07 Декабря 2016
$63.87
68.69
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Летопись04.02.2013

Незабываемые дни

Фотограф: Архив "ТЖ"

легендарного сражения

На том берегу Волги горел Сталинград. Вражеские бомбардировщики зависали на короткие мгновения над жилыми кварталами, и вскоре после этого к небу вздымались новые языки пламени. «Зажигалками» садят, – выдохнул кто-то из его ребят. – Понимают, что артиллерией выковырять нас невозможно. И на воздух весь город не поднимешь – он же километров на 50, а то и на 70 вытянулся. Вот и жгут, сволочи…»

Юрий Гудин вместе со своим взводом прибыл на Сталинградский фронт летом 1942 года. От растревоженного взрывами бомб ила, разлившегося бензина из взорванных барж вода в Волге была мутной и грязной, и реку было жаль, как живое существо. Всего несколько километров отделяли немецкие части от волжского берега. Задача состояла в том, чтобы не дать врагу пройти это расстояние. На солдатском языке это звучало так: «Не черпать фрицам волжской воды!» Им, минерам, и предстояло остановить вражеские танки.

Переправили их ночью на речных трамвайчиках. Всего год назад по воскресеньям на этих легких белых катерах катались семьи горожан, звучал детский смех и призывы мам к детишкам вести себя осмотрительно. И этот мирный вид речного транспорта стал теперь боевым. На машинах минеров доставили к передовой. Последний участок шли пешком. Через линию фронта – ползком. И вот, наконец, можно начать свою военную работу – ставить мины и маскировать их, создать непроходимую для вражеской техники заградительную полосу.

Про Юрия можно сказать, что военная профессия его сама выбрала: перед войной в его родной Архангельск перевели из Белоруссии Борихинское военно-­инженерное училище. И пареньку после окончания школы в военкомате предложили: пойдешь? Он согласился.

Обучение шло ускоренными темпами, и уже через полгода вчерашний школьник стал офицером, получил под командование взвод. А попробовать себя в деле им довелось под Харьковом. Дома осталась семья, которая для Юры всегда много значила. В ней было пятеро детей: он старший, сестра Вероника, братья Эрвин, Феликс и Роберт. Отец работал в Северном речном пароходстве. Мама, естественно, управлялась по дому и была душой семейства – все к ней тянулись. Не было праздника без маминых пирогов, не было праздника без маминой песни.

В семье учили помнить свои корни. Дедушка по отцовской линии был из­-под Вятки, деревня сама себя прокормить не могла, и мужчины уходили на заработки, в основном все были моряки, речники. Дед рано умер от болезни, но его братья не оставили племянника и, когда Михаилу исполнилось 15, взяли с собой на промысел в Архангельск. Так отец и связал свою жизнь с водным транспортом. Дед по материнской линии был управляющим у владельцев пароходства, имел большую семью из шести дочерей и сына. Желая удачно выдать дочерей замуж, всем построил по дому. Но после революции отобрали не только «приданое», но и дом самого деда. Тем не менее рук он не опустил, успешно работал и умер всеми уважаемым человеком. И Юра рос с убеждением, что трудностей бояться не стоит, все преодолимо, если есть упорство и желание.

...Минерам увидеть своими глазами результаты ночных бдений удается не всегда. Свою работу выполнили – и добро пожаловать на другой участок фронта. Только, как им сказали, заградительная минная полоса сработала неплохо, и не один немецкий танк увяз на ней навсегда. «Бронированный кулак» гитлеровской армии нанести удар не смог. Но до победы сталинградцам было еще почти полгода.

Из письма Юрия Гудина родным

Добрый день, папа и мама! Привет Роне, Бертику, Феликсу, Эрвину! Я здоров. Как живете вы? Как дела в пароходстве у папы? Роне (сестра Вероника. – Ред.) скоро исполнится 18. Поздравляю заранее. Вдруг следующее письмо опоздает?

У нас после жарких боевых дней наступило необычное затишье. Вряд ли надолго, но мы готовы.
Ваш Юрий

Затишье в самом деле было недолгим. Близилась решающая схватка, однако немцы почти до самого конца так и не знали, где русские планируют нанести главный удар – здесь или на Западном, Калининском фронте? 

Из письма матери

Добрый день, мама! Не беспокойся, я жив и здоров. Открытку твою получил, но она была написана простым карандашом. А почта долго путешествовала за нами, и текст почти стерся. Но из того, что разобрал, я понял, что у вас все более­-менее нормально.

Меня можно поздравить – мне присвоено звание лейтенанта. Выслал вам перевод – здесь деньги не нужны.

Мама, вышли мне свою фотокарточку. Я очень скучаю по вас. 

Ваш Юрий

Осенью работы минерам прибавилось. Ставили мины противотанковые, ставили противопехотные, иногда оказывались «отрезанными» от главных сил и недоступными военным почтальонам.

Из письма матери

Не думай, что я просто так молчу целый месяц. Письма пишу и ношу с собой. Потом начнете получать каждый день. Зато вести хорошие. У многих моих бойцов освобождены родные места и родственники. Настроение отличное!

Береги себя. Передавай привет Бертику, Феликсу, тете Мане и бабушке.

Ваш Юрий

Настроение отличное было и в целом на фронте. Успех битвы был предрешен. Уже в середине января Юра писал домой: «На улице мороз. По дорогам то и дело ведут пленных. Одеты они в летнее обмундирование…»

Наконец, наступило и 2 февраля. Позже историки напишут, что по всем военным законам у сталинградцев не было ни малейших шансов на победу в этой битве. Но они сумели сделать невозможное. 90-­летний Юрий Михайлович Гудин и сегодня гордится, что он был лично причастен к этому.

За боевые успехи часть, в которой служил Юрий, стала гвардейской. И они с нетерпением ожидали получения гвардейских значков – как свидетельство, что воевали в Сталинграде на совесть.

Войска двинулись дальше, а минерам пришлось задержаться. На полях, где шли сражения, весной предстояло сеять, и надо было очис­тить землю от мин и снарядов. А на ней еще снега по колено. Снег разгребали лопатами, работа была очень опасной, а все равно надо было торопиться – их ждали уже на новых местах.

И этим новым местом стала Курская дуга. Здесь было так же нелегко, как и под Сталинградом. Ставить мины приходилось и под разрывами немецких снарядов, и в кромешной ночной мгле. Шутили, что пальцы у минеров должны быть чуткими, как у музыкантов. Случалось, кого-­то пальцы подводили. Юрию служили безотказно.

О чем и свидетельствует орден Красной Звезды, полученный за участие в боях на Курской битве.
Снова «зачистка» минных полей – и вперед, к Киеву! И вот здесь Гудину впервые за три года войны не повезло: во время установки мин их обстреляли. Юрия ранили в ногу.

Ранение оказалось серьезным – девять месяцев парень провел в гос­питалях. И когда наконец выписали, врачи признать его годным к возвращению на фронт отказались.

Было очень обидно. Пока лежал – получал письма от друзей. И даже комбат находил время черкнуть несколько подбадривающих строк. Его ждали. А теперь за успехами друзей­-однополчан он следил по сводкам Совинформбюро.

Наверное, именно госпиталь помог Гудину определиться с выбором гражданской профессии: он поступил в Архангельский медицинский институт. Стал врачом – терапевтом. В институте познакомился и с будущей супругой Ольгой.

Долгие годы семья Гудиных живет в Твери. Главврача санатория-­профилактория комбината «Химволокно» Юрия Михайловича Гудина знает если и не каждый второй человек в городе, то в любом случае очень и очень многие, и говорят о нем только с благодарностью. Многие помнят и его суп­ругу Ольгу Николаевну, доцента мединститута. К сожалению, она уже ушла из жизни. Родители переехали к старшему сыну в Тверь, и отец, Михаил Георгиевич, был начальником нашего порта.
Сложилась жизнь и у младших. Вероника стала детским врачом, заведовала в Твери поликлиникой, Эрвин на Севере строил подводные лодки, Феликс – известный атомщик, Роберт был начальником цеха отделки на том же «Химволокне».

Сын Юрия Михайловича Георгий – врач­реаниматор, второй сын, Алексей, выбрал профессию строителя. Семейные традиции здесь крепки, отца и дедушку любят и уважают. На прощание Юрий Михайлович сказал: «Давайте все-­таки назовем нашу бригаду ее полным именем: 1-­я гвардейская Краснознаменная орденов Суворова и Кутузова Брестско­-Берлинская инженерная бригада специального назначения резерва Главного командования. Гвардейской она стала под Сталинградом, за сражение под Орлом – Красно­знаменной, за бои в Пинских болотах – Брестской. За освобождение Белоруссии получила орден Суворова, за Вислу и Одер – Кутузова. За отличные действия во взятии Берлина стала Берлинской. Горжусь, что воевал в такой бригаде. Жаль, теперь ее уже нет. До последнего времени мы с боевыми товарищами регулярно встречались. Но возраст берет свое. Сейчас только переписываемся. Но в день нашей победы в Сталинградской битве, уверен, все мы, кто живы, вспомним друг о друге и о том незабываемом времени, помянем тех, кто остался в сталинградской земле…» 

Автор: Аксана Романюк
143

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

Тверской государственный медицинский университет отметил 80-летие
Они встретились после долгой разлуки: юбилей – замечательный повод вспомнить о том, как поступили, учились, играли свадьбы, практиковали уже в статусе родителей, преподавали и лечили, лечили…
06.12.201609:33
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию