскресенский собор и памятник Анне Кашинской, а из соседнего – реку Кашинку.

Надо сказать, находиться здесь очень приятно – уютно, вкусно пахнет домом, чисто и покойно. И в этом красивом и вроде бы небольшом доме поначалу можно даже заблудиться среди неожиданных ниш, поворотов, комнаток. 

Из гостиной одна лестница ведет вниз, в игровую комнату, в которой громоздится большой экран домашнего кино­театра (новогодний подарок спонсоров). Здесь все устроено и для того, чтобы заниматься танцами, играть спектакли, проводить музыкальные занятия. Наверное, излишне пояснять, что и ковры, и тренажеры, и цветы в горшках – тоже подарки друзей.

Другая лестница, тоже деревянная, ведет в мезонин, где находится медицинский кабинет. Но вся жизнь проходит в основном на втором этаже, здесь и спальные и учебные комнаты, и комнаты отдыха. Приют рассчитан на 20 человек, столько – 13 девочек и 7 мальчиков – сейчас и живет. 
Светлана Александровна выводит нас к столовой. Да, с гордостью сообщает, у нас свой пищеблок, в котором работают только квалифицированные повара. Вот Фатимат Асхатовна, прекрасный повар. Дети всегда уходят от нас, прибавив в весе.

Все воспитатели еще и рукодельницы, ведут кружки. Они знают, что такое вязание крючком и на спицах, вышивка и лоскуток, декупаж и выжигание, рисование и плетение соломкой. И сами умеют, и детей учат. 

Обстановка здесь максимально приближена к домашней. Старшие опекают младших, одевают их, играют с ними. Ребята учатся в школе, ходят в Дом детского творчества, занимаются пением и танцами, посещают спортивные секции и городской каток. Побывали недавно в Москве, были в Тверском цирке на представлении. 

Реабилитация – это спасение человека и тех, кто рядом 

В прошлом году в центре побывали 80 человек, реабилитацию прошел 61 ребенок. 46 – возвращены в родные семьи, два – отданы под опеку, один – на усыновление, два – отправлены в свои регионы. Три подростка учатся в техникуме. Через центр за год в среднем проходит 70 – 95 ребят. Из них только три­пять человек уходит в детский дом. 

– Для нас самое главное, на что настроена программа реабилитации, – подчеркивает Светлана Хлыстова, – это вернуть ребенка в родную семью.

С первого же дня, как ребенок попадает в центр, составляется программа реабилитации и начинается работа для психолога и педагога. Истории жизни детей разные, но в основном они или остаются без попечения родителей, или относятся к категории оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Нередко бывает, родители сами приводят своих детей, оставляют пожить на время, пока не разрешится тяжелое материальное положение или не завершится лечение мамы или папы. 

Дети, поначалу зажатые, плаксивые, уже дня через два видят, что рядом с ними друзья и помощники. И раскрепощаются. 

– У нас девять воспитателей, все с педагогическим образованием и в основном работают здесь больше десяти лет, – рассказывает Светлана Александровна. – Есть у нас свой педагог­психолог Ирина Игоревна Лаптева. Не во всех учреждениях нашего профиля есть такой специалист. Психолог от рождения, она помогает также и воспитателям, рассказывает, как вести себя с детьми. Незаменимый человек, первой встречает только что поступивших детей, находит со всеми контакт.

Одну семью она просто вытащила из беды, по-другому не скажешь. Девочка была очень привязана к маме, писала про нее трогательные стихи. А мама страдала от алкоголизма, и уже стоял вопрос о лишении родительских прав. Но удалось помочь человеку – нашли деньги на лечение маме, спасли семью. Мама устроилась на работу, девочка теперь живет с ней.

Ничто не заменит семью

С ноября живет в центре пятилетняя Инночка. В родной деревне, кроме коз, собак и пьющих родителей, больше никого и не видела. Живут там еще старик и старуха, вот и все население. И не очень-то деревня отдалена от других населенных пунктов, однако по соседству тоже безлюдно. К родителям Инночки приезжала комиссия, приглашала их съездить в центр, посмотреть, как живется, какие условия. Съездили, посмотрели, согласились, что ребенку будет лучше побыть немного здесь. Ей и в самом деле лучше, рассказывают воспитатели, – такая веселая, и пляшет, и поет. Если раньше расстраивалась, когда родители, навестив дочь, собирались уходить, то сейчас: «Мам, ты иди, мне хорошо». 

Заметив, что девочка часто болеет, дышать может только ртом, воспитатели собрали консилиум, выяснили, что у нее гайморит и нужна операция. Девочка побудет еще в центре, чтобы долечиться после операции, а потом ее отвезут домой. Сотрудники комплексного центра социальной защиты будут навещать эту семью и помогать ей. 

– Я против подходов ювенальной юстиции, – отвечает на мой вопрос Светлана Александровна. – Каким бы замечательным учреждение ни было, семьи оно не заменит. Конечно, каждый случай следует рассматривать особо. Только когда интересы ребенка ущемляются, надо принимать решения, порой кардинальные, забирать его из семьи. В селе легче отследить – там все друг друга знают. А в городе семейное неблагополучие скрыто, а если проявляется, то зачастую ситуация заходит уже далеко. Система профилактики нацелена на раннее выявление беды, чтобы было время спасти семью. Но комиссия, даже если что-то не так, не заберет ребенка, а будет работать с семьей. Ведь главное, чтобы ребенок не потерял дома. 

– У нас хорошо поставлено межведомственное взаимодействие. О том, что какая-то семья требует внимания, могут сообщить и из комиссии по делам несовершеннолетних, и из комплексного центра, и из соседнего дома, и из школы. Едва поступает сигнал, организуется выезд специалистов в семью для проверки. 

Депривация – это когда нет чего-то важного

– Проблемы у детей разные, – рассказывает психолог Ирина Лаптева, – но все они связаны с депривацией, лишением чего-то важного, ценного, например, материнской заботы, обеднением эмоциональной, социальной среды. Когда дети поступают к нам, мы прежде всего обращаем внимание на уровень их тревожности. Они беспокоятся по поводу своей социальной ситуации, своего будущего. Особенно дети школьного возраста, которые понимают, что мама ведет себя не так. Первая задача – снятие тревожности. Мы успокаиваем, приобщаем к коллективным делам. Чаще всего у ребят нет склонностей, интересов, они не умеют занять себя игрой – им не читали книг, у них не было игрушек. Практически у всех задержка нервно-психического развития на фоне глубокой педагогической запущенности. У многих детей школьного возраста занижена самооценка, они считают себя хуже своих более благополучных ровесников. Мы ставим перед собой задачу поднять самооценку, создать комфортную обстановку. 

Все время, пока в центре работают над реабилитацией ребенка, одновременно идет другая, не менее важная деятельность – по реабилитации родителей. 

Опытный сотрудник центра социальный педагог Евгения Чекмарева вот уже 10 лет занимается урегулированием социально-правовых вопросов. Это все, что связано с оформлением документов (паспорта, пенсии по потере кормильца, очереди на жилье и прочее), запросами о семье, межведомственным взаимодействием и в экстренных случаях – обращением в суд по поводу лишения родительских прав. В течение шести месяцев, пока дети живут здесь, решаются все юридические вопросы. 

Прошу взять в приют по собственному желанию

– Давно наблюдаем одну маму, – рассказывает Светлана Хлыстова, – в одиночку тянет шестерых детей. Она расписывает матрешек и тем зарабатывает на жизнь. Это же сколько надо разрисовать, чтобы всех накормить! На материнский капитал решила купить дом. Ей помогли приобрести обои и поклеить их, от церкви привезли диванчик и три машины кирпича – пусть не новый, но не битый, хороший. На это время своих девочек она помещала к нам. Чтобы поставить печку, разобрала переборку, но самой сложить не получается. Видно, что человек так устал, так эмоционально выработался! Она просто впала в отчаяние. Мы предлагаем помощь, связываемся с благотворителями, просим печку переложить. Надеемся, скоро будет теплее и в этом доме. 
Была девочка из приемной семьи. С наступлением подросткового возраста начались проблемы. Работали и с мамой, и с девочкой. Все нормализовалось, ребенок вернулся в семью. Недавно бабушка тоже не смогла справиться с воспитанием опекаемой внучки, но, после того как девочка пожила в приюте, отношения вроде бы восстановились. 

Вот еще одна история двух девочек, четырех и пятнадцати лет, тоже нашедших здесь приют. Отец оставил их одних в запертой квартире, но, к счастью, соседи забили тревогу. Как призналась старшая сестра, скитаясь с отцом, она забыла, что такое школа. Теперь девочка учится и этому очень рада. А органы внутренних дел разыскивают маму, которая живет за пределами нашего региона. 

На днях поступил сюда мальчик. Он остался без попечения родителей – мама осуждена, папа юридически отсутствует. У ребенка есть родные – бабушка и тетя, но обстановка в доме не очень благополучная. Однако если удастся сделать так, чтобы мальчик воспитывался в семье, будет хорошо. 

В последнее время все чаще стали приходить подростки. Пишут заявления с просьбой принять их в центр. Видимо, понимают, что дома уже ничего не изменить.

Знают здесь одну маму. Ей 21 год, но у нее уже двое детей, старшей – пять лет. Разошлась с мужем, а когда за неуплату квартиры накопился большой долг, устроила на время детей сюда. Все обошлось хорошо – она нашла работу, а в первой половине дня учится. Мама хорошая, старается. После Нового года детей забрала. 

Уже в дверях, прощаясь с директором, пропускаем молодую женщину. Это мама пришла навестить своего ребенка. Как сказала Светлана Александровна, ей помогли устроиться на фабрику, значит, скоро и она возьмет своего ребенка домой.
Автор: Мария Спиридонова
31

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

Верхневолжье показало участникам инвестиционного форума «Сочи-2017», куда бизнес должен вкладывать деньги
Что объединяет производство по выпуску сыров, предприятие по переработке масличных культур и создание авиационных теплообменников? Все эти проекты реализуются или будут реализованы в Тверской области.
27.02.201721:44
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию