20 Ноября 2017
$59.63
70.36
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Архив 16.04.2010

Таисия Калинина: «Во время оккупации полицаи били всю нашу семью, и меня, 11-летнюю девчонку, не пожалели»

Таисия Калинина родом с Украины, в Кашин попала в послевоенные годы. Сейчас уже давно на пенсии. Мы с ней соседки, и так вышло, что сначала она меня выручала, когда мы с мужем работали, а ребятишки были маленькими, а потом Таисия Николаевна овдовела и осталась одна, мы ее стали считать нашей бабушкой. Хотя у нее такой характер, столько энергии — никак не скажешь, что это человек преклонных лет. Всем бы такое отношение к жизни!

Таисия Калинина родом с Украины, в Кашин попала в послевоенные годы. Сейчас уже давно на пенсии. Мы с ней соседки, и так вышло, что сначала она меня выручала, когда мы с мужем работали, а ребятишки были маленькими, а потом Таисия Николаевна овдовела и осталась одна, мы ее стали считать нашей бабушкой. Хотя у нее такой характер, столько энергии — никак не скажешь, что это человек преклонных лет. Всем бы такое отношение к жизни!
А ведь она столько пережила, не дай Бог никому. В сорок первом году их шахтерский поселок оказался на оккупированной территории. Отец и старший брат Таи, Виталий, не успели уйти с Красной Армией. Гитлеровцы стали устанавливать свои порядки, ввели трудовую повинность, комендантский час. Жители обязаны были отмечаться в комендатуре и на бирже труда. На семейном совете решено было, что отец и Виталий будут пробираться к своим или искать партизан. Удалось ли им это, для семьи долгое время оставалось неизвестным. Только вскоре в дом нагрянули полицаи, мать и Таю водили на допрос в комендатуру, издевались и били, заставляли выдать родных.
— Мы твердим: откуда же нам знать, где они?! Но нас никто и слушать не хотел, — рассказывала Таисия Николаевна. — Били, ох, как били. Меня, девчонку, и то не пожалели. Особенно один лютовал, из местных, наш, поселковый. И за что только взъелся… Мама боялась, как бы со мной чего худого не сделали. Мне 11 лет было, но я рослая, крепкая, по виду за дивчину принимали. Но ничего, обошлось. Выпустили нас. Немцы на какое-то время попритихли, не так лютовали. Мама устроилась уборщицей в столовую. Они часто издевались, нарочно ведро с водой разольют, или она намоет полы, а какой-нибудь молоденький немчик подкрадется и напакостит… А иной раз так и ничего, даже позволят объедки и картофельные очистки домой взять. Мы впроголодь жили, тут уж не до гордости…
Спасение пришло неожиданно. В один прекрасный день мать с Таей встретили на базаре знакомого, деда Андрея, он жил на дальнем хуторе. До войны работал в тресте совхозов вместе с их отцом. Сказал, что немцев у них нет, и согласился приютить Катерину Петровну с дочкой у себя. Чтобы не было подозрений, мать сказала в комендатуре, что нанимается к нему батрачить. На хуторе жилось хоть и голодно, да зато не ощущалось такого страха и подавленности, как в поселке, где хозяйничали гитлеровцы.
Но однажды тишину нарушили непривычные звуки. «Гроза что ли надвигается? — подивилась Тая. — Вроде не ко времени…» — «Нет, дочка, это не гроза, это канонада. Пушки бьют, — сказал дед Андрей. — Не иначе как фронт приближается».
И точно, военные действия развернулись совсем близко. По ночам в небе полыхали пожа-рища, гул артиллерии становился все слышнее. Однажды в небе над степью обитатели хутора увидели звено самолетов с красными звездами на крыльях. Они прошли в сторону железнодорожного узла, а через некоторое время пролетели в обратном направлении. Все были целы. Хуторяне не помнили себя от радости.
Через несколько дней на дороге появились бойцы в форме красноармейцев и с ними два офицера. Они встали на постой в доме деда Андрея. Катерина Петровна рассказала офи-церам о себе, просила совета, что делать им с дочкой, где искать мужа и сына. «Оставайтесь пока здесь, — сказал офицер постарше. — Тут наша часть будет стоять, а вот за поселок и за город драться придется еще как. Освободим их, обратитесь к командованию, помогут разыскать ваших».
Обитатели дома дружились с постояльцами. Бойцы помогали деду Андрею и другим ху-торянам (всего тут жило три семьи) убирать урожай, чинить загороду. Но вскоре по команде часть снялась и ушла вперед. На их место приходили новые части и точно также уходили. Поселок освободили. Мать с Таей вернулись домой. Но вместо дома обнаружили пепелище с черными головешками. Уцелевших домов осталось совсем мало. Жители строили шалаши, мазанки. Мать обратилась в военкомат, посылала запросы, но ответ пришел лишь через год. Выяснилось, что отец с Виталием живы, воюют вместе, в одной части, даже ни разу ранены не были.
— Это такое счастье было, такое счастье! — Таисия Николаевна прижимает сухонькие кулачки к подбородку и зажмуривает глаза. — Я как на крыльях летала! В школу поступила. Людям жить негде было, вместо одежды — рванье да обноски, а школу открыли. Учиться мне страсть хотелось! Только недолго я в ученицах проходила, свалил тиф. От меня и мама заразилась. Я-то выжила, а ее… не стало… Опять дед Андрей к себе забрал. Жила там, пока не вернулся с фронта отец. Это было в конце 44-го, папу комиссовали по ранению. Он стал работать ветврачом в своем тресте, я училась в вечерней школе и работала посудомойкой в шахтерской столовой. Брат Виталий после победы над фашистской Германией служил еще на Дальнем Востоке. Домой приехал с невестой, Людой. Она родом была из Калининской области. Ну, а дальше произошло, как обычно в жизни бывает. Они с Виталием поженились, Людина родня стала ездить к нам в гости, а мы — к ним. В одной из поездок я познакомилась с хорошим парнем, Славой. Сыграли свадьбу, так я очутилась на тверской земле. Жили вначале под Торжком, потом переехали в Кашин, тут и обосновались. Своих детей у нас не было, воспитывали Сла-виного племянника, из многодетной семьи.
Сережа и сейчас не забывает свою тетю Таю, как он ее зовет. Вот только судьба его далеко забросила, в Сибирь. Он по профессии военный. Мечтает, как только выйдет в отставку, поселиться в Кашине, очень ему наш город нравится. Ну, а пока — присылает посылки, письма и открытки, как выпадает возможность — приезжает с семейством погостить.
Таисия Николаевна не тяготится одиночеством.
— Я умею занять себя, — говорит она. — Не понимаю, как это люди маются бездельем. Кругом столько всего занимательного, когда тут скучать!
Она ходит на все концерты и выставки, которые устраиваются в городе. Много читает, причем без очков, в ее-то годы! Любит цветы. У нее есть маленький огородик, она туда ходит пешком ( «Это мне зарядка!»). Диву даешься, сколько в ней жизнерадостности, доброты, природной мудрости и душевного обаяния. Рядом с ней удивительно легко и светло. Видно, не зря судьба посылает нам встречи с такими людьми. Как подумаешь, что пришлось пережить Таисии Николаевне и ее близким, — наши сегодняшние проблемы тускнеют и кажутся не такими уж неразрешимыми.
Автор: Светлана Мухина, «Кашинская газета»
37

Возврат к списку

В Твери чествовали работников сельского хозяйства
Рачительные хозяева, упорные и терпеливые труженики, наши кормильцы – это все про них. Сегодня в тверском ДК «Пролетарка» чествовали работников сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности.
17.11.201719:48
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость