11 Декабря 2016
$63.3
67.21
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Летопись16.01.2013

Броня крепка

В сорок втором рядовой Петр Пазенко прошел Долиной смерти

 Тогда этой долины еще не существовало на карте Великой Отечественной. Была обычная русская деревня с простым названием Плоское. Была неширокая река Вишенка, текущая мимо полей. И были кровопролитные сражения, превратившие мирный пейзаж в жестокую картину войны. 

Петру Парфировичу Пазенко 88 лет, но он не сдается возрасту и болезням. Рад собрать вместе большую родню (у него 9 внуков и 15 правнуков!), летом за городом выходит на утреннюю косьбу, в курсе всех новостей и всегда готов посмеяться доброй шутке. Жаль только, что начала подводить память, стираются лица тех, с кем делили на передовой последнюю горбушку хлеба. Жив ли сейчас кто-­то из его фронтовых товарищей, ветеран не знает. 

Рядом со старыми фотографиями редких встреч боевых друзей Петр Парфирович хранит ленту и знак почетного гражданина Бельского района. Их ему вручили совсем недавно, в канун 70­-й годовщины со дня окончания операции «Марс». Но о наградах ветеран говорить не любит, гораздо охотнее он рассказывает о том, как прошлым летом снова побывал на месте жестокой схватки, постоял в молчании у мемориала Славы. Сегодня он – последний из проживающих в Верхневолжье добровольцев­-сибиряков, прошедших Долиной смерти. А началось все семьдесят лет назад…

Там, где земля от крови порыжела

Между сибирским городом Барнаулом и верхневолжским городом Белым – четыре тысячи километров. Пока едешь в переполненном эшелоне, много дум передумаешь. Позади остались родной Ирбит, детский дом, Уралмаш, мастерские фабрично­-заводского училища. 18-­летний Петр только успел получить специальность токаря, как пришлось забыть о резце и взять в руки оружие. Он знал, что так будет – война шла уже год. Петр – один из бойцов 74-­й сталинской добровольческой бригады алтайцев­-сибиряков. А эшелон все ближе и ближе к месту назначения. 

Новобранцев высадили в Селижарове. Дальше предстояло идти пешком. «Пазенко!» – «Я!» – «Ты – автоматчик». И вот Петр уже держит в руках холодную сталь. На стрельбищах он бывал, но теперь все по­другому. Теперь нужно стрелять не в мишени, а в людей. Врагов. Каким будет первый бой?

Петр Парфирович признается, что уже не может вспомнить ту верхне­волжскую деревеньку, где впервые встретился лицом к лицу с фашистом. Их было много на пути в Белый. И смерть всегда ходила рядом. Однажды бригада попала в умело расставленную ловушку: немцы незаметно окружили бойцов со всех сторон. Куда бы ни пошел, раздается сухая очередь. Только успевай припадать к земле. Она спасет. Должна спасти. 

Так продолжалось десять дней. Кончались патроны, кончалось продовольствие. Голод довел до того, что ели мясо убитых взрывом лошадей. Надежда появилась неожиданно. Среди бойцов прошел слух, что сам маршал Жуков приказал прийти им на помощь и даже послал бригаде телеграмму. И слова в ней якобы такие: «Держитесь. Помощь близко». 

– Это была правда, – говорит ветеран. – 150-­я стрелковая дивизия разорвала кольцо окружения. Конечно, мы были измотаны, но держались бодро. Еще бы – снова идем вперед! И вскоре добрались до Плоского, Долины смерти. 25 ноября бригада пошла в атаку. Тогда я и поймал свой первый кусок железа. 

Деревня оказалась меж двух огней, в самом эпицентре трагической операции «Марс». Инициатива постоянно переходила из рук в руки. Казалось, что сильный удар наших с востока на запад обескровил врага. Но всего через пару недель подоспевшие фашисты взяли тысячи бойцов в «котел». Тогда Петр Парфирович еще не знал, что они – молодые солдаты и офицеры – сдерживают противника, рвущегося к Сталинграду. 

Легендарный 6­-й сибирский добровольческий стрелковый корпус только под Плоское потерял более 12 тысяч человек личного состава. Навстречу русским немцы бросали танковые дивизии, дивизии СС, гренадерские соединения. Но враг не понимал, что одновременно ослабляет свои позиции на Волге и откровенно радовался «статистике побед». Насколько правдивы эти данные, легко убедиться. Среди прочего в немецких бумагах значилось, что к декабрю 1942-­го «была полностью уничтожена 74-­я стрелковая бригада». Та самая, которая дойдет еще и до Смоленска, и до белорусской Орши. 

– Ну, что с фрицев взять, – усмехается Петр Парфирович. – Видно, решили, что раз потрепали нас под Белым, то мы больше не поднимемся. Но ведь поднялись! Хотя Плоское действительно оказалось крепким орешком: открытая обстреливаемая равнина с редкими холмиками. Фашисты заняли выгодное положение, откуда наша бригада была видна как на ладони. 

Но приказ командования сформулирован четко: овладеть деревней. Автоматчик Пазенко вместе со всеми бежал в атаку. И не сразу понял, почему не может догнать остальных, ноги словно перестали повиноваться ему. С поля боя он выбрался сам, несмотря на сильную тупую боль. Рядового тут же отправили в местный госпиталь: осколок пробил Петру голову. Гибели многих своих товарищей он не увидел и сегодня уже не может сказать, скольких недосчитался после возвращения в дивизию. А Плоское фашисты оставили только весной 1943 года. 

Двадцать дней без войны – и обратно в действующую армию. Как быть в тылу, когда другие на передовой? Поэтому вердикт врача его обрадовал: «Ранение у тебя, парень, пустяковое. Не засидишься». С фронтов приходили обнадеживающие вести: под Сталинградом хорошенько прижали группировку Паулюса. Неудача вышла у Гитлера с «блицкригом». 

Приказано выжить

Но война продолжалась. Вместе с родной бригадой Пазенко прокладывал путь вперед и автоматом, и пулеметом, брел ранним туманным утром по колено в воде, оставлял за спиной села и города. На Псковщине враг задел его второй раз – в боях за деревни Чернушки и Рожново, когда русские и немцы шли друг на друга «лоб в лоб», Петра ударила разрывная пуля. Но сибирская броня крепка, и с первого дня в лазарете доброволец Пазенко уже с нетерпением ждал, когда догонит свою бригаду. Так уж повелось у алтайца, что ранения он не считал и в санбате не отсиживался. Кто знает, может быть, поэтому и выдержал выпавшие на долю испытания?

Тяжелее всего пришлось под Оршей. К осени 1943-­го бригады уже не существовало: 74­-я и 91­-я сибирские добровольческие были преобразованы в 56­ю гвардейскую стрелковую Смоленскую Краснознаменную дивизию. По белорусской земле бойцы продвигались с трудом, неся большие потери. Немец пытался подобраться к слабеющим группам, но близко его не подпускали. Однажды Пазенко всю ночь не смыкал глаз, охранял нашу позицию. Рассчитывая легко проскочить, немцы пошли вперед, тут­-то их и встретила метко брошенная граната. За несколько секунд до этого из темноты раздавалось издевательское «Эй, Иван! Уря!», а теперь Петр услышал испуганный крик: «Цурюк! Цурюк!» Больше в ту ночь немцы не показывались. 

Четыре секунды – столько времени было у бойца, чтобы прицельно бросить «толкушку» и успеть отбежать на безопасное расстояние. Четыре секунды длиною в жизнь. Их Пазенко запомнил навсегда. Через несколько дней, двигаясь на Оршу, сибиряки наткнулись на фашистов, укрывшихся за высоким торфяным штабелем. Пулеметом их не достанешь, а выбить надо. Остается только верная граната. Если не докинешь, рискуешь и сам погибнуть, и других погубить. По неглубокой траншее Петр осторожно подобрался к «укреплению», определил приблизительное положение людей и, быстро отвинтив колпачок, замахнулся. После взрыва наступила оглушительная тишина. Казалось, все кончено. И тут оставшийся в живых немец послал ответный «подарок». Уйти рядовой не успел. 

Сквозное ранение в голову. Почти верная смерть. Но он выкарабкался. И без всякой зависти смотрел на встреченного в госпитале старого знакомого, хваставшегося полученной медалью за «подвиг» в небольшой переделке, в которой они оказались вместе. Именно Петр помог раненому товарищу добраться к своим. И наград не искал. В сорок пятом они его нашли сами: орден Великой Отечественной войны II степени, медаль «За боевые заслуги» и медаль «За отвагу».

Но главной своей наградой Петр Парфирович считает крепкую семью. После победы он служил на Дальнем Востоке, где и познакомился с Анной – своей будущей женой. Вместе они прожили более сорока лет и воспитали трех дочерей. Старшая в девяностые и «переманила» отца в Тверь. Так спустя полвека судьба снова привела фронтовика в Верхневолжье, где началась его война.
Автор: Артур Пашков
19

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В День Героев Отечества Игорь Руденя встретился с почетными жителями Верхневолжья
Сегодня, в День Героев Оте­чества, губернатор Игорь Руденя встретился с прославленными жителями нашей области. Сразу 10 выдающихся земляков собрались за одним столом. 
09.12.201622:06
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию