21 Ноября 2017
$59.27
69.67
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Безопасность 15.01.2013

Зайчата

Фотограф: Ольга Моисеева

Почему четверых малышей пришлось увезти из дома

Когда хирург вправляет смещенные кости, это очень больно. Но если они неправильно срастутся, потом будет еще хуже. 

Главная задача социальных служб, да и власти в целом – взять под защиту тех, кто сам о себе позаботиться уже или пока еще не может. Детей – в первую очередь. И порой в этой заботе о детях нужно стиснуть зубы и поступить жестко, даже если очень жаль и малышей, и их неразумных, равнодушных родителей. Может быть, прочитав эти строки, кто-то сразу объявит меня, как и старицких соцработников, «пособницей киндерхантеров». Не спешите с ярлыками – дочитайте до конца. И тогда мы вместе подумаем, что посоветовать Ирине и Алексею, чтобы они сохранили своих детей.

Условия, угрожающие жизни и здоровью

…Молодая и уже явно беременная женщина курила на больничном дворе. Завидев в подъезжавшей машине заместителя главы Старицкого района Галину Комарову, она быстро вернулась в детский корпус. 

– Это и есть Ирина Воскресенская, – вздыхает Галина Алексеевна. – То сигареты, то пиво. Уговаривали: потерпи, хотя бы пока не родишь, – ни в какую. 

В больнице Ирина лежит вместе с тремя своими детьми – четырехлетним Славиком, двухлетней Вероникой и одиннадцатимесячной Ангелиной. Подчеркиваю: вместе. Без мамы малыши не оставались ни одного дня. Им отвели отдельную палату, светлую и чистенькую, где есть все необходимое. Ангелина – чудесная малышка. Приятно смотреть, как она прыгает и заливается смехом. Но веселого вообще-то мало. 21 декабря в деревню Кузнецовку Берновского сельского поселения, что в 30 с гаком километрах от Старицы, приехала комиссия. В связи с похолоданием по поручению областного министерства социальной защиты обследовали семьи, чье социальное положение вызывало особую тревогу за детей. В Старицком районе, где незадолго до Нового года произошла эта невеселая и уже основательно нашумевшая история, в «группе риска» числятся 24 семьи. В основном, конечно, пьющие, но одной лишь перманентной родительской пьянкой или – не приведи Бог! – наркотическим угаром не ограничивается опасность, которая может угрожать детям в родном доме. В тридцатиградусный мороз четыре такие семьи жили в неотапливаемых помещениях. Пришлось ребятишек временно поместить в социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних. Кстати, три мамы об этом сами попросили, чтобы не рисковать здоровьем ребят. Вспомните, в стране были случаи, когда дети погибали от морозов.

Младших Зайцевых отвезли в больницу. Мама поехала с ними. Старший мальчик, пятилетний Павлик, сейчас в реабилитационном центре.

– Дети были застужены, нуждались в наблюдении, – рассказывает педиатр больницы Оксана Сыроежкина. – У старших ребят масса тела недостаточная, нервно-психическое развитие отстает, отсутствуют элементарные навыки. С ними же надо заниматься. А со Славиком вообще сложно – у него очень серьезный диагноз, но никакого лечения он не получает, и инвалидность ему не оформили.

У начальника территориального отдела социальной защиты Людмилы Соколовой измученные глаза. Как только не травили ее в эти дни в Интернете доброхоты со стороны – повторять неловко. Специально для них – из акта жилищно-бытовых условий проживания семьи Зайцевых от 21 декабря 2012 года:
«Дом требует капитального ремонта (…) Постельные принадлежности и белье грязные. Во всех помещениях антисанитария. В углах груды грязного белья, в доме неприятный запах, на стенах обои оборваны, потолок грязный, в паутине. В доме холодно. Окна замерзшие (…). В 12.00 печь не была протоплена, несмотря на то, что температура воздуха на улице была 30 градусов мороза. Каких-либо других отопительных приборов в доме нет. Внешний вид детей неопрятный. Гигиена не соблюдается: грязная одежда, неумытые лица. Развивающая среда для детей не создана. Дети легко одеты, малоподвижны. Продукты питания в минимальном количестве (морковь, сахар, лук, пакет супа)…». 

Комиссия пришла к выводу, что такие условия угрожают жизни и здоровью детей. Перед администрацией поселения она ходатайствовала о предоставлении семье другого жилья (с этой просьбой старицкая соцзащита уже обращалась и к местным властям, и в Торжокский район, где официально зарегистрирована Ирина). Самим родителям тоже рекомендовали позаботиться об улучшении жилищных условий. Не в первый раз. Им уже предлагали жилье и трудоустройство в других хозяйствах района, но пара неизменно отказывалась, хотя все равно собиралась уезжать из этого большого, крепкого поселения со школой, детским садиком, фермой и пилорамой, где есть работа.

Может, само рассосется?

А неделей позже на специальном совещании решали, как быть с Зайцевыми. Отец официально не работает – перебивается случайными заработками. Приусадебный участок не обрабатывают – уверяют, что здесь место плохое. Однако у старушки, которая жила здесь до них, все росло прекрасно! Ну а дом… Посмотрите на эти снимки: это же не семейный дом – это, извините, логово. В акте еще ничего не сказано о проваливающихся под ногами половицах, кое-как прикрытых старым паласом. И о кучах давно не вывозившегося мусора. О мешках с грязной одеждой в полуразобранных пристройках и коридоре (за неимением дров, которые поленились заготовить, Зайцевы просто пустили в топку стены и полы). О том, что печь пожарные вообще запретили топить – из-за прогаров. И об электропроводке – ее состояние внушало серьезные опасения. 

И ведь это был не первый тревожный звоночек. Однажды Павлик сел на ведро с кипятком – принял за горшок, а мама не уследила. Сильно обжегся, болел долго. Не раз дети маялись отравлением – мама кивала на детский сад, куда ходили старшие. Но там, кроме ее ребятишек, ни у кого не болели животики.
А в мае 2010 года Ирину привлекали к административной ответственности: в крепком подпитии она шумела и ругалась – в присутствии детей. Женщина покаялась, и штрафовать ее не стали – ограничились предупреждением. Тогда комиссия тоже отмечала неудовлетворительные условия для содержания и воспитания детей. В сентябре 2012 года ее члены вновь констатировали вопиющую антисанитарию и потребовали навести в доме порядок. 

О лечении Славика Ирине и Алексею твердят все. А что толку? Мальчику был всего месяц, когда Наталья Филонова, местный фельдшер, велела ехать с ним в больницу, к невропатологу. Чем раньше начнете, тем больше у него шансов вырасти здоровым. И что? А ничего. К специалистам – в детскую областную больницу – он попал почти через год. Прошел курс, получил назначения на дом – уколы и таблетки. Но дома ничего не делали.

«Теряют время!» – переживал врач общей практики Николай Романовский. Узнав о нашем приезде в Кузнецовку, он сам пришел на встречу.

На повторный курс осенью 2012 года мальчик не попал: родители не позаботились. И к старицкому неврологу его не привели ни разу. Детского врача в райцентре нет, но есть взрослый, и под его наблюдением можно было бы проводить назначенное в Твери лечение. При этом Ирина меня уверяла, что лечить сына не нужно: ничего серьезного у Славика нет – так врачи сказали. Само со временем пройдет!
Что это? На вранье было как-то не похоже. Может, такой самогипноз.

Вот и Алексей, по рассказам соседей и соцработников, не раз отказывался от ремонта, трудоустройства и даже заготовки дров, потому что семья не сегодня-завтра переезжает в другое место. На мгновение допустить, что переезд не состоится и придется зимовать здесь, в холодном доме, они, вероятно, не могли? Мне, кстати, глава семейства сообщил то же самое: вот-вот переезжаем. Куда? Ищу. Почти нашел… Но переезд затянулся надолго. 

Невольно складывалось впечатление, что супруги Зайцевы понимают и запоминают лишь то, что хотят, и так, как им удобнее. Это феномен детского сознания: дети что-то напрочь выбрасывают из памяти, а что-то переиначат. А то вовсе нафантазируют, а потом сами поверят. Но инфантильность взрослых людей, ей-богу, поражает. Мне кажется, эта молодая пара до сих пор жила в простодушном убеждении, что неприятности рано или поздно проходят сами собой, как насморк. В крайнем случае, кто-нибудь придет и за них разрешит все проблемы: все починит, за все заплатит, болячки вылечит и беду отведет. Но – вот незадача! – с волшебными палочками в стране напряженка. 

В канун Нового года органы опеки все же обратились в районный суд с иском о лишении родительских прав – ну сколько можно ждать? Мы же им столько времени дали. И куда они собираются перевозить своих детей, если им их вернут? 

Я, ты, он, она…

Друг Алексея Владимир Акимкин, председатель общественной организации «За жизнь и защиту семейных ценностей», гневно бичевавший в Интернете и социальные службы, и местные власти, утверждает, что кроме как от друзей и правозащитников никакой помощи семья не видела. Это очевидное несоответствие. Ирина регулярно получала все положенные пособия – больше 7 тысяч. С января денег будет чуть меньше – они с Лешей наконец оформили отношения. Он записал своих детей на себя, а раньше она считалась одинокой матерью. Ежегодно ей выписывают и материальную помощь – в минувшем году ей тоже прислали 6 тысяч. Вот только все это она получает в Торжокском районе, где у нее постоянная регистрация в деревне Кушаново. Но жить там негде – от дома остался один остов.

А старицкая социальная служба приезжает, заботится, предоставляет социальное такси. Не оставляют семью и фельдшер Наталья Филонова, которая бывает у них постоянно, и заместитель главы поселения Галина Журавлева – она живет рядышком и старается поддерживать Ирину то продуктами, то советом. Продукты Ирина берет, а вот от советов, похоже, отмахивается. Может, хоть теперь образумится? 
Сосед Николай Иванов сам им дважды огород вспахивал – только сажайте. Кто дрова предложит, кто мешок картошки даст. Этим трудолюбивым людям, несмотря на собственные заботы, далеко не безразлична судьба соседских детей. Слушая Владимира Акимкина (который, как выяснилось, в тот раз впервые переступил порог дома в Кузнецовке), они порой аж задыхались от возмущения и гневно спорили. Убеждали, что этот дом крепкий, стены и кровля еще очень хороши, только полы перестелить да навести «косметику» – всего за неделю, если не полениться, можно сделать конфетку. Поругивали Алексея за лень, Ирину – за неопрятность, но дружно признавали: детей они любят и оба еще совсем молоды.

Вот так мы сидели в этом разоренном дому, где еще недавно звучал детский смех. И думали: как быть? Цель отнять у родителей детей, разрушить семью ни местные власти, ни социальные работники не ставили, а вот еще раз обратить их внимание на вопиющую ситуацию с детьми было просто необходимо. 

– Мы же сами понимаем, что эти ребята не потерянные люди, – говорила Галина Комарова. – Но, во-первых, в таких условиях детей нельзя было оставлять. А во-вторых, они же должны понять, что могут лишиться своих детей, если не изменят образ жизни.

Районная администрация нашла съемную квартиру и помогла оформить договор – здесь Зайцевы смогут жить полгода, пока не отремонтируют дом в Кузнецовке или не приобретут новый – на средства материнского капитала и спонсорскую помощь. Разумеется, семью будут навещать – и поддерживать, и контролировать. Дай Бог, чтобы у них все наладилось. Кажется, они начали понимать, что любить детей – это не только ласкать малышей и играть с ними, но еще и усердно трудиться для их блага.

Вместо эпилога

В минувшем году в Старицком районе состоялось одно счастливое событие. Светлану Ш. и ее мужа восстановили в родительских правах, и десятилетний Максимка вернулся домой. Было дело, супруги крепко выпивали, мальчишку совсем забросили, но, оставшись в пустом доме, опомнились и взялись за ум. Служба занятости нашла вакансии, социальные работники их поддержали, и суд с ними согласился. Сейчас в семье уже двое детей – Светлана родила дочку. 

Автор: Лидия Гаджиева
37

Возврат к списку

В Твери чествовали работников сельского хозяйства
Рачительные хозяева, упорные и терпеливые труженики, наши кормильцы – это все про них. Сегодня в тверском ДК «Пролетарка» чествовали работников сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности.
17.11.201719:48
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость