27 Июля 2017
$59.91
69.68
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
P.S.14.01.2013

Ченчина горка

Фотограф: Архив "ТЖ"

Воспоминание об одной семейной традиции

 Я люблю старые новогодние открытки, скажем, пятидесятых годов прошлого века. Они очень добрые и несут печать своего времени. Розовощекая малышня, толстые и торжественные Деды Морозы, тройки лошадей в снежной круговерти, куранты на Спасской башне. 

Есть одна открытка, которая хранится у меня дома до сих пор. Таких сейчас уже не выпускают. На ней изображена семья, наряжающая елку: мама, папа, сын и дочь. Лесная красавица почти в убранстве, остались последние штрихи. Люблю рассматривать там игрушки на елке, особенно нитку флажков, мамино платье, потертую ковровую дорожку (как у нас), плюшевого мишку в руках мальчика, не хватает только нашей бабушки Василисы. 

Открытка живо воскрешает мое собственное детство, которое я ощущаю как счастливое, несмотря на то, что тогда, в середине пятидесятых, мне приходилось вместе с бабушкой стоять в очереди за ржаным хлебом. И тем не менее мы жили совсем неплохо в поселке Бельский Вышневолоцкого района. Деревянный наш дом был на двух хозяев, а за ним располагалась Ченчина горка, на которой летом мы собирали малину, а зимой скатывались на санках. На этой горке перед самой школой мне пришлось оборвать чуть ли не все кусты. Уже не помню, сколько нужно было заготовить веников, чтобы получить первые учебники.

Мои родители работали на карьере, домом в основном управляла бабушка. Однажды я ее сильно напугала, проглотив электрическую лампочку от фонарика. Спешно привели фельдшера. Мне было велено не прыгать и не лежать на животе (а то лампочка внутри загорится). Так и ходила чинно, пока проблема не разрешилась естественным образом.

Конечно, самым любимым семейным праздником был Новый год. Встречали его шумно, с соседями. На каждом столе стоял винегрет. Салат оливье заправлялся сметаной и горчицей, ведь майонеза тогда не было. А вот старый Новый год отмечался у нас тихо, по-семейному. В деревянной кадушке еще держала свои иголки елочка, потому что мы обязательно укрепляли ее во влажном песке. За окном, так же как на старой открытке, сгущался синий вечер, только вид был не городской, а самый что ни на есть деревенский: деревья в палисаднике, темнеющий неподалеку лес.

Мама и бабушка надевали свои любимые летние платья и зажигали свечу. Жарко топилась печка-голландка, кот Барсик томно вытягивался возле нее на коврике. Мы сидели за столом и ждали, когда принесут вареники. Бабушка Василиса делала их отменно: с картошкой, кислой и свежей капустой. Помню, что ели их осторожно, как рыбу с костями. А все потому, что в одном из вареников таился «секрет». Вначале это была пуговица. Но когда папин брат, гостивший у нас, сломал об эту пуговицу зуб, был придуман другой «секрет». В фарш просто стали класть кусочек сырой морковки или свеклы. Тот, кому доставался необычный вареник, считался счастливчиком и шел открывать полуночное катание на санках с Ченчиной горки.

Однажды счастливчиком стал папа. Он радовался этому, словно маленький. Мы высыпали все на улицу и стали наблюдать, как глава нашего семейства гордо поднимается с санками на вершину горки. Я, естественно, увязалась за папой. Санки были короткие, рассчитанные на одного, но мне удалось примоститься за широкой папиной спиной.

И вот мы полетели вниз. Вверху звезды, по бокам вздымается снежная круговерть. Мы мчимся и кричим «ура!» Вдруг я сползаю с санок и какое-то время еду по снежному насту ногами вперед. У меня вырывается: «Папа, я осталась!» У подножия горы всплескивают руками мама и бабушка. Дождавшись папу, все трое поднимаются мне навстречу. И я их вижу как сейчас: счастливых, с раскрасневшимися лицами. В самом деле, ребенок совсем не ушибся, только весь в снегу. Так на что же старый Новый год?
Давно уже нет в живых бабушки, папы и мамы. Но наш дом в Бельском по-прежнему стоит, там живут чужие люди. Как-то я решила его навестить и долго стояла возле ограды, вглядываясь в окошки. Это было очень непросто, потому что меня душили слезы. И все, кто хоть однажды возвращался в свое детство, меня поймут.

А стихи про Ченчину горку через много лет я неожиданно встретила в стихотворном сборнике Василия Рысенкова. Они оба с братом Михаилом талантливые тверские поэты, и у них была своя горка в родной деревне, которую они тоже звали Ченчина. Мне эти стихи очень дороги:

Помнишь, месяц стерег задворки – 
Как собака, сонный и рыжий?
Мы катались с Ченчиной горки,
Мы ломали детские лыжи.

*  *  *
В небе тучи вороньей масти,
Так обидно теперь и странно!
Мы не знали, что было счастье
Там, в набитых снегом карманах!

А ведь так оно и есть. Этот безмятежный счастливый кусочек жизни в совсем непростые времена уже навсегда вписан в судьбу. Он мгновенно оживает каждый раз, когда этого хочешь. Поэтому чаще дарите детям волшебные мгновения любви, наряжайте елки, встречайте вместе праздники. Ведь неизвестно, какие ветры им будут дуть в лицо, какие стужи встретят в чужих краях. Пусть всегда их будет согревать тепло родного очага, того самого, первого, от которого начинаются все воспоминания…

Автор: Татьяна Маркова
295

Возврат к списку

«Тверская Жизнь» узнала, как проводят лето дети
Лето диктует свои правила жизни. Хочется гулять по лесу, купаться, пить холодный квас, путешествовать, да и просто бездельничать. Поэтому именно в это время года люди берут отпуска, а у детей – каникулы. У взрослых, конечно, время отдыха пролетает гораздо быстрее.
26.07.201719:30
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость