24 Июля 2017
$58.93
68.66
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Агро22.01.2013

Почва для разговора

Фотограф: Александр Солодков

Как привлечь людей на тверскую землю

Все мы хорошо помним, что не хлебом единым живы. Однако и без него – никак. И без картошки, и без молока и мяса, и прочего, и прочего. Короче – без АПК. И желательно родного, его продукция и полезнее, и экономичнее. Однако не секрет, что процветающей эту отрасль не назовешь ни в масштабах страны, ни в масштабах региона. В том числе и потому, что сельское население существенно поредело. Возможно ли развернуть миграционные процессы вспять? На какие рычаги давить при этом: предлагать уставшему от города, перманентно пребывающему в стрессе современному человеку умиротворенную природу по соседству или возможность работать и зарабатывать? Лучше, конечно, то и другое, и без обмана. Насколько это реально? 

«ТЖ» не раз рассказывала на своих страницах и о буднях агропромышленных хозяйств региона, и о мерах поддержки фермеров, и о миграционных процессах, происходящих в том числе в рамках правительственной программы. Тем не менее до кардинальных изменений еще далеко, и потому тема привлечения человека на землю не потеряла своей актуальности. Даже зимой, когда почвы под снегом не видать, почва для разговора есть. И мы продолжаем его вести. 

Поле деятельности

Логично, что, прежде чем звать людей в село, необходимо выяснить: есть ли земля для них? По мнению Василия Монанкова, начальника отдела по развитию АПК Калининского района, земли сельхозназначения используются в регионе на 50–55 процентов. В Калининском районе эта цифра чуть больше – около 60 процентов (из 68 тысяч гектаров используется 40 тысяч ), что объясняется близостью к областному центру. Про неработающую землю нельзя сказать: пусть будет, не закиснет. Очень даже закиснет – зарастет кустарником, деревьями. По словам Василия Егоровича, под переселение в районе можно было бы отдать полторы тысячи гектаров. Остальные земли в частной собственности, хоть и не обрабатываются. Процесс изъятия земель у нерадивых собственников начался, но он еще очень слаб.

Площади есть – их надо отдавать. Кому и насколько обеспечены хозяйства рабочими руками? Василий 
Монанков приводит статистику: 

– По нормативу положено на 68 тысяч гектаров 5 тысяч работающих, а их на деле – 2500 человек. То есть 50 процентов. Села обезлюдели, причем основной отток населения в города уже произошел: в школах 15 процентов от того, что было в 90­е годы. Не сказать, что село осталось без молодежи: из 86 фермерских хозяйств 40 процентов организовано молодыми. Но в основном, конечно, пожилые фермеры. Мы стараемся больше привлекать мигрантов. Хотя, как правило, это люди без какой­-либо квалификации. Но внутри самого предприятия уже происходит обучение работе на сельскохозяйственной технике, животноводству. Главное, создать людям условия для жизни и работы. Есть федеральная программа по улучшению жилищных условий. Поселение помогает выделить земли под строительство, хотя подготовка свободных неосвоенных участков затруднительна. Земли разрезаны на доли, и во многих поселениях ее не хватает. Необходимо в этом вопросе совершенствовать законодательство. И в целом нужен закон, где расписаны все полномочия по пунктам: федерации, региона, муниципалитета, сельского поселения, предприятия. Когда с каждого спрашивают конкретно: что сделал, сколько привлек, какой эффект? Необходимо предусмотреть механизм, позволяющий давать мигрантам жилье, технику, скот по льготной цене, в рассрочку, чтобы завлечь людей, чтобы осели и работали. Освободить их, например, от налога на имущество на первые пять лет. Хорошо бы было построить семейное общежитие, в котором люди могли бы жить первое время. Понятно, что подобные авансы нужно страховать – заключать долгосрочные договоры, что люди будут здесь жить и работать. А за эти годы молодежь закрепится, дети появятся. У нас есть положительные примеры. В район многие приехали из Киргизии, Таджикистана, мы всем дали жилье за счет хозяйства, все работали по договорам на 10 лет. А потом – пожалуйста, приватизируйте. И вот результат: никто не уехал. Естественно, сыграло свою роль и развитие инфраструктуры: строительство социальных объектов, водопровода, уличного освещения. В бурашевской поселковой школе было 65 учеников – стало 217. К сожалению, многие средние профессиональные учебные заведения на местах закрылись, в школах не преподают механизацию. Это значит, что дети уедут учиться в город и могут не вернуться. Мы хотим организовать в нескольких школах – медновской, тургиновской, горютинской – классы по подготовке сельских механизаторов. Есть свои сложности: необходимы обустройство кабинетов, наглядные пособия, тракторы – на это деньги не выделяются для школ. Может, на региональном уровне включить эти школы в какие­-нибудь программы? Проработали вопрос с сельхозакадемией – они помогут с наглядными пособиями, готовы принимать учеников ближайших школ у себя. Сейчас решаются вопросы о получении школами лицензии на такой вид деятельности. 

Панорама проблем и достижений

Мнение Василия Монанкова о том, что информации для желающих переехать на село очень мало, поддерживает руководитель  Делового информационного центра для предпринимателей Тверской области Людмила Соколова: 

– На сайтах муниципалитетов нет достаточных сведений о свободных земельных участках, о наличии рабочих мест. А пользование Интернетом на селе выходит дороже, чем в городе. Мешает притоку людей на село и то, что программы развития АПК, поддержки миграции – каждая по отдельности, нет системы и адаптации к месту. Очень нужны помощь в оформлении документов, консультирование, краткосрочные курсы по переобучению при учебных заведениях, дистанционное обучение – все эти потребности я знаю из обращений на горячую линию для предпринимателей, которую проводит «Опора России» при поддержке Правительства Тверской области. 

Множество звонков со всей области позволяет видеть ситуацию панорамно. Людмила Соколова рассказывает, кто приезжает на село и насколько прочно закрепляется там:

– Что касается отдаленных от областного центра районов, то там в основном можно встретить нерусскоязычный контингент. Берут их с охотой и на сезонные работы, хоть они и неквалифицированные кадры, однако нетребовательны и трудолюбивы. Но условия для постоянного проживания редко где обеспечивают. С молодыми специалистами тоже сложности. От региона им идет доплата, но для постройки дома ее недостаточно, а жилье, которое они получают, зачастую некомфортное. К нам в центр приходили на консультации по поиску возможностей осесть на земле, заняться фермерством переселенцы из районов Крайнего Севера, но они в основном интересуются территориями рядом с Тверью. Если говорить о такой категории, как экологические мигранты, их наша природа, безусловно, привлекает, но симпатии разбиваются о быт – недостаточно развиты инфраструктура, дороги, проблематично оформить землю – много административных препон. Но, конечно, хочется сказать и о положительном опыте, в глубинке в том числе. С привлечением инвестиций организовались предприятия в Сандовском, Молоковском районах, созданы дополнительные рабочие места. Есть примеры, когда предприниматели приезжают из крупных городов и остаются. В Старицком районе молодой москвич, кандидат наук, открыл свое дело – козью ферму. В Осташковском районе успешно работают приезжие из Санкт­-Петербурга. 

Зерна предложений

Свое видение того, что нужно сделать для увеличения таких примеров, для привлечения людей, дают руководители сельхозпредприятий. 

– Кроме инфраструктуры (это само собой – дороги, электричество) нужны сушилки, приемные пункты, молокозаводы, крахмальный завод, – говорит Сергей Конаныхин, исполнительный директор ООО «Тверская АПК». – Важно, чтобы произведенное людьми имело сбыт. Первична стратегия развития: необходимо знать, что должно быть, например, в Бежецком районе: столько­-то тонн зерна, картошки. Зерно, молоко не должны быть самоцелью, важен спрос. 

– Создать условия предприятиям, чтобы они могли предоставлять достойную зарплату и удобное жилье, – и люди поедут, – считает Виктор Филиппов, председатель колхоза «Мир». – А руководителям предприятий – возможности встречаться, делиться опытом, вместе решать вопросы, учиться на семинарах. Таких встреч стало меньше, а мы, честно говоря, скучаем по общению.

Василий Монанков добавляет:

– Очень нужны крытые сельскохозяйственные рынки и заготовительные конторы. Раньше население сдавало туда продукцию личного подсобного хозяйства (шерсть, шкуры, мясо), и это позволяло им увеличить доходы семьи на 30–40 процентов. Сейчас такой системы нет, а она была бы очень востребованной.

Поле для деятельности по оживлению полей и привлечению на них людей в регионе очень широко. Хватит работы и для властей – местных, региональной, и для федеральных служб –миграционной и по труду и занятости. И для СМИ, носителей информации, которая может стать плодотворным зерном. 

Автор: Татьяна Иванченко
18

Возврат к списку

День русской деревни в Ржевском районе прошел весело, громко, вкусно и ярко
Дым из трубы над деревянным домом, милые бабушки, коровы в поле, тихая рыбалка на речке, чистый воздух, трудолюбие и усердие – вот лишь некоторые ответы на вопрос, с чем у вас ассоциируется русская деревня. Их мы получили во второй главный день народного праздника в Есёмово, собравшем более 13 тысяч гостей.
22.07.201723:54
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость