18 Августа 2017
$59.25
69.65
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Экология 28.01.2013

Заповедным землям – свои правила

Фотограф: Александр Медведев

Уникальные леса Верхневолжья требуют особого отношения

 Чтобы сохранить биосферу региона, поддержать ее экологическое равновесие, природа более чем на половине территории Тверской области должна оставаться нетронутой. Частично этот вопрос решен путем создания системы особо охраняемых природных территорий. 

Они в настоящее время занимают чуть более 12 процентов от площади области. Однако в нашем регионе куда больше лесов, которые представляют экологическую, историческую, социальную ценность и которые на сегодняшний день никак не охраняются. Именно о таких землях нам рассказал заведующий кафедрой общей экологии и природопользования ТИЭП, кандидат биологических наук Александр Медведев. 

Зеленое наследие

Для любого эколога особенность Тверского региона заключается не столько в гео­графическом расположении между двух столиц, сколько в его природно­экологической уникальности. Нашу область с ее сложным разновозрастным рельефом – здесь, напомню, проходит граница Валдайского оледенения – вполне можно назвать хранилищем биоразнообразия центра Русской равнины. Именно у нас встречаются и темнохвойные таежные леса, и верховые болота. Здесь, на Валдайской возвышенности, берут начало Волга, Западная Двина. Создать должные условия для сохранения уникальной природы Верхневолжья и есть общая задача местной власти и экологов. 

Как уже было сказано, часть лесов входит в систему ООПТ Тверской области. Более 25 лет научные изыскания и работу по обоснованию системы особо охраняемых природных территорий проводили сотрудники кафедры экологии госуниверситета. За это время в области было создано около тысячи объектов природно-­заповедного фонда. Их общая площадь составляет более 1 млн. га. 

Однако, по мнению Александра Геннадьевича, процесс их выделения шел по принципу «куда невыгодно зайти с топором» и реально ценных лесов среди существующих ООПТ немного. Понятно, что тверские экологи, которых в нашем регионе можно пересчитать по пальцам, не могут знать каждый уголок Верхневолжья. А потому в выявлении уникальных лесных территорий необходима помощь и лесничеств, и местных жителей. Тем не менее по итогам ежегодных полевых экспедиций число участков леса, имеющих высокую природоохранную ценность, растет. 

– Леса высокой природоохранной ценности – это не леса, способные дать человеку особо ценные сорта древесины или просто большое ее количество, – пояснил Александр Медведев. – Это в первую очередь те участки леса, охрана которых необходима для поддержания экологического равновесия, сохранения биоразнообразия и обеспечения потребностей местного населения. И поэтому под аббревиатурой «ЛВПЦ» объединяются самые разные лесные территории и массивы. 

В первую очередь специалистов интересуют те экосистемы, которые редки для конкретной территории. Например, в Кувшиновском районе нечасто встретишь сосняки­-беломошники, в то время как такие боры представлены на всей территории Бологовского района. 

Не так давно в Вышневолоцком районе был выделен участок кеелериевого сосняка, то есть леса, где преобладает степная растительность. Ближайшую подобную экосистему можно встретить в устье реки Тьмы. Большой интерес представляют вязовые рощи, дубравы, ясеневые леса, которые, кстати, на небольших участках были обнаружены в Вышневолоцком, Торопецком, Удомельском районах, лиственничники в Бологовском и Кувшиновском районах, старовозрастной бор веймутовой сосны в Вышневолоцком районе.

– По сути, для лесозаготовителя нет разницы: рубить кеелериевый сосняк или бор­беломошник. Для него это древесина, сосна, имеющая определенную стоимость, – делится Александр Медведев. – А для сохранения биоразнообразия эти элементы представляют высокую ценность.

Здесь русский дух 

Есть ряд лесных массивов, которые не представляют особой ценности с точки зрения экологического разнообразия, но также попадают под категорию ЛВПЦ. Это так называемые социальные леса – участки, имеющие важное значение для местного населения: археологические памятники, традиционные места охоты, отдыха населения, сбора ягод и грибов, культовые территории. 

К примеру, в большинстве своем участки с небольшими лесными родниками издревле считались священными рощами и назывались Боголесьем, где не то чтобы рубить было нельзя, – с плохими мыслями войти воспрещалось. Сейчас они поросли качественным высокобонитетным лесом, представляющим интерес для бизнеса. 

– Формально зона вокруг родников является водоохранной и в соответствии с лесным законодательством она попадает под охрану, – пояснил Александр Медведев. – Порядочные лесозаготовители такие участки не трогают. Но бывают ситуации, когда родники на карте не отмечены и при зимней рубке их просто не видно под снегом. 

Чаще всего к таким территориям бывают приурочены курганы, жальники и другие места. Например, курган в Родне является одним из сакральных мест, куда съезжаются немало почитателей славянских традиций. Или Веригина гора в устье речки Нижней Старицы, которая в средневековье пользовалась недоброй славой. Считалось, что здесь собирались ведьмы и проводили свои ритуалы. Кстати, этот участок – единственное место обитания папоротника диплазиума сибирского. Интересен Пьяный лес в Щаповском овраге под Старицей, деревья в котором растут под наклоном. Здесь же экологами отмечена одна из крупнейших в Тверской области популяций венериного башмачка. 

На территории нашего региона встречается немало объектов, которые являются историческими памятниками, например, сосновый бор в селе Могилевка Кувшиновского района, посаженный монахами более 100 лет назад. 

– Иногда бывают фрагменты леса, которые имеют имя. Это тоже уникальные вещи. Из области экопсихологии мы знаем: если человек какой­-то объект называет, то природоохранная ценность его возрастает, – пояснил Александр Геннадьевич. – В качестве примера можно привести Окулькину рощу, которая недалеко от деревни Ферязкино. Для деревенских жителей этот березняк связан с определенными легендами и преданиями, и его уничтожение вызовет негативную реакцию у местных. А потому эти места тоже надо выделять, как леса высокой природоохранной ценности.

Вырубая, сохранять 

Сегодня, по оценке тверских специалистов, только 15–20 процентов лесов, попадающих в категорию ЛВПЦ, охраняется. Они, к примеру, входят в лесозащитные полосы или ООПТ. Но этого недостаточно. И сейчас экологи свои надежды в плане охраны возлагают, как бы это ни противоречило логике, на добросовестных крупных лесозаготовителей. 

Дело в том, что в начале 1990­-х у членов природоохранных организаций созрела идея: для сохранения лесных экосистем, интенсивно уничтожаемых по всему земному шару, необходимы реальные механизмы, которые позволят предотвратить гибель лесов на планете. Основная мысль заключалась в том, что ведение лесного хозяйства должно быть не просто экономически выгодным, но и необходимо одновременно сохранять биологическое разнообразие и социальные функции лесов.

Результатом усилий стало формирование в 1993 году Лесного попечительского совета (FSC) – международного некоммерческого объединения с координационным центром в Бонне. Эта головная организация призвана поощрять ведение экологически ответственного, социально ориентированного и экономически эффективного лесного хозяйства. С этой целью ею были разработаны универсальные принципы и критерии стабильного и эффективного лесного хозяйства. 

В 1999 году Лесным попечительским советом была предложена концепция ЛВПЦ и поставлены условия: сертификат FSC получают те лесохозяйственные предприятия, которые гарантируют, что лесное хозяйство ведется с учетом сохранения социальных, экономических, экологических и культурных ценностей для современников и будущих поколений. А потому при получении сертификата большое значение имеет мнение экологов. 

Безусловно, лесная сертификация – дело добровольное, но без нее предприятия рискуют оказаться «вне игры». Европейский покупатель больше не хочет приобретать продукцию, производство которой негативно влияет на лес. Значит, производителю необходимо как­то подтверждать, что его продукция изготовлена в соответствии с международными стандартами в этой области. Все критерии неистощимого лесопользования – экологический, экономический и социальный – равновелики и должны соблюдаться теми, кто намерен успешно торговать своей продукцией на международном рынке. 

В Тверской области два крупнейших лесозаготовителя уже прошли сертификацию по стандарту FSC. Это – ООО «СТОД» и ЗАО «Вышневолоцкий леспромхоз». Тверские экологи надеются, что их станет намного больше, а значит, увеличится и число лесных участков, попадающих под охрану. Тем более что руководитель Федерального агентства лесного хозяйства Виктор Масляков, представляя основные направления новой лесной политики России, отметил, что список лесов, не подлежащих рубке ни при каких условиях, должен формироваться на основе рекомендаций науки и общественного обсуждения.
Автор: Елена Тихонова
205

Возврат к списку

Сомнений нет: Речной вокзал в Твери восстановят
Зданию Речного вокзала, частичное обрушение которого произошло 7 августа, будет возвращен исторический вид. Об этом заявил губернатор Игорь Руденя в ходе общения с журналистами после заседания регионального правительства, прошедшего в минувший вторник.
16.08.201718:54
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость