22 Февраля 2017
$57.86
61.21
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Летопись28.01.2013

Два дня в декабре

Фотограф: Архив "ТЖ"

Их невозможно забыть

Очередь, как всегда, к открытию хлебного магазина собралась немалая. Наконец дверь отворилась, люди стали заходить, а продавщица сказала: «Сегодня хлеба не будет». Минуту-другую стояло молчание, а потом очередь распалась, и люди стали расходиться – без жалоб и возмущения, как-то обреченно. Если все, что у тебя есть на день – это 125 граммов хлеба, который и хлебом-то трудно назвать, черный липкий кусочек, больше похожий на замазку, но он – единственное твое пропитание, то кусочек этот бесценен. И сообщение, что ты его не получишь, – катастрофа.

Роза не помнила, как дошла до дома, а у забора замерла – перед крыльцом стояла худая лошаденка с обвисшей шкурой, запряженная в телегу. Давно уже она не видела лошадей и вообще животных, хоть очень их любила, – раньше в доме всегда были кошки и собаки. Девочка подошла к лошади – сбруя на той болталась, то ли взятая с другой, покрупнее, то ли ее собственная, но лучших времен. Лошадь подняла голову, и у Розы сердце перевернулось – столько безнадежности было во взгляде бессловесного животного.

Из дома вышли три незнакомые женщины в ватниках, и Роза поняла, что похоронная команда приехала за телами умерших соседей. Их укладывали поперек телеги, и девочка с ужасом ждала, когда вынесут дядю – брат отца жил в этом же доме в другой квартире, и вот уже несколько дней, как его не стало. Но вынесли не только его – тетю тоже, а ведь еще вчера она была жива. У девочки слезы брызнули из глаз. Женщины закрепили уложенные тела веревками, и одна из них скомандовала лошади: «Трогай!» Бедной животине это было не под силу. Она напрягалась, как могла, но телега с места не двигалась. Тогда одна из женщин взяла лошаденку под уздцы, а две другие нажали на телегу сзади. Колеса заскрипели, и процессия медленно двинулась.

Мать уже знала о смерти золовки. «Теперь мы с тобой одни во всем доме остались», – сказала грустно. Дом был двухэтажный, четырехквартирный, прямо за забором – сосновый бор, неподалеку – озеро. Шувалово – так называлось место, где они жили, представляло собой окраину Выборгского района, и летом здесь всегда было полно дачников. Близость к природе спасала их первое время: паек уменьшался, но в прибавок к нему можно было сварить крапивные щи или похлебку из лебеды. Но сейчас, когда земля скована морозом и сугробы намело по пояс, в лесу разжиться было нечем. Только сосновые иголки кипятили – от цинги, да и какие­-никакие витамины. Хвойные отвары рекомендовались всем ленинградцам.

Известие, что сегодня придется обойтись без хлеба, мать восприняла стоически. Попросила только: доску принеси. И Роза снова отправилась во двор – отдирать доску от сарая, который перед войной строил отец, а она, младшая дочь, ему помогала. Сейчас ругала саму себя, зачем так крепко заколачивала гвозди. Теперь поди­ка оторви. Они с матерью давно уже не топили печку для обогрева, но, чтобы вскипятить воды, топливо было необходимо. Вместе они сели перед раскрытой дверцей печки, подставляя ладони идущему в комнату теплу. Скоро заурчал чайник. «Сейчас мы с тобой водичку посолим, и силы появятся»,– сказала мама, и на душе у Розы стало спокойнее. Рядом с матерью она всегда чувствовала себя увереннее. А ведь мать была инвалидом: в молодости в результате несчастного случая лишилась ноги, пользовалась протезом, но бодрости духа никогда не теряла. Даже сейчас, когда сильно похудела и протез просто не держался на ноге, она не жаловалась и не впадала в уныние.

Отец, работавший на военном заводе, с началом войны был переведен на казарменное положение. Они чинили разбитые орудия и отправляли их снова на Ленинградский фронт. Вместе с ним работала старшая сестра, Ираида. Средняя, София, входила в состав военизированной пожарной части. Виделись редко, но мать говорила: «Если что случится, нам сообщат. Значит, пока все в порядке». Роза была девятиклассницей, но и она успела поучаствовать в защите родного города: их пригласили в школу, превращенную к тому времени в госпиталь, и сказали о мобилизации на рытье противотанковых рвов.

Рвы были глубокими, работа – тяжелой, но подростки чувствовали себя счастливыми от того, что тоже востребованы. Все кончилось однажды ночью, когда их разбудили и сказали, что немцы неподалеку выбросили десант. Им дали сопровождающего и приказали идти за ним след в след, поскольку уходить приходилось через заминированную территорию. 

…Солоноватая водичка в самом деле подкрепила их, и день был прожит. С нетерпением Роза ждала часа, когда можно будет снова идти за хлебом. Специально выбралась пораньше. Но продавец вновь огорчила очередь: хоть хлеб и испекли, он лежит на хлебозаводе, но привезти не на чем – нет транспорта. Кто­-то видел, как к госпиталю подъехала машина. Решили просить медицинское начальство о помощи. Сама собой составилась делегация из пяти человек (Роза вошла в это число). Начальник госпиталя вполне разделял их чувства, но честно признался: «За «левый» рейс меня под суд отдадут». Женщины не уходили, продолжали смотреть с надеждой, и в конце концов главврач стал звонить и звонить – по разным номерам. После чего сказал: «Идите, хлеб сейчас подвезут». Действительно, хлеб привезли где­-то в течение часа, и благодарная очередь пропустила их, всех пятерых, первыми. Роза шла назад, прижимая к груди укутанные в платок пятьсот граммов хлеба – двухсуточная норма двух человек – и не верила себе от счастья. Был солнечный морозный день, снег переливался сверкающими искрами. Наверное, она слишком переволновалась, пока ходили «выбивать» паек, и сейчас вдруг как­-то ослабела вся. Вдоль дороги шли канавы, нетронутый снег лежал на них, как перина, и ее мучительно тянуло лечь на этот снежный пух. По­видимому, у нее начались слуховые галлюцинации: то ей казалось, что звучит музыка, то – чьи­-то шаги, она оборачивалась, но никого не видела. А лечь хотелось все сильнее и сильнее. Она уже свернула к канаве, уже начала опускаться… И словно проснулась. Вернулась на середину дороги и, насколько могла, быстро пошла домой. Мама потрогала ее лоб и сказала: «Да ты горишь вся!» Как она раздевала Розу, как укутывала всем теплым, что было в доме, как уговаривала разжать зубы и проглотить хоть крошку хлеба, девушка не помнила. Она словно отключилась на сутки, а очнувшись, увидела склоненное над ней залитое слезами материнское лицо: «Я уж боялась, что ты во сне умрешь. Многие ведь так уходят».

*  *  *
Много памятных мгновений осталось от блокады у Розы Петровны Копыловой, но эти два дня стоят наособицу. При слове «блокада» она вспоминает именно их. 

Зиму они с матерью пережили, а весной девушка пошла работать в соседний совхоз. Но тут у отца начались серьезные проблемы с сердцем, ему пришлось оставить работу, и им троим предложили эвакуироваться. Путь через Ладогу на барже, потом месяц в товарном вагоне, когда на каждой станции к ним подбегали женщины с горячей картошкой, шаньгами и отдавали без всякой платы: «Вы же из Ленинграда!», никогда не забыть. За блокадников «болела» вся страна. Отец руководил в Сибири восстановлением крупного мельничного комплекса, а Роза работала на хлебозаводе и очень долго каждую выгружаемую из формы буханку брала в руки, как святыню. Коллеги относились к этому с пониманием. А потом отца перевели в восстанавливаемый Калинин – отстраивать сожженную мельницу Коняева. Мать и Роза, естественно, поехали с ним. В Твери они остались навсегда. Роза работала в комсомоле, потом в партийных органах, сейчас на пенсии. Это очень светлый, честный, внимательный к людям человек. Ей 88 лет, но она не только не просит чьей­-либо помощи, но, напротив, сама заботится о друзьях и близких. За что ее уважают и любят все, кто только знает. 

Автор: Аксана Романюк
48

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

По программе «Доступная среда» в тверском регионе адаптируют 33 объекта
Тверская область должна быть комфортной как для здоровых граждан, так и для тех, у кого есть физические ограничения. Очень важно адаптировать учреждения региона в максимально короткие сроки, привести их к российским и международным стандартам качества. 
21.02.201722:54
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию